Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
15 апреля 2020,  18:08

В простое: как переживает коронавирус белгородский малый бизнес

«БелПресса» – о судьбе предпринимателей, работа которых не связана с товарами первой необходимости

В простое: как переживает коронавирус белгородский малый бизнесФото: Павел Колядин
  • Статья

Первый шок от вынужденной остановки предприятий, не вошедших в список жизнеобеспечивающих, в апреле прошёл, сейчас часть бизнеса пытается вернуться в своё привычное русло. Однако удаётся это далеко не всем.

Миллиарды убытков

На второй неделе самоизоляции Белгородская область среди всех регионов показывала наибольший рост бизнес-активности. Число вновь открывшихся малых и средних предприятий увеличилось с 42,1% на первой неделе самоизоляции до 54,3 % – к концу второй. В целом по стране доля работающих предприятий малого и среднего бизнеса выросла до 44,4 %. Такие данные со ссылкой на крупнейшего оператора онлайн-касс «Эвотор» приводит РБК. 

Открылись магазины автотоваров, строительного и садового инвентаря, салоны связи, а также предприятия обслуживания автомобилей. И «Эвотор» логично зафиксировал рост активности в этих секторах. В простое остаются почти 46 % белгородских компаний. В их числе те, кто занят в сфере туризма, фитнес-индустрии, общепите, гостиничном бизнесе.

По подсчётам международной аудиторско-консалтинговой сети «ФинЭкспертиза», только неделя простоя принесла российским гостиницам и общепиту 18 млрд рублей ущерба. Именно такой недельный оборот был в этой сфере в марте 2019 года. Предприятия оптовой торговли непродовольственными товарами недосчитались за неделю 504 млрд рублей, производители готовых металлических изделий – 30,7 млрд рублей. Столь серьёзные цифры заставили правительство несколько смягчить режим самоизоляции, однако все представители деловых кругов сходятся во мнении, что даже с учётом смягчения многие компании не смогут вернуться к докарантинной жизни.

 

В простое: как переживает коронавирус белгородский малый бизнес - Изображение Фото: Павел Колядин

«А остался ли у меня бизнес?»

Перечисленные сферы – прерогатива среднего, малого и микробизнеса. В Белгородской области на 1 января 2020 года числилось 47,6 тыс. индивидуальных предпринимателей и 32,5 тыс. организаций. И практически каждый из них сейчас на грани жизни и смерти.

«У большинства малого и среднего бизнеса запас жизненных сил – максимум на два месяца. В условиях неизвестности предприниматели, получая даже небольшие платежи от партнёров, не будут отправлять деньги дальше, а попытаются скопить какой‑то запас», – считает предприниматель Игорь Чернов.

Он занимается производством металлоконструкций и продажей металла. Неделю простоя металлобаз он оценивает в 450 тыс. рублей чистого убытка и в около 2 млн рублей недополученной прибыли. А продержаться надо ещё как минимум месяц.

Банки заявили о готовности выдавать беспроцентные кредиты на зарплату, но на деле оказалось, что они готовы компенсировать только часть зарплаты, да и беспроцентными деньги будут только полгода.

«У меня человек получал 30 тыс. рублей, а теперь я его должен перевести на МРОТ в 12 тысяч? Кто у меня останется работать? И откуда мне взять остальные деньги? А как быть с претензиями поставщиков: они уже выставляют неустойки за срыв платежей, но деньги со счетов ушли на выплату зарплат. Я сейчас думаю: а остался ли вообще у меня бизнес?» – задаётся вопросами предприниматель.

В простое: как переживает коронавирус белгородский малый бизнес - Изображение Фото: Павел Колядин

«Ещё не закрылась, но думаю об этом»

Эти же мысли у директора турагентства Марины Анисимовой. За семь лет работы в туризме пережили не один кризис: была катастрофа над Синаем, закрытие границ, валютные скачки, банкротство туроператоров… Казалось бы, уже должен быть иммунитет к кризисам.

