Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
12 ноября 2020,  11:35

Родные и не очень. Почему в расписании школьников появились новые предметы

Родные и не очень. Почему в расписании школьников появились новые предметыФото: Павел Колядин
  • Белгородская правда

Пару лет назад в расписании школьников появилось два новых предмета – родной русский язык и родная русская литература. Более того, отметки по ним решили выносить в аттестат. Новшество вызвало недоумение и кучу вопросов как у родителей, так и у педагогов. Чем, например, отличается родная русская литература от «нормальной»? Разбираемся со специалистами.

39 тысяч против

Вообще, предметы «родной язык» и «родная литература» существовали ещё в СССР. Но преподавали их в таких субъектах, как, например, Татарстан или Башкирия, где детям действительно не хватало изучения родного языка. В современных реалиях вскоре после возрождения этих предметов назрел вопрос: а что в это время делать русским ученикам? И в школах России ввели обязательное преподавание «родного русского языка».

Учителя протестовали. Идея Минобра хоть и выглядит благим намерением – приблизить подрастающее поколение к языку родных осин, но её воплощение взрывает логику даже простого обывателя. Что уж говорить о вечно загруженных учителях, которых посреди учебного года поставили перед фактом: перекроить программу, втиснув в неё часы новых непонятных предметов.

Недовольство, витающее в воздухе, публично озвучил кандидат филологических наук Павел Федорченко из Белгорода. Он составил петицию, которую подписали 39 тысяч россиян!

«Никто внятно не объяснил, почему в школах, где 100 % детей говорят на русском, где изучаются предметы на русском языке и где уже есть преподавание русского языка, вводится преподавание «родного русского языка», – поясняет белгородец свою позицию. – То есть мы получили отдельный предмет «русский родной язык», по логике вещей, противопоставленный русскому языку. Выходит, что преподавание вообще «родного языка» – победа для национальных языков, но странное положение для русского как родного».

Елена КоняеваЕлена Коняева / Фото: личный архив

Эротика прогулки

Петиция не помогла: предметы всё равно включили в учебный план как обязательные. Протестовать стало бессмысленно. Педагоги оказались в замешательстве: ни единой программы, ни учебников – непонятно, что вообще с этими предметами делать. Вскоре (сначала на федеральном, потом на региональном уровне) учителям представили разработанную программу. Но устроила она далеко не всех.

Елена Коняева в прошлом году вела родную литературу у 5–6-х классов:

«Тематика – что‑то среднее между краеведческим кружком и дополнительными занятиями по стилистике. «Родная литература» стремится заменить собой проповеди воскресной школы. В воскресной школе лучше: там знают, зачем собрались. А тут просвечивает растерянность и эклектика. Немножко о природе, немножко о сирых и убогих, добавить детское чтение почти вековой, а то и двухвековой давности… Одни и те же авторы, одни и те же произведения в 5-м и 6-м классе. «Книжка счастья» Гарина-Михайловского, басни, притчи Льва Толстого – всё это и так есть в федеральной программе».

По её мнению, многие произведения в региональную программу включены наспех, по заголовкам, а не по возрастным особенностям детей.

«Например, «Первый снег» Петра Вяземского – эротика прогулки вдвоём в тесной кибитке. Сгоряча стала читать вслух пятому классу и остановилась. Сонные на первом уроке дети рисовали и ничего не заметили. Хорошо, что не 6, 7, 8-й класс… В конце года программа предлагает почитать стихи белгородских поэтов – авторы не указываются. Нетрудно догадаться – никто из составителей ими не заморачивал голову».

Родные и не очень. Почему в расписании школьников появились новые предметы - Изображение Фото: личный архив

А между тем, подчёркивает Елена Петровна, ежегодные книжные фестивали «Белогорье» показывают, сколько замечательных, в том числе детских, книг издаётся у нас благодаря рекомендациям регионального Издательского совета. И их качество с каждым годом растёт.

Она перечисляет примеры этого года: написанная великолепным языком сказка Виктора Овчинникова «Как Марья-пращурка поганых басурман одолела», биографический роман из серии «Жизнь замечательных людей» от Александра и Бориса Осыковых – «Зоркое сердце Василия Ерошенко», повесть о детстве Сергея Мильшина «Вовка и корова Люшка», замечательного юмора сборник Станислава Тарасова «Кукубой – страна сказок», остроумные истории Вячеслава Колесника «Жила-была избушка», эссе о выдающихся людях России, о русских поэтах и русских песнях в книгах Станислава Минакова…

«Но, как говорил Пушкин, мы ленивы и нелюбопытны. Велено читать, как жили дореволюционные и довоенные дети. А чувства, стремления, мечты детей нынешних, выраженные в лучших детских книгах, удостоенных премии «Книгуру», «Белогорье», составителям непонятны или неинтересны», – сожалеет педагог.

