Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
27 июля 2020,  14:16

Повелитель лучей. Кто и как управляет светом на концертах белгородской филармонии

О работе осветителя «Белгородским известиям» рассказал Олег Смехнов

Повелитель лучей. Кто и как управляет светом на концертах белгородской филармонииФото: Павел Колядин
  • Статья

В световом цеху филармонии три человека. Олег здесь 3,5 года. Успел собрать световую картину под музыку Queen и The No Smoking Orchestra Эмира Кустурицы, поработать на концертах симфонического оркестра «Симфо-рок» и open air SOVA.

Прикладная работа

«Художник по свету» звучит пафосно. Художник – это человек, который «я так вижу, и я так сделаю». Наша работа больше прикладная – сделать так, чтобы оркестр на сцене было видно всем.

Художник по свету в больших театрах, филармониях работает непосредственно с режиссёром постановки и продумывает концепцию спектакля, балета. У него есть начальник светового цеха, отвечающий за все технические световые службы: людей, которые направляют приборы, меняют световые фильтры, лампы, проверяют работоспособность оборудования. Есть ещё осветители-пультовики.

У нас не так. Мы сами придумываем концепцию, сами расставляем и фильтруем приборы. В филармонии классическая театральная сцена по свету. На таких сценах идут в основном ламповые приборы, которые направляют на определённые точки. То есть берём приборы и под один спектакль всё заряжаем. Пульт театральный, это значит, на нём удобнее сохранять световые картины полностью. То есть сел за пульт, нажал кнопку – и картина набралась. Эстраду на нём очень тяжело работать, но мы умудряемся».

 

Олег Смехнов за рабочим пультомОлег Смехнов за рабочим пультом / Фото: Павел Колядин

Сделай красивую картинку

«Я нигде не учился на художника по свету. Это профессия молодая, но есть в России несколько вузов, где ей учат. Попасть туда довольно тяжело, но, отучившись, ты сможешь работать на очень хороших сценических площадках. Я окончил Белгородский государственный институт искусств и культуры, у меня два высших образования: менеджер социально-культурной деятельности и звукорежиссёр. 80 % световиков – это бывшие звукорежиссёры. Звукорежиссёров у нас очень много, а вот световиков крайне мало.

В филармонии я работаю 3,5 года. До этого работал в белгородском Доме офицеров. Сюда меня позвал товарищ, стало интересно, потому что со светом я особо не сталкивался. По сути, вся история светорежиссуры началась, когда в театрах стали ставить Шекспира. Там нанимали специальных людей, которые правильно расставляли свечи и следили за тем, чтобы они не коптили, успевали вовремя их менять, поскольку постановки были длинные.

Образование звукорежиссёра помогло в работе со светом. Любая смежная специальность – это опыт. Звукорежиссура дала мне музыкальную интуицию. А вообще именитые художники по свету говорят: не знаешь программу – сделай красивую картинку».

Повелитель лучей. Кто и как управляет светом на концертах белгородской филармонии - Изображение Фото: предоставлено Олегом Смехновым

Играем Queen

«Мы пишем световые партитуры. В среднем, чтобы написать полноценное шоу, нужно часов восемь-девять. Обычно ко мне приходит ответственный за программу или режиссёр, когда планируется, например, большой концерт. Садимся, смотрим сценарий, список произведений и думаем, что будем делать. У режиссёра, как правило, есть своя концепция, но он прислушивается и к нашим аргументам – у нас так заведено. Говоришь: «Будет некрасиво, давай по‑другому». Обсуждаем все номера, учитываем, есть ли на сцене декорации. Если концерт для детей, нужно, чтобы было весело и задорно. Но самое главное, чтобы видны были лица артистов.

Бывает, приходят и артисты, дирижёры. Обсуждаем программы и с ними. Яркий пример – главный дирижёр концертного оркестра духовых инструментов Юрий Меркулов. Юрий Дмитриевич приходит: «Мы играем Queen». Значит надо, чтобы бахало, стробило, моргало. Мы садимся с программой, он комментирует каждое произведение (грустное, например), я всё записываю, а потом полностью собираю картину.

Мы бываем на всех репетициях, потому что включаем свет на сцене. Осветители в процессе находятся дольше всех, и нам легко: уже тысячу раз программу слышали. За день-два до концерта – генеральная репетиция, по возможности со светом. На обычной репетиции оркестр может играть медленнее или быстрее, на генеральной всё так, как будет на самом концерте».

