Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
21 января 2020,  09:49

Я старший. Как ракитянский ветеран стал примером на войне и в мирной жизни

Я старший. Как ракитянский ветеран стал примером на войне и в мирной жизниИван ЛушпаФото: Наталия Козлова
  • Белгородские известия

25 декабря Иван Лушпа из посёлка Пролетарский отметил 95 лет.

За боевые заслуги на фронте он награждён орденами Отечественной войны, Красной Звезды, почётной солдатской медалью «За отвагу». Многое сделал для Белгородчины он и в мирное время: восстановил колхоз, помогал наладить быт в селе. И сейчас Иван Егорович в строю – общается со школьниками, помогает музейным работникам. Ветеран рассказал нам о своей без малого вековой жизни.

О малой родине

Я родился в посёлке Графовка Краснояружского района. Дед переселился сюда из Сумской области, в то время границы не было. Работал дедушка у сахарозаводчика Харитоненко табельщиком. Помню, как с отцом Егором ходили в Графовке на большие ярмарки, как народ веселился. Помню, что отец пел в церковном хоре. Мать Антонина воспитывала нас, троих сыновей, по хозяйству работала.

Родители построили добротный дом. Это был период новой экономической политики, 1920-е
годы. Отец получил земельный надел, завели лошадку, инвентарь. До коллективизации жили мы неплохо.

О коллективизации

Она проходила очень тяжело. Многие (в основном бедные) сразу сдали хозяйство, а кто побогаче – упирались. Людям ничего не объяснили: для чего это делается, зачем. Надо же было агитировать, разговаривать, может, тогда бы всё прошло гладко. А так собрали скотину, кормить нечем – снова люди разобрали. Создавая ферму, всё подготовить нужно.

С большим трудом, но колхоз восторжествовал. Я считаю, это правильно, колхозы многое дали и стране, и людям – всем была работа. Мы отдали в колхоз молодую и взрослую лошадку. Доходило до смешного: скот выпускали пастись, а старая лошадь возвращалась домой. Мать кормила её и отводила назад.

В 1932 году был неурожай. Отец заболел, и ему особенно нужно было хорошее питание. Но голод охватил не только нашу местность, но и Украину, Поволжье. Люди умирали, была большая беда. Осталась мать и нас трое сыновей. Я старший.

Мать, спасая нас, меняла, продавала всё, что могла. Когда вещей не осталось, нас с младшим братом определила в детдом, а с меньшим с горем пополам питалась. Дошло до того, что тот добротный дом пришлось поменять на халупу, за счёт того и выжили. Мать забрала нас домой.

О школе

В первый класс мы пошли – нам преподавали на украинском, во второй – на русском. А говорили мы на нашем, на суржике. Школа была в Графовке хорошая. Детей много, учились даже в три смены иногда. Мне нравился русский язык, я много читал, и рисование меня увлекало, пробовал даже портреты рисовать.

Про Чапаева

Нам в детстве очень повезло. В село вернулся демобилизованный офицер Иван Вакуленко. Он собирал вокруг себя ребят – воспитатель хороший был. Рассказывал нам много. Я ему благодарен за то, что он приучал нас к порядочности, дисциплине, был нашим другом. Он научил нас играть в «Чапаева». Мы собирались по 10–15 ребят и играли. Были и Петька, и Анка, мне досталась роль Фурманова – рисовал ордена. Ребята в то время были сплочёнными, тяга к дружбе была. Как будто готовились к чему‑то, предчувствовали неладное.

О первой работе

Жили мы бедно, никак не оправились от голода. Козу, правда, завели. Взрослели мы тогда раньше, чем сейчас, приходилось. Меня в 15 лет избрали секретарём ячейки комсомола. Сделали завклубом, я в седьмом классе учился.

Учился, работал и рисовать продолжал. Сначала разрисовал стены, потом изобразил портреты вождей, начал выпускать стенгазету. Ребята помогали материал собирать: заметки о хороших людях, о лодырях, карикатуры делал. Мне за клуб начисляли один трудодень. Нарисовал одного председателя с натуры, получился хорошо, заплатил мне за это – единственный такой случай был.

