Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
09 февраля 2021,  09:34

Бахнем на всё село! Зачем лёгким ребятам тяжёлый рок

Бахнем на всё село! Зачем лёгким ребятам тяжёлый рокФото: Вадим Заблоцкий
  • Белгородские известия

Что играют, где выступают и о чём мечтают участники корочанской рок-группы «Второй Крым».

На встречу смогли вырваться трое из пяти музыкантов группы. Да и то спасибо обеденному перерыву. Официально-серьёзный бас-гитарист Николай – руководитель местного Центра молодёжных инициатив, в одном из помещений которого ребята сейчас репетируют; ироничный гитарист Вадим – ему пришлось убежать пораньше, потому что бросать надолго свою торговую точку нельзя; и смешливая вокалистка Алёна (которая, к слову, управляет сетью муниципальных аптек). У двух Максов – гитариста и барабанщика – подскочить не получилось. Интервью не репетиция, можно и пропустить.

Спасибо Мичурину

— Название вашей группы как‑то связано с присоединением полуострова к России? Если да, то сразу какая‑то нотка бунтарства…

Николай: Нет, за название спасибо Мичурину, который назвал нашу Корочу вторым Крымом…

Вадим: Но вы правильно подметили. Теперь получается два в одном.

Николай: Нет, ну мы бунтари, конечно… но в рамках…

Алёна: Только на сцене!

Николай: На сцене – да, отрываемся по полной. Это не то что в галстуке защищать какой‑то молодёжный проект перед администрацией района. Глава, когда узнал, что я играю в рок-группе, а Алёна поёт, – был сильно удивлён…

Вадим (со смехом): Ага, а с виду такие приличные люди!

— Вторая жизнь на сцене первой не мешает?

Алёна: Ну а что, неделю отработал, в субботу-воскресенье приходишь на репетицию – отдыхаешь. Хотя соседи, наверное, от меня вешаются, когда песни учу. Особенно такие, где нужно по­орать. Не знаю, как только терпят… Семья? Родные понимают, что нам это нравится. Уже смирились.

Вадим: Кто‑то ездит на рыбалку или охоту, а я люблю со звуком поиграть. У меня частный дом в Погореловке, и летом мы иногда на улице выставляемся. И как бахнем на всё село! Соседи выходят послушать. Раньше мне вообще девочки-фанатки записочки в почтовый ящик бросали…

Николай: Главное – выступать нам никто не запрещает. Наоборот, даже приглашают, например, в районный Дом культуры. И на День молодёжи выступаем. До пандемии по сёлам ездили – ДК собирали. Хотя раньше, когда только тяжёлое играли, не сильно звали.

Вадим: Ага, бабули говорили: «Хорошо играют!», но сразу вставали и уходили.

Николай: Как‑то играли мы в Пролетарском на фестивале «Последние аккорды лета» – год 2015-й был. «Тореро» из «Арии». А там такие басы – и сцена рядом с церковью. Тут колокола зазвонили, и бабуля, мимо проходящая, креститься начала.

Алёна: А в Волоконовке все песни встречают нормально – менталитет у людей в районах разный. Я всегда общаюсь с залом: надо, чтобы зрители где‑то подпели, а где‑то и вместо тебя спели.

Любители-«слухачи»

— Когда появилась группа, с чего начинали?

Николай: Мы с младшим братом пришли в музыкальную школу в 2008 году и попали к хорошему руководителю – ныне покойному Ивану Ивановичу Яценко. Тогда у нас много групп было: Вадим играл во взрослом коллективе, была чисто девчачья группа. А мы изначально были рок-группой: играли «Кино» – для начинающих музыкантов это самое простое – четыре аккорда по квадрату, «Короля и Шута», позже – «Северный флот» и «Арию». Но это когда навык вырос и соло захотелось. Плюс вокал был нужен соответствующий, чтобы такую музыку играть. Но из старого коллектива остался я один.

