Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
05 февраля 2020,  15:24

«Стала легендой Куба». Почему русских на Острове свободы по‑прежнему любят и ценят

О своих впечатлениях о Кубе «Белгородской правде» рассказали те, кто там работал, отдыхал и жил

«Стала легендой Куба». Почему русских на Острове свободы по‑прежнему любят и ценятФото: pixabay.com
  • Статья

В 1960-е годы у Советского Союза были прочные политические, экономические и гуманитарные связи с Кубой, которая первой в Латинской Америке начала строить социализм. Советские люди симпатизировали Острову свободы и его лидеру Фиделю Кастро. После распада СССР эти связи сильно ослабли.

Однако сегодня отношения с Кубой начали возрождаться и крепнуть. Так, недавно в Белгороде открыли отделение Российского общества дружбы с Кубой. Его президент Алексей Лавров подписал соглашение о сотрудничестве с БелГУ.


Вклад в кубинскую журналистику

Александр Короченский, профессор кафедры журналистики БелГУ:

 

«Стала легендой Куба». Почему русских на Острове свободы по‑прежнему любят и ценят - Изображение Фото: личный архив

 

«Когда в детстве мы смотрели чёрно-белый телевизор и в нём показывали революционную Кубу и её народ, радостно приветствовавший на улицах Гаваны молодых бородачей – победителей диктатуры, то этот настрой кубинцев и непередаваемое ощущение свободы просачивались даже через замутнённый помехами экран. Детские впечатления повлияли на меня в дальнейшем.

В университете я решил изучать испанский язык по ускоренной программе, потом выбрал тему дипломной работы, связанную с кубинской журналистикой, а дальше и кандидатскую диссертацию защитил по публицистике лидера кубинского освободительного движения Хосе Марти. Он для кубинцев всё: в одном лице и Пушкин, и Ленин, хотя был просветителем, а не коммунистом. Его идеи живут на Кубе до сих пор, и даже Фидель Кастро называл его в своё время интеллектуальным отцом кубинской революции.

Впервые попал на Кубу как раз во время подготовки диссертации – с сентября по декабрь в 1987 году проходил научную стажировку в Гаванском университете по обмену. И там мои былые представления об Острове свободы изменились.

Конечно, многие мечты кубинцев, рождённые революцией, не сбылись, но всё же Куба сохранила свою независимость, и наша страна ей в этом крепко помогла. Можно даже сказать, что это был моральный подвиг советского народа, который поддержал людей, находившихся под боком у могущественной империи – Соединённых Штатов, всего в 180 км от американского берега. Кубинцы и по сей день благодарны за это советским людям.

 

Занимаясь в Гаване научной работой, я посещал кубинские редакции, интересовался их работой. Изучая армейский журнал«Верде Оливо», заметил интересный факт: когда его журналисты писали о кубинских воинах-интернационалистах, помогавших защитить Анголу от агрессии соседнего расистского государства, то не называли их имена и фамилии, не рассказывали о подробностях их жизни до военной службы. И при этом журнал стремился воспитывать у читателей патриотизм и боевой дух, верность революционным традициям.

Я поговорил об этом с редактором, и мне удалось убедить его, что такие безликие и бестелесные персонажи журналистских публикаций едва ли способны воспитывать читателей журнала. Ведь герои – это люди, которых должны знать и которыми должны гордиться их близкие, знакомые, соотечественники.

Когда вернулся на родину, пришёл новый выпуск журнала уже с фамилиями и жизненными историями воинов-интернационалистов. Рад, что удалось внести свой небольшой вклад в кубинскую журналистику наряду с обучением в своём университете кубинцев – будущих работников прессы.

Второй раз на Кубе я был уже в роли туриста четыре года назад. И обнаружил, что вместо честной бедности, которая была здесь 30 лет назад, сегодня, после распада СССР и прекращения советской помощи, всё чаще можно встретить нищету.

Устарела инфраструктура, особенно железные и шоссейные дороги. Увидел перемены в экономике, от которых выиграла часть местного населения. Эти процессы больше похожи на события конца 1980-х в СССР: на Кубе сократился государственный сектор, появились кооперативы, идёт процесс первичного накопления капитала. Но всё это происходит без политической либерализации в горбачёвско-ельцинском стиле.