 

Повелитель лучей. Кто и как управляет светом на концертах белгородской филармонии - Изображение Фото: Юрий Боград (архив)

Дирижёр – главный

«Дирижёра музыканты на сцене прекрасно видят. У нас больше система контрового освещения, то есть в глаза им не светит. На концертах, когда нужно затемнение, мы на дирижёра кидаем отдельные лучи. Даже если мы прижали свет на сцене, дирижёра у нас шикарно видно. Он главный – его должны видеть все.

У каждого приезжающего артиста, коллектива есть технический райдер. Он распространяется и на свет со звуком. Нам присылают его примерно за месяц – две недели до концерта. Если не прислали, мы спускаемся в зал на репетицию и оговариваем детали с артистами. Например, кто‑то сильно раздражается, когда ему пушками светят в лицо. Но, как правило, все всё понимают.

Гастролирующие музыканты и группы приезжают и со своей командой. Из недавних так приезжали «Сурганова и Оркестр» с московским прокатом. Ребята приехали, поставили свой звук и свет, фермы и экран повесили. Когда приезжает прокат, вообще никаких проблем не возникает ни у них, ни у нас: им нужно дать две розетки на 380 вольт.

У филармонии нет своего выездного светового оборудования. Когда наши коллективы выезжают на концерты в область, мы при необходимости ездим с ними. Если симфонический оркестр едет с обычной классической программой, мы там не нужны в принципе. Выдаём фонарики на пульты: там им свет включают, но ноты плохо видно, плывут в глазах. Если какие‑то программы, где нужно посерьёзнее оборудование, берём его в аренду у прокатчиков.

Сейчас, летом, мы в отпуске. Когда вернёмся на работу, будем чистить, мыть, продувать, ремонтировать поломанные приборы. Тут нет какого‑то графика, но занимаемся этим летом, потом перед открытием концертного сезона, перед Новым годом и после. На Новый год, к примеру, у нас 50 сказок примерно, и каждый раз кто‑то да кинет конфетти».

Повелитель лучей. Кто и как управляет светом на концертах белгородской филармонии - Изображение Фото: Павел Колядин

Как раскрасить замок

«Технически сложными программами, на мой взгляд, были концерты симфонического оркестра «Симфо-рок». Рок подразумевает яркие вспышки, стробоскопы – там это нужно. Но музыкантов нельзя было дезориентировать в пространстве. Для них и так стресс, что нужно играть при полном свете. А тут его выключают, сильно дымят, всё моргает и мелькает, им трудно сконцентрироваться. Мы много обсуждали, продумывали концепцию, для нас такие концерты были в новинку.

Программы концертного оркестра духовых инструментов у нас частенько неслабые по свету. Но там ребята довольно адаптированные: кто‑то играет ещё и в группах, поэтому им такой свет более привычен.

Сольные концерты сложны технически. К примеру, концерт ансамбля танца: много номеров, нужно, чтобы всех артистов было видно. Такие программы мы пишем вместе с художественным руководителем ансамбля Александром Манжолой.

Одни из самых сложных программ, где мы работали, это концерты open air SOVA в замке UTARK. Во‑первых, это замок – архитектурный объект, который нужно по максимуму раскрасить, чтобы не стоял белой стеной. Во‑вторых, нужно было высветить много точек одновременно. Три дня, три разные программы. Ресурсы огромные. Оборудование для этих программ берём в аренду, ребята-прокатчики приезжают и помогают: они все свои. И свет приходилось писать днём, практически вслепую. Много технических сложностей, но это действительно интересно.

Из любимых программ назову последний отчётный концерт ансамбля танца. Ещё концерт Эмира Кустурицы и The No Smoking Orchestra на BelgorodMusicFest в этом году – он был таким атмосферным! Да и музыканты оставили впечатление: разговорчивые, общительные.

Новогодний спектакль «Тайна Снежной королевы» тоже любимый, но довольно‑таки сложный технически: нужно было сделать холод на сцене. Тепло сделать на сцене легко, а вот с холодом сложнее. Использовали много разных фильтров – от тёмно-синих до почти прозрачных. Бегали туда-сюда: фильтруешь, поднимаешься сюда, в кабинет, смотришь, чтобы всё было видно. Самое главное – сделать так, чтобы зрители в зале и на балконе видели практически одну и ту же картину. Желательно, чтобы на 100 % одну. Мы не работаем для восьмого ряда, мы работаем для всех».

Подготовила Оксана Придворева

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×