«С одной стороны, он немного выработался, – грустно рассуждает Марина, – но с другой – тогда‑то колбасило только туристический рынок, а сейчас всех. Не зная, что будет дальше, люди не готовы покупать товары не первой необходимости. Нас в этой ситуации ударило первыми, остальные почувствуют к сентябрю, когда начнутся сокращения».

У Марины небольшое агентство, и в нынешней ситуации это, скорее, плюс: всего 10 невыполненных заявок. Большие компании оказались на грани банкротства.

«Я ещё не закрылась, но думаю об этом», – говорит она.

Туристический продукт по цепочке собирается из многих составляющих, в которых задействованы и отправляющая, и принимающая стороны: проезд, проживание, страховка, еда, развлечения. Нынешний кризис разрушил цепь полностью. По такому же принципу полетят и остальные производственные цепочки.

 

В простое: как переживает коронавирус белгородский малый бизнес - Изображение Фото: pixabay.com

Аренда – ваши проблемы?

Федерация рестораторов и отельеров прогнозирует гибель для 90 % заведений общепита в России.

«В Белгороде и до этой ситуации количество заведений явно превосходило объём рынка и не соответствовало доходам населения. Теперь многим трудно будет перезапуститься после карантина, хотя 90 % – завышенная цифра, – считает ресторатор Александр Щеглов. – Это касается не только ресторанов. Не менее тяжёлая ситуация после недельного простоя и в непродовольственном ретейле».

Общепит, гостиничный бизнес, туризм – в числе отраслей, которые правительство официально признало в наибольшей степени пострадавшими. Условия ухудшились, а обязательства по налогам, кредитам, аренде, зарплате остались.

Правительство предлагает отсрочку по кредитам. Но с кредитными каникулами есть свои сложности. 

Арендой озаботились власти региона. Губернатор Евгений Савченко подписал постановление правительства № 138 «О принятии мер экономической поддержки в связи с распространением новой коронавирусной инфекции». По нему арендную плату и имущественные налоги отсрочат, а затем реструктуризируют накопившуюся сумму на срок до 2 лет. 

На федеральном уровне принято постановление правительства РФ № 439 от 3 апреля 2020 года «Об установлении требования к условиям и срокам отсрочки уплаты арендной платы по договорам аренды недвижимого имущества». Оно закрепило отсрочку по налогу на недвижимость владельцам торгово-офисных помещений, отодвинувшим сроки оплаты аренды и понизившим её для предприятий торговли и сферы услуг, которые пострадали от ограничений, связанных с распространением коронавируса.

 

В простое: как переживает коронавирус белгородский малый бизнес - Изображение Фото: Павел Колядин

Официально пострадавшие

Вроде бы все понимают, что нельзя выполнить обязательства, не имея возможности работать. Но понимать мало – надо заверить это на бумаге.

Выдавать справки об обстоятельствах непреодолимой силы (форс-мажора) по внутрироссийским сделкам должны региональные Торгово-промышленные палаты (ТПП). Комиссия правительства по повышению устойчивости развития экономики ещё 20 марта наделила ТПП этим правом, пояснив, что заключения необходимы для освобождения стороны, нарушившей условие договора, от ответственности в виде неустоек, пени и штрафов.

Белгородская ТПП открыла горячую линию. Я звонила на неё всю первую нерабочую, неделю (с 30 марта по 5 апреля), но так и не дозвонилась. На сайте ТПП пояснили, что основанием для признания обстоятельств форс-мажорными являются акты органов государственной власти и органов местного самоуправления, которыми вводятся соответствующие ограничения и запреты. И хотя такое постановление есть, ясности в вопросе форс-мажора нет. Белгородская ТПП лишь сообщает, что будет изучать договорную документацию на предмет взаимосвязи между неисполнением обязательств по ней и обстоятельствами непреодолимой силы. Выходит, могут и не признать такую взаимосвязь?

«Заключение мне ничего не гарантирует. Максимум – его могут принять как доказательство в суде, а в том, что суды будут, я не сомневаюсь, – рассказал на условиях анонимности предприниматель. – Сейчас я сам пытаюсь договариваться по аренде, и далеко не у всех нахожу понимание».