 

Крокодиловая фермаКрокодиловая ферма / Фото: Леонид Гильман

Куба была и остаётся замечательно красивой страной. Каждому, кто там побывает, обязательно запомнится природа острова с её пальмами, прибоями и ярким тропическим солнцем. Туристом я приезжал в январе, температура воздуха в это время была 30–33 градуса. А лазурное и тёплое море вообще заставляло забыть, что на календаре январь.

Рад, что в Белгороде открывается отделение Российского общества дружбы России и Кубы, потому что на острове есть много людей, уважающих Россию и готовых с нами сотрудничать. Было бы неплохо, если бы кубинская молодёжь приезжала к нам учиться, как бывало раньше. Но всё же жители Кубы очень разные. Сейчас молодое поколение уже не так высоко ценит завоевания революции, как их отцы и деды. На острове бурно развивается туризм, туда приезжают многие состоятельные люди, одетые в брендовые вещи, носящие дорогие телефоны и фотоаппараты. Для многих кубинцев такие «достижения» недоступны, поэтому на острове не редкость попрошайничество, воровство и проституция. Но основная часть населения – жизнерадостные, гостеприимные, уважающие гостей люди, проявляющие особенно 
тёплое отношение к россиянам».


«Помнят русский язык и любят Россию»

Татьяна Самосенкова, профессор кафедры русского языка, профессионально-речевой и межкультурной коммуникации БелГУ:

 

«Стала легендой Куба». Почему русских на Острове свободы по‑прежнему любят и ценят - Изображение Фото: личный архив

 

«На Кубу я попала благодаря федеральной программе «Русский язык». В 2009 году мы с коллегами-преподавателями из Москвы, Курска, Пятигорска и Ульяновска две недели работали с кубинскими учителями русского языка как иностранного, читали лекции, проводили семинары и практические занятия. Привезли им в подарок методички, учебники, компьютерные программы, диски с обучением. А до этого у них практически ничего не было! Не знаю, как они умудрялись учить молодых кубинцев практически на пальцах, но даже в этих условиях владение нашим языком там стоит на хорошем уровне!

Нам устроили встречу с выпускниками российских вузов – они принесли учебники, которые даже для меня стали раритетом, вспомнили по именам своих преподавателей, рассказали, как они впервые попробовали пирожки и борщ в Москве, как жили в общежитии и гуляли по московским улочкам. Эти ребята помнят русский язык, любят Россию и стараются всячески сохранять эту привязанность, собираясь компаниями и вспоминая былые годы.

Когда мы узнали, что средняя зарплата преподавателя вуза – 20 долларов, были шокированы. Но нам объяснили, что если соотнести это с местными ценами, то выходит вполне достаточно, хотя и очень скромно. Несмотря на это, кубинцы – удивительные, общительные и верящие в будущее своей страны люди. Тогда же я впервые увидела живых революционеров, да такого толка, какими были наши в 1917 году. Они безумно любили Фиделя (тогда он был ещё жив), относились к нему как к брату или товарищу и яростно верили, что всё наладится.

 

Парк Ленина в ГаванеПарк Ленина в Гаване / Фото: Леонид Гильман

 

К этой вере располагает и сама природа острова: прилетев на Кубу, практически сразу ощущаешь полнейшую пустоту в голове и беспричинную радость. Лень и блаженство – вот в этом вся Куба.

У них нет серого неба, нависающего над головой, нет слякоти, грязи, холода, квашеной капусты и солёных помидоров зимой, а только солнце, океан, фрукты и коктейли в огромном количестве. Именно это даёт им необычайную энергию и радость. И эта радость настоящая, а не натянутая. На любой улице можно встретить музыкантов, танцоров, с которыми и сам захочешь повеселиться.

Конечно, нельзя сказать, что на Кубе всё благополучно. Средств на всё не хватает, но образование у них бесплатное, как и медицина, которой уделяется огромное внимание. Моя коллега ездила на остров в конце 1980-х и приехала оттуда в линзах. Мы никогда её без очков‑то не видели, да у нас и не было тогда такого, а на Кубе уже было.

Мы жили в отеле, обедали в ресторанах и кафе – чаще всего это латиноамериканская еда и коктейли «Мохито», «Дайкири», «Куба либре», которые совсем не похожи на наши русифицированные варианты. Там тебе рады, тебя любят и ценят, а если ещё и денежно можешь помочь, то цены тебе нет».