Колхоз наш крепчал, был участником выставки на ВДНХ. К нам приехал журналист из Курска Михаил Обухов, он
позже стал именитым писателем. Обухов увидел мою стенгазету, расспросил председателя и захотел познакомиться со мной. Попросил показать экземпляры, у меня уже была подшивка. Отобрал несколько стенгазет и взял с собой. Михаил Михайлович предложил забрать меня в художественное училище в Курск, но мать не отпустила, я был её единственным помощником. Но он меня поддерживал: присылал масляные краски, литературу.

В 1940 году приглашают в правление колхоза и говорят: «Тебя вызывают в Москву, на выставку достижений народного хозяйства». Выдали деньги, чтобы купить одежду, и одного (в 16 лет) отправили в Москву. Там меня встретили, разместили в общежитии. Я пробыл в столице десять дней. Посетил ВДНХ, обошёл все павильоны, была среди других выставлена и моя стенгазета.

Особенно увлекла Третьяковская галерея, на оставшиеся гроши я накупил значков, репродукций картин, открытки, меньше на еду израсходовал. Мои любимые художники – Репин, Поленов –
все наши передвижники. Они и сейчас любимы.

Об оккупации

Как гром с неба – объявляют войну, каникулы как раз начались. Мы собрались и поехали строить противотанковые заграждения под Суджу. Разбились на отряды по 10–15 учеников, рыли большие траншеи, чтобы танк проваливался и не мог выбраться. Может, они и пригодились, но навряд ли – массовое отступление. Мы остались на оккупированной территории.

Комендатура, полицейские… и наши были, и присланные. Нашёлся кто‑то, рассказал, что я работал на советскую власть. Меня спрятали в амбаре, мать еду носила. Она обратилась к бургомистру, он помог, но сказал не выделяться и уходить жить в другое место. После я узнал, что его немцы расстреляли.

У меня тётка жила в соседнем хуторе, у неё я и прятался. Просил найти партизан, узнавал, как попасть к ним, но не получилось. Прибежал мой братишка в хутор, где я прятался: «Ваня, сожгли полицаи жилище, искали тебя». Всё сгорело: и дом, и все мои художества…

Потом февраль 43-го, нашу территорию освободили. Приехал офицер и говорит, что может призвать нас без военкомата. Нас ребят 30 было, переночевали, взяли котомки и пошли защищать родину.

О войне

Мы разместились недалеко от городка Мирополье. Однажды выстрелы по нам, прямо на плацу: один упал, второй, третий. Оказалось, немцы оставили на колокольне пулемётчика, и он обстреливал округу. Несколько ребят погибли от ранений, родители их забрали, похоронили. Нас тогда на учёт ещё не взяли.

Потом нас командировали дальше, уже по‑настоящему готовили быть бойцами и командирами. Я обучался в группе разведчиков. Вместе учились ребята из Ракитянского, Краснояружского, Борисовского районов.

В июле 43-го направили в действующую часть. Держали оборону до самых Сум. Сражались на южном фасе Курской дуги. С боями двигались дальше, освобождая территорию Украины. Форсировали Днепр, сапёры кое‑что подготовили: плотики, лодки, брёвна. Река широкая, начали переплывать – немцы повесили осветительные ракеты, стреляют. Бойцы падают, тонут. Наш батальон под обстрелом перебрался на правый берег.

Дальше пошли освобождать Молдавию, перешли Карпаты, освободили Румынию, Венгрию, Чехословакию и под Прагой отметили День Победы. После продолжил служить в центральной группе войск, которая стояла в Вене.

О мире

Демобилизовали в 1947 м. Вернулся домой, сразу пригласили в сельсовет – принимай дела. Сначала секретарём, потом председателем. Год был тяжёлый, голод, беднота, нет ни коров, ни лошадей, ни волов, а восстанавливать надо.

Объявили набор добровольцев в тридцатитысячники. Меня отправили в отстающий колхоз. Село забитое, после войны не оправилось: хилые хатёнки, соломой крытые, всё разорено, клуба нет. Одна грузовая машинёнка-полуторка и тракторишки. Справились. Начали заводить живность, коров, свиней, пасеки, выращивать свёклу. Привезли лес для стройки. Выучился в совпарт­школе, заочно в сельхозинституте на агронома.

Женился я, сразу как вернулся. У нас три сына и две дочери, семь внуков, 13 правнуков и один праправнук. Богатый дедушка! Читателям «Белгородских известий» я желаю крепкого здоровья. Страна была в тяжёлом положении, мы поднимаемся, всё сложится. Бодрого настроения, не унывать и жить долго, как и я!

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×