А Павел Федорченко теперь наравне с другими предметами преподаёт и родной русский язык:

«Отношение моё почти не поменялось, хотя я нахожу, что некоторые темы действительно хорошо повторяются, – отмечает он. – Но так ведь можно было сделать, например, то же краеведение, в том числе на уровне языка и литературы!»

— Кого из местных писателей и поэтов вы могли бы порекомендовать для включения в программу «Родная литература»?

— На ум приходит несколько имён: Василий Ерошенко, Виталий Буханов, Геннадий Ураков, Александр Филатов, Евгений Прасолов. В Губкинском городском округе живёт интереснейший человек, учитель и писатель Александр Малахов, у него есть чудесные рассказы. Можно назвать ещё Николая Страхова (хотя скорее он философ и литературный критик) и писателя Владимира Фёдорова.

Павел ФедорченкоПавел Федорченко / Фото: belgorod.godege.ru

Два по 0,5

Как обстоит дело сегодня? В «виртуальной школе» новые предметы выделили в самостоятельные графы, по ним выставляют отдельные оценки за четверть и за год. Но, обзвонив нескольких родителей детей из разных школ, я выяс-
нила, что учебников по ним никто так и не видел. Дети даже не заводят отдельные тетради. Где‑то проходят того же Пушкина, не выделяя «особую» литературу в какой‑то отдельный урок. Более творческие педагоги вовсе махнули рукой на программу и, следуя аристотелевскому методу, учат патриотизму не на бумаге, а в прогулках по родному городу. По старой традиции строгость российских законов искупается необязательностью их исполнения. На бумаге новые уроки везде ведут, а по факту…

«Фактически сам учитель с молчаливого согласия администрации решает, идти ли ему по программе «родного русского» или использовать свалившиеся на него часы для изучения основного предмета. В этом смысле «два по 0,5» (дважды в неделю по пол-урока. – БП) вполне себе хороши, чем учителя и пользуются. А смысловая сторона вопроса просто игнорируется», – рассуждает Павел Федорченко.

«Ни мы, ни дети не понимаем разницу, – делится мама восьмиклассницы Ирина Комелева. – Да и предмет ведут те же учителя. Раз уж появилась такая возможность, почему бы не отдать часы изучению творчества местных авторов? Это хотя бы ближе и понятнее. Пушкин, конечно, наше всё, но разве для нас он «роднее» земляков?»

Родные и не очень. Почему в расписании школьников появились новые предметы - Изображение Фото: Вадим Заблоцкий

Найди пять отличий

Учебные пособия по родной русской литературе для 5-х и 9-х классов «будут выпущены совсем скоро» – заверил первый замначальника областного департамента образования Николай Рухленко.

«В настоящее время, по информации Министерства просвещения РФ, определены научно-методические подходы к преподаванию предмета, разработан проект примерной программы, начата подготовка учебников», – отмечает он.

Во всех белгородских школах в 1–4-х классах есть теперь предметы «Родной язык (русский)» и «Литературное чтение на родном языке (русском)», в 5–9-х классах – «Родной язык (русский)» и «Родная литература (русская)», а в 10–11-х классах – или «Родной язык (русский)», или «Родная литература (русская)». Количество часов на изучение данных предметов определяет сама школа.

Рухленко пояснил, что изучать классиков в часы родной литературы вполне допустимо:

«У классиков, относящихся к так называемому первому ряду национального литературного канона, немало произведений, которые не включены в школьную программу, но не менее интересны».

При этом он подчеркнул, что дублировать друг друга прежний и новый предмет не могут:

«Министерство просвещения РФ наконец‑то выразило позицию, что эти предметы не могут быть интегрированы в один курс. В практике региона один учебный год применялся и такой подход. Но хорошо то, что здравый смысл и педагогическая целесообразность помогли быстро от него отказаться».

