Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
15 сентября 2020,  16:38
 Татьяна Цыбенко 298

Почему не рвались мины. Как наши земляки вредили фашистам во вражеском тылу

Почему не рвались мины. Как наши земляки вредили фашистам во вражеском тылу
  • Татьяна Цыбенко
  • Белгородские известия

Наш архив новейшей истории Белгородской области хранит много тайн. Огромное количество документов уже использовалось в газетных и журнальных публикациях, при подготовке радио- и телепередач, в книгах. Но некоторые документы ещё ждут своего часа. Часто даже не предполагаешь, что наткнёшься на интересную, ещё не изученную тему.

Журнал «Огонёк» за 1968 год. Сразу на обложке — «Слава героям Курской битвы». Конечно, этот журнал привлёк моё внимание. Столько новой информации! И это в год празднования 75-летия Победы в Великой Отечественной войне.

Участник сражений на Белгородской земле — солдат-связист К. Климентов вспоминает: «Для меня это был первый бой, и так уж получилось, что крещение огнём я прошёл в одном из самых грандиозных сражений. К исходу 3 июля мы заняли боевые позиции на Курской дуге». Отделению была поставлена задача — обеспечить бесперебойную телефонную связь между наблюдательным и командными пунктами восточнее станции Прохоровка. Работы эти производились ночью под миномётным обстрелом. На рассвете началась ожесточённая бомбёжка с воздуха и артиллерийская подготовка, предпринятая немцами, а затем завязался танковый бой. Через несколько минут всё потонуло в сплошном дыму.

Связь постоянно рвалась, и связисты метались от воронки к воронке, затягивая и исправляя обрывы линий. Фашисты заметили беготню солдат, и мины стали рваться чаще. Бьют тяжёлые миномёты. Мины сыплются всё плотней. Но что это — падающие рядом вражеские мины не рвутся. В чём дело? «И вдруг разрыв: сверху стали падать какие‑то листики. Поймали один, читаем: «Чем можем, тем поможем!» Вот почему не все мины рвались! Кто ж это писал? Наши пленные или немецкие товарищи? Но кто бы ни написал это, на душе было радостно: значит там, в тылу противника, действуют наши товарищи».

Интересная тема требовала продолжения, и вот в газете «Ленинская смена» за 1985 год нахожу статью Е. Александрова «Письмо из подземелья». В ней рассказывается: механизатор Василий Тарасов при вспашке поля обнаружил 150- миллиметровый артиллерийский снаряд. Прибывшие на место происшествия сапёры вывернули взрыватель. И из горловины снаряда посыпался обыкновенный песок и вместе с ним свёрнутый в трубочку листок пожелтевшей бумаги.

«ПИСЬМО БЕЛГОРОДЦЕВ — УЧАСТНИКОВ АНТИФАШИСТСКОГО ПОДПОЛЬЯ НЕМЕЦКОГО ПОДЗЕМНОГО КОНЦЛАГЕРЯ ШВАРЦХАУЗЕН НА РЕЙНЕ — СОВЕТСКИМ ЛЮДЯМ.

1943 г.

Если кто‑нибудь и когда‑нибудь прочитает эту записку, пусть помянет добрым словом узников подземного концлагеря Шварцхаузен на Рейне. Мы, жители Белгорода, волею злого случая были угнаны на работу в Германию и стали невольными обитателями этого мрачного и страшного фашистского подземелья. Мы видим только электрический свет в цехах подземного военного завода. В жилых отсеках — вечный полумрак и сырость. Не хватает воздуха. Питаемся эрзац-хлебом и свекольной похлёбкой. Одеты в полосатые арестантские обноски. А работаем по 12 часов в сутки, изготавливая боеприпасы. У нас под землёй действует подпольный антифашистский комитет. До нас с трудом, но доходят вести с поверхности земли. Мы знаем, что Красная Армия перешла в наступление и громит фашистов. Делаем всё возможное, чтобы приблизить этот светлый день. Каждый шестой снаряд заполняем песком, землёй, различным мусором. От такой начинки взрыва не будет. Передаём родной Красной Армии наш сердечный привет и желаем ей скорейшей окончательной победы над ненавистным врагом». Далее следуют 12 неразборчивых подписей.

За этим письмом кроются неведомые судьбы советских людей, которые, не боясь жестокой расправы и даже смерти, стремились всеми силами помочь родной армии приблизить победу.

В нашем архиве новейшей истории Белгородской области хранится фонд — коллекция «Фильтрационные дела на советских граждан, вывезенных немецко-фашистскими оккупантами в 1942–1943 гг. на принудительные работы в Германию, и на бывших советских военнопленных, находившихся в период Великой Отечественной войны в немецком плену на территории Германии и оккупированных ею стран Западной Европы». По документам этого фонда мы узнаём о судьбах людей, побывавших в фашистской неволе. Эти люди работали на военных заводах Германии и стран Западной Европы. Они как могли вредили врагу.

Из дела Пелагеи Григорьевны 1923 года рождения, жительницы Курской области Чернянского района, село Бородино:

«Я попала на фабрику в город Кокензей, там мы жили в деревянных бараках, в которых было полно клопов. Послали нас работать на военную фабрику, на которой мы вырабатывали снаряды. Стояли над нами мастера, часто нас били и заставляли работать. Работали по 12 часов, работа очень тяжёлая. Кормили очень плохо: хлеба давали 200 грамм и один раз суп только — вода и брюква. И так я работала по 1945 год до освобождения». Часто мастеров ставили специально, чтобы не допустить вредительства, воровства, саботажа среди рабочих.

Из дела Петра Ивановича 1915 года рождения, село Голубино Новооскольского района Курской области:

«Вызывался на допрос в апреле 1945 года офицером гестапо по вопросу о саботаже». Пётр Иванович писал в автобиографии: «За период своей работы в Германии подвергался репрессиям за малую производительность труда: штрафом на продукты питания (хлеб, жиры) четыре раза. Был вызван в гестапо, где продержан был два дня и выпущен со строгим предупреждением. В случае неповышения производительности труда будет применена мера наказания, как при саботаже».

Он принимал участие в подпольной группе. Её цель — организации саботажа в немецкой промышленности и на железной дороге. Совершались подмены документов на вагоны, в результате грузы с военной фабрики отправлялись не по назначению. Создавалась неразбериха. Это с немецким‑то педантизмом!

Из дела Евдокии Никитичны 1924 года рождения, село Гнилое Чернянского района Курской области:

«В Германии я была в местечке Порс-Урбах, в 15–20 км от г. Кёльна, где работала на заводе «Аэросталь» по выпуску деталей для самолётов. Нас предупредили, что мы будем работать на секретном заводе, о чём мы не должны говорить, а кто будет заниматься саботажем и вредительством, мы должны докладывать. В конце 1944 года было арестовано человек 40, парней и девушек. Разговоры были, что их часть повесили, а часть расстреляли. Когда их арестовывали, то было уже холодно, лежал снег. Всех забирали прямо с постелей, в нижнем белье и босиком. Их погрузили в грузовую машину и увезли в неизвестном направлении. В момент ареста немцы многих тут же зверски избивали».

Жизнь в нечеловеческих условиях, голод, постоянный надсмотр, страх быть разоблачённым, унижения не сломили наших земляков. Они выводили из строя станки и механизмы, не полностью укомплектовывали мины и снаряды, портили оружие, путали документы. Делали всё, что было возможно, лишь бы навредить врагу и помочь нашей армии. Мы должны помнить эти подвиги, осмыслять события прошлого и беречь историческую память.

Татьяна Цыбенко, начальник отдела использования и публикации документов архива Белгородской области

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×