Алёна: А я петь начала уже лет в 25. В декрете сидела и вдруг поняла: так петь хочется! По­участвовала в конкурсе в Чернянке – с этого всё и началось. До «Второго Крыма» пять лет пела в эстрадном коллективе и всё хотела к ним, но вокалист был. А потом узнала: ушёл, ищут нового. Первый раз пришла – аж губы тряслись: думаю, сейчас не понравлюсь, скажут: «Иди отсюда».

Николай: Иван Иванович говорил, что мы после школы это дело забросим. Но нет: я и в университете отучился, и в армию сходил, а всё играю. И кстати, у нас в коллективе никто музыкальную школу не оканчивал.

Вадим: Те музыканты, которые её окончили, без нот сыграть не могут. А мы как услышали, так и играем.

Алёна: Ага, у нас все «слухачи»: играем и поём на слух. В процессе само приходит: и ноты, и аккорды.

Вадим: Когда сложные вещи учишь, когда их разбираешь и играешь, уровень повышается. Понимаешь, что стал на ступень выше.

— А местные власти вам как‑то помогают?

Николай: Если просим, то помогают. На струны, например, дают. Кое‑что из техники бюджетное: барабанная установка, пульт, акустика – они на меня записаны. А инструменты у нас свои. Вон, видите, в уголке Gibson Вадима стоит – он больше 100 тысяч стоит. Такая вот дорогая любовь к музыке. Хотя мы свои инструменты по домам обычно храним, а если тут, то в чехлы прячем. А вон Yamaha лежат – на них дети играют. У нас техникум рядом, приходят, просят: «Научите на гитаре!» Стараюсь хоть на полчасика остаться после работы, показать аккорды. Хотя у нас школа искусств за стенкой и есть учитель по классической гитаре. Но это маленьким лучше с нот начинать учиться, а больших к нам присылают.

Для души и для заработка

— Где сейчас выступаете?

Николай: Сейчас пандемия, а так уже шесть лет подряд нас зовут на цоевский фестиваль в Волоконовку. И у себя акустические вечера проводим по типу «ВезёлкаLive». На Новый год поиграли в прямом эфире в ЦМИ. А ещё есть наш благотворительный фестиваль «Добрый фест». В прошлом году не стали его в онлайн переводить, а в этом, даст бог, проведём нормально в апреле. Будем собирать деньги на иппотерапию для детей с ограниченными возможностями здоровья. В прошлые годы по 15 тысяч собирали: коробка на входе в зал стоит, и люди туда кладут кто сколько может. Но мы этот фестиваль стараемся провести на высшем уровне: на него приезжают уже состоявшиеся группы со всей области. В Бехтеевском ДК и оборудование хорошее, и свет классный, и подиум под барабаны есть, и звук ставим хороший – потому и на улицу не выходим. Хотя в этом году, может, придётся. Очень ждём ДК в Короче – его должны заново отстроить.

Алёна: Хотя наш район не очень к року, у нас больше вокальных ансамблей и танцевальных коллективов.

Николай: Раньше было много групп по сёлам, но они рассыпались. Кто‑то повзрослел, кто‑то занялся другим. А мы остались. В планах – создать кавер-группу с другим репертуаром. Вот у знакомого Вадима отыграли на празднике рок – и нам заплатили. А многие сейчас занимаются попсой для заработка. Вон кавер-группа «Месяц» классно бахает – мы их приглашали выступать на день рождения ЦМИ. «Невзрослей» тоже крутые ребята – на «Тавриде» выступали! Белгородцы туда пробились!

Алёна: Может, и мы когда‑нибудь там будем…

Николай: Для этого надо уделять музыке больше времени, заниматься серьёзно. Техников искать, которые выкатят на сцену подиум, выставят ту же барабанную установку, пульт. Если постараться, всё можно организовать, но это время, а зрители разве хотят ждать? А сам будешь всё таскать – руки будут трястись, как потом играть? Поэтому пока играем для себя, для души. Когда выходишь с гитарой на сцену – от зрителей такой мощный отклик…

Алёна: Да, это по‑настоящему круто! Столько позитива! Когда люди с тобой поют – это так заряжает!

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×