У всех должно быть чёткое понимание, что «Родная литература (русская)» и «Литература» – это разные предметы, каждый из них имеет свои цели и каждый формирует свой набор личностных результатов. По родной русской литературе – это воспитание патриотизма, сохранение национальных ценностей и традиций, знание героических страниц русской истории. Соответственно этим целям должны быть отобраны и произведения, в которых ярко представлено национально-культурное своеобразие, то есть русский национальный характер, обычаи русского народа, духовные основы русской культуры. На уроках родной русской литературы должен звучать глубокий историко-культурный комментарий, подчеркнул Николай Рухленко.

По его словам, многие субъекты РФ просто расширили школьную программу за счёт включения новых произведений, другие решили изучать творчество местных писателей и поэтов. Оба варианта одобряются.

«Главный же результат изучения нового предмета «Родная литература (русская)» – это осознание значимости родной русской литературы для осмысления собственной гражданской идентичности, принадлежности к многонациональному российскому народу».


Мнение

Виталий Понских, репетитор по русскому языку и литературе:

«Загадки неисповедимой русской души, безапелляционная героика войны (это неоспоримо важно, но, к сожалению, вытесняет все другие объединяющие исторические события), тоскливый плач Ярославны на лоне родных берёз – этот абстрактный набор у школьника к старшим классам вызывает, мягко говоря, апатию к чтению. Добровольно читающих осталось критически мало. В лучшем случае пролистывают романы Донцовой или ленту «Дзена». К репетитору обращаются, когда понимают, что завалят ЕГЭ (частенько из страха, что родители оставят без карманных денег, летней поездки и т. д.)».

Знакомлюсь с новеньким – родители привели. Спрашиваю, что читал. Мычит, потом нехотя признаётся: всю классику прошёл вчера по сборнику краткого пересказа. И хорошо, если не в аудиоверсии! На вопрос «почему?», вяло парирует: это скучно, пафосно и не имеет ничего общего с его образом жизни и нынешними реалиями в принципе.

Можно возразить: подкованный гуманитарий к репетитору не пойдёт, а по двоечникам и судить не стоит. Недавно мне довелось принимать экзамен у призывников – сдавали интеллектуальный конкурс в элитные спецвойска. Пришёл в ужас. «Преступление и наказание» – это, оказывается, про проститутку. «Собачье сердце» – про Бима с чёрным ухом. Гоголь сжёг себя заживо. Другой вспомнил произведение «Тарас и Бульба». Пушкина убил барон (Мюнхгаузен, что ли?!). «Мёртвые души» – это про похищение трупов, как вам, а?

На фоне такой картинки чиновники спускают в школы ещё одно «удовлетворение потребности школьников в изучении русской литературы» (фраза из пояснительной записки к программе курса «Родная литература». – БП). Забавно, но разработчики искренне полагают, что новый предмет спровоцирует «чувство ответственности и долга перед Родиной; понимание гуманистических, демократических и традиционных ценностей многонационального российского общества».

Если что они и спровоцируют, то только отторжение этих самых гуманистических ценностей. Особенно тяжело придётся технарям: было две плохие оценки по нелюбимым предметам – стало четыре. Дети как радар: они моментально улавливают показуху. Вот пришла к ним как‑то «железная бабушка» (ветеран Великой Отечественной войны Мария Колтакова, участница Курской битвы, известная далеко за пределами Белгородской области как 11-кратный рекордсмен Книги рекордов России. – БП), так они её до сих пор обсуждают! А что им дают дополнительные часы так называемой родной литературы? Как говорится, хочешь убить в человеке патриота – заставь его любить Родину в обязаловку.


Глас народа

Мы собрали на наших электронных ресурсах комментарии белгородцев по этой теме:

  • Очередная бредовая идея. Жаль и учителей, и учеников (Анна Барабанова).
  • Ни учебников, ни тетрадей. Опять учителям сочиняй урок из головы. Если не готовы, то зачем вводить? (Галина).
  • Если нет качественных учебных и методических пособий, то зачем вводить предмет в учебный курс? Телега впереди лошади? Очередной хаос и огромная нагрузка на учителей, которые непосредственно работают в школе, плюс планирование, отчётность, журналы (якобы только один электронный), проверка тетрадей… (Алексей).
  • Я только за, чтобы мой ребёнок больше читал, но вы хоть тогда объясните, в чём разница… Пока вообще непонятно. А ведь уже не первый год… (Елена Миляева).
  • А по‑моему, идея хорошая, светлая. Но явно требует доработки. Почему бы, например, не посвятить эти часы экскурсиям по местным музеям? (Елена Ж.).
Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×