16-я республика СССР

Леонид Гильман, белгородский фотохудожник, член Союза журналистов России:

 

«Стала легендой Куба». Почему русских на Острове свободы по‑прежнему любят и ценят - Изображение Фото: Владимир Юрченко

 

«В 1990 году туда поехали отдыхать наши лучшие сельхозработники, позвали меня с собой, я и согласился. Только для меня это был не отдых, а интерес как фотографа, поэтому, когда наша группа ещё спала или загорала у бассейна, я вставал в пять утра и шёл снимать. Встреч с кубинцами нам не организовывали, а испанского я не знаю, так что приходилось на пальцах с ними общаться, предлагать сфотографироваться.

За 21 день на острове я работающую Кубу так и не увидел – только танцующую, поющую, карнавальную. Поразило ещё то, что мы ехали на экзотический остров, а попали в 16-ю республику СССР: тракторы наши стояли, КамАЗы и машины тоже советские, даже холодильник «Минск» у них был. Кстати, у них есть и памятник Ленину.

Запомнилось отношение к русским: для нас готовили шведский стол каждый раз (а в Союзе вообще о таком никто не слышал), в ресторане к столику подходили музыканты и исполняли своё знаменитое Bеsame mucho. Для меня в воспоминаниях Куба осталась страной любви и ярких климатических условий, а больше, казалось, ей ничего и не нужно было».


«Годы на Кубе – лучшие»

Светлана Наддел, старший преподаватель кафедры русского языка, профессионально-речевой и межкультурной коммуникации БелГУ:

 

«На Острове свободы я была дважды в роли переводчика. Первый – студенткой 5-го курса в середине 1970-х, когда нас отправили туда помогать общаться русским и кубинским специалистам: нефтяникам, геологам, строителям, преподавателям. Второй – уже в конце 1980-х два года работала по контракту на текстильном комбинате «Селия Санчес Мандулей» в Сантьяго‑де-Куба.

Мы жили отдельным городком, который построили для советских специалистов: огороженный забором, охраняемый специальными людьми, со своим магазинчиком. Мы покупали продукты по карточкам, но раз в месяц нам привозили ещё и отечественные продукты и вещи, которыми мы также могли запастись.

Комнаты убирали горничные и нередко в своих обходах подворовывали у нас картошку, конфеты и разные продукты, которые для них в новинку. Мы и сами‑то не против были с ними делиться, только они нас опережали.

В целом отношение к советским людям у кубинцев было внимательное, доброжелательное. Однажды мы ехали в командировку в западную часть страны, по дороге автобус остановили пограничники. Документы проверили и говорят: «А-а-а, советские… Проезжайте!» Нас не просто пропустили без вопросов, а ещё и черепаховым супом накормили!

 

Я считаю, что годы, проведённые на Кубе, – лучшее время в моей жизни. С удовольствием побывала бы там снова или даже поработала бы, но для отдыха нужно слишком много денег, а для работы – выносливости, которой уже не могу похвастать. К климату надо привыкать. Из самолёта вышел, а ощущение, что в предбанник попал, дышать тяжело, особенно в тех районах, где влажность и температура высокие.

Тогда я как раз поняла, почему многие жители таких государств никуда не спешат: им жара не позволяет быстро двигаться. Первое время тяжело было и в общении с местными: мало того что испанский – самый быстрый в мире язык, на Кубе он ещё и изменённый. Они сокращают слова, меняют между собой буквы, звуки нечётко произносят, и от этого понятные фразы становятся каким‑то быстрым и невнятным бредом. У меня два-три месяца на полную адаптацию ушло.

Странно было видеть ящериц у себя на стенах в комнате и в кровати, но я их полюбила, в отличие от летающих огромных тараканов и муравьёв.

Самый большой праздник у них – карнавал, ещё задолго до его начала кубинцы устанавливают в городе декорации на определённую тематику, готовят костюмы и номера. Я была на них несколько раз – ощущения непередаваемые, как будто внутри тебя праздник, обволакивающий с головы до ног.

Повсюду песни, танцы, наряженные кубинцы, напитки, угощения и всеобъемлющая музыка, под которую ты сам волей-неволей начинаешь дёргаться. Кубинцы могут по‑настоящему веселиться, не обращая внимания на материальное положение и проблемы в стране. Это в них и восхищает.

Нас, советских людей, тогда удивило, какое внимание кубинцы уделяют детям: несмотря на бедность страны, в школах-интернатах учатся ребята, полностью всем обеспеченные. А медицина – это отдельная история. Там дорогостоящие препараты были доступны абсолютно всем, если они имелись, и даже косметическую операцию можно было сделать бесплатно и при этом хорошо».

Записала Екатерина Гавриленко

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×