Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
15 июля 2021,  09:41

Белгородский онкодиспансер меняет старые установки на современные излучатели

За год диспансер получил два самых современных ускорителя, и один из них – первый такой в России

Белгородский онкодиспансер меняет старые установки на современные излучателиФото: Наталия Козлова
  • Статья

О том, как облучают опухоли с минимальным ущербом для здоровых тканей, рассказали в больнице.

Halcyon

«Первым в России у нас появился ускоритель марки Halcyon. Его преимущество в том, что его можно размещать в старом помещении, где стояли старые гамма-аппараты. Он имеет встроенную дополнительную защиту от радиации, – рассказывает главврач онкодиспансера Андрей Шаманов. – Имеет надёжную конструкцию и высокую пропускную способность. На нём возможно пролечить в день до 120 человек».

Эта машина первой в стране поступила в Белгород. Сейчас, изучив опыт наших медиков, аналогичные ускорители закупают в Воронеж, Курск, Тверь, Рязань.

«Так как у нас помещение маленькое, предназначено для старых гамма-аппаратов, толщина стен не позволяет установить здесь классический ускоритель. Поэтому часть дозы необходимо снизить – поглотить. У этого аппарата как раз есть поглотитель. Это важно для персонала, который работает в зоне. Пациент при этом получает необходимую дозу», – рассказала эксперт-физик по контролю за источниками ионизирующих и неионизирующих излучений Виолетта Нерябова.

Программа установки высчитывает по объёму, где находится геометрический центр опухоли, и бьёт в цель. В среднем на подготовку пациента и процедуру уходит 5–7 минут. За день через Halcyon проходят 90 человек.

 

TrueBeam

Медицинский линейный ускоритель TrueBeam более мощный, он работает в центре с марта. Производитель Varian Medical Systems из США.

В нём используются наиболее сложные и точные методы облучения – моделированная по интенсивности лучевая терапия и ротационное объёмно-модулированное облучение.

«Он имеет возможность работать на головном мозге рядом с жизненно важными структурами ювелирно. Эта машина, по сути, близка к киберножу по своим возможностям», – пояснил Шаманов.

TrueBeam позволяет не повредить излучением жизненно важные, здоровые органы и сосредоточить всю силу на опухоли.

«Система позиционирования контролирует, чтобы чётко, именно в очаг, даже в маленький, попало излучение, не повредив окружающие ткани», – пояснил главврач. 

 

Пациент при этом находится в специальном фиксаторе. В зависимости от того, какой орган съедает болезнь, подбирается удерживающее устройство. Так гарантированно не затронут здоровые органы.

У ускорительного комплекса есть целый ряд функций, которые позволяют повысить дозу в опухоли и снизить вред здоровым органам. Например – режим синхронизации с дыханием пациента.

«Это очень важно для опухолей молочной железы, лёгкого, пищевода. Опухоли грудной клетки в процессе дыхания постоянно меняют своё расположение. С помощью этого аппарата можно облучать абсолютно все локализации опухолевого процесса. Фактически с головы до пяток», – рассказал замглавврача по радиационной безопасности Белгородского онкодиспансера Павел Голивец.

В среднем на TrueBeam пролечиваются 25–30 пациентов в день. Аппарат работает в нескольких режимах излучения с разными энергиями.

«Выполняется предлучевая подготовка на томографе, затем врач оконтуривает необходимый орган-мишень, куда мы будем воздействовать. Также оконтуриваются критические органы, на которые нежелательно воздействие. И потом совместно с инженером-физиком выполняются все расчёты», – рассказал Голивец.

Стоимость установки – 271 млн рублей.

 

Жить 

«Всё оборудование поставляется в рамках федеральной программы «Здравоохранение» за счёт федеральных средств. В планах у нас замена старого аппарата ещё одним ускорителем. Сейчас монтируется за счёт федеральной программы магнитно-резонансный томограф», – рассказал Андрей Шаманов.

Эффект от внедрения новых методик лечения медики увидят через 3–5 лет. Но уже сейчас отмечают, что в регионе с каждым годом увеличивается пятилетняя выживаемость пациентов. Сейчас 56,7 % всех пациентов онкодиспансера, получивших лечение, прожили 5 лет и дольше.

«Это говорит о том, что мы лечим лучше. Это положительные результаты применения новой аппаратуры и того, что значительно увеличилась доступность современных лекарственных препаратов. Это не только химиотерапия, это и так называемые таргетные препараты, которые при наличии определённой мутации бьют по мишени, – поясняет специалист. – Заболеваемость у нас значительно выше, а смертность ниже среднероссийской».

Высокая заболеваемость – это показатель того, что больных выявляют. По словам врача, очень важно, чтобы это происходило на ранних стадиях болезни. 

 

«Тут мы без наших семейных врачей ничего не сделаем. Их задача – заподозрить рак и вовремя отправить к нам, – говори он. – В прошлом году 69 случаев из 7 тыс. выявили на нулевой стадии. Это даже не идёт в статистику как рак. Человека можно пролечить и всё. Чем лучше будет работать первичное звено, тем больше больных мы будем получать на ранних стадиях. Рак – это заболевание, которое можно и нужно контролировать, с которым можно и нужно жить. С ним можно десятилетиями жить и работать, держа его под контролем».

Наталия Козлова

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×