В простое: как переживает коронавирус белгородский малый бизнес - Изображение Фото: Владимир Юрченко

Что будет дальше

Предприниматели дают неутешительные прогнозы.

«Продажи упадут на 50 %, цена вырастет на 25–30 %. Заказы на коммерческие стройки и личные дома умрут, и когда они оживут – непонятно», – говорит Игорь Чернов.

С апреля стройматериалы разрешили продавать дистанционно. Чтобы спасти бизнес, Игорь намерен полностью перестроить работу металлобаз, по максимуму сократив контакты покупателя и продавца. Но выход из ситуации видит не только в этом.

«Для каждой отрасли существуют санитарные нормы и правила. И все, кто хочет работать, должны эти правила у себя внедрить и строго соблюдать: санитарный перерыв, обработка рук, расстановка рабочих мест на максимально возможном расстоянии и прочее. Надо определить понятные критерии для каждой отрасли и дать предприятиям работать. Экономика замедлится, но не остановится, как сейчас, – считает он, предлагая позаимствовать опыт санобработки у агрохолдингов. – Они работают не только потому, что у них непрерывный цикл производства, но и потому, что у них высочайший уровень санитарных барьеров».

Марина Анисимова считает, что модель потребления поменяется полностью. Как – зависит от продолжительности карантина и развития ситуации с коронавирусом.

«Базовые потребности у людей сохранятся: еда, напитки, одежда, а на всё, что выше, люди приберегут средства, – вздыхает она. – Отложенный спрос есть, но люди напуганы потерей доходов и не понимают, что происходит».

Александр Щеглов видит спасение ресторанной отрасли в освобождении от налоговой нагрузки на два года, хотя и понимает, что на это вряд ли пойдут.

 

В простое: как переживает коронавирус белгородский малый бизнес - Изображение Фото: Вадим Заблоцкий

Компетентное мнение

Владислав Епанчинцев, бизнес-омбудсмен, член регионального штаба по обеспечению устойчивого развития экономики в период коронавируса:

«С точки зрения законодательства происходящая ситуация не форс-мажор, а с точки зрения здравого смысла – форс-мажор, особенно для отдельных отраслей. Например, для туризма.

Другой вопрос, что не все отрасли попали в перечень правительства. Не учли непродовольственные магазины, но они несут убытки. Я озвучивал этот вопрос на заседании штаба. В протокол он не вошёл, но, я думаю, мы к нему ещё вернёмся.

Много ситуаций, которые не попадают под общие правила, но также требуют решения. К примеру, отмена или перенос уплаты имущественных налогов тем, кто работает в собственном помещении, но также терпит убытки в апреле. Зачастую это небольшой бизнес, и ему пока ничего не предложили. Или ещё ситуация: предприниматель взял в аренду две квартиры и перестроил их под хостел. Собственник квартир не желает идти навстречу и ставит перед выбором: полностью платить аренду либо расторгать договор. В этом случае не защищены ни арендодатель, ни арендатор.

В числе эффективных мер перенос налогов на полгода и введение кредитных каникул, а также открытие беспроцентных полугодовых кредитных линий на выплаты по зарплате. Есть мнение, что это никому не нужно, потому что кредиты компенсируют только часть зарплат. Но есть и те, кто такой возможностью активно интересуется.

Хорошее предложение – перенос налогов собственникам торговых и офисных площадей, готовым дать отсрочку либо скидку по аренде. Понятно, что арендаторы хотят полную отмену платы за магазины и офисы, но аренда – это тоже бизнес. Поэтому нужно компромиссное решение. Спасибо мэру за то, что он собрал крупных арендодателей и договорился о том, что они снизят плату за апрель. Мне уже написали те, кто получил за апрель скидку на аренду 50 %».

P/S Сегодня, 15 апреля, президент Владимир Путин объявил о дополнительных мерах поддержки бизнеса.

Ирина Дудка


Все материалы «БелПрессы» о коронавирусе COVID-19 собраны здесь.

 

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×