Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
28 декабря 2019,  12:04

Детством пахнет. Почему в доме Михайловых больше месяца стоит нарядная сосна

Детством пахнет. Почему в доме Михайловых больше месяца стоит нарядная соснаФото: Вадим Заблоцкий
  • Белгородские известия

За окном совсем не декабрьская погода: растворяются в тумане многоэтажки, горожане ёжатся от сырости, пока им празднично подмигивают гирляндами витрины. Из серого пейзажа выбиваются жизнерадостно-зелёные островки ёлочных базаров: Новый год на пороге, время наряжать ёлку пришло. За этим мы едем в ивнянское село Сухосолотино в гости к супругам Михайловым.

Игрушки с историей

У Николая Михайловича и Екатерины Корнеевны своя предновогодняя традиция – ставить в доме и украшать ёлку 20 или 21 декабря. Ну а мы приехали как раз 20-го.

Практически украшенное, высотой под потолок новогоднее деревце блестит от разноцветной мишуры, огоньков гирлянд и ёлочных игрушек.

«Игрушки нашего детства», – говорит хозяйка дома и крепит к пахучей сосновой ветке чуть затёртую временем Шамаханскую царицу.

За сосной Николай Михайлович ездит на ёлочный базар в Ивню или курскую Обоянь – расстояние примерно одинаковое, около 30 км.

«Натуральное дерево детством пахнет. Сейчас у нас сосна, а одно время мы ставили ёлочку. Но она быстро осыпается. И в песок ставили, и воды добавляли – что только не делали, но иголки к 1 января уже лежат, – рассказывает хозяйка. – Игрушек добавляем каждый год по две-три. Многие ещё родительские, мы их сохранили».

Почти у каждой ёлочной игрушки в доме Михайловых своя история.

«А вот этой точно лет 60 будет! – Екатерина Корнеевна достаёт из‑под наряженной сосны симпатичную, заботливо починенную бумажную кошечку в пышной белой юбке. – Кажется, мама говорила, что в Харькове её покупала».

Вот стеклянные бусы – не на сосне, правда, а в коробке.

«Помните: «Бусы повесили, встали в хоровод»? – спрашивает Михайлова. – В моём детстве нам на ёлочку шили платья – мы же все снежинки да Снегурочки были – корону делали из битых ёлочных игрушек, а потом надевали эти бусы. И бабушка говорила: «Только не разбейте!» Не бусы было жалко, а переживала, чтобы (Екатерина Корнеевна и три её сестры. — Прим. авт.) не порезались. И мы их вешали ещё на ёлочку».

Под ёлкой Дед Мороз и Снегурочка – им скоро 35 лет исполнится. Их Михайловы купили, когда ждали первенца – их сын Алексей родился в конце января. Тогда же в молодой семье появилась традиция: убирать новогоднее дерево после дня рождения старшенького.

«Ну как можно: Рождество, потом старый Новый год, Крещение, как‑то грех её выносить. А потом: «Да что там осталось до Алёшиного дня рождения?» – улыбается Екатерина Корнеевна. — Вот так и стоит она нарядная».

Детством пахнет. Почему в доме Михайловых больше месяца стоит нарядная сосна - Изображение Фото: Вадим Заблоцкий

Пошла навстречу

Николай Михайлович коренной сухосолотинский. А Екатерина Корнеевна (как говорит сама, из села «через дорогу») из Новосёловки, но с раннего детства жила в Белгороде. Выйдя замуж, по второму кругу вернулась в деревню.

«Познакомились в доме моего дяди. Он был мастеровой мужик, ремонтировал радиоприёмники, мотоциклы, телевизоры. Муж как раз должен был прийти из армии, и его родители накануне отдали в ремонт магнитофон сына, он за ним при­ехал. А я же наслышана о Коле: «Женихи из армии придут!» – рассказывает супруга. – Выхожу, смотрю: стоит такой скромненький. Спрашиваю: «Это и есть Коля Михайлов?» Уж не знаю, что я себе там напредставляла! А потом уже в городе как‑то мы перехлестнулись. Звонки пошли, и он предложил: поедешь в деревню? И вот приехала».

«Пошла навстречу, – говорит Николай Михайлович, чуть улыбаясь глазами. И как будто читается во взгляде: вот какую красавицу я на родину привёз!»

«Нарожали сразу двух мальчишек. Я в школе работала и до сих пор работаю», – говорит его жена.

В Сухосолотинской основной школе Екатерина Михайлова – директор. Николай Михайлович работал инженером, парторгом и почти 30 лет главой сначала Сухосолотинского сельского совета, а потом сельского поселения. Год, как вышел на пенсию.

Супруги вспоминают: первый семейный Новый год праздновали в доме родителей Николая Михайловича, где и жили после свадьбы. Через пять лет построили собственный дом.

Как к рукам матери

«Смотрю на родительские игрушки и думаю: прикасаешься к ним, как к рукам матери», – признаётся Екатерина Корнеевна.

А Николай Михайлович говорит: некоторые их новогодние украшения, хоть «морально устаревшие», но связаны с добрыми воспоминаниями. Одно из таких: как сначала их родители, а потом и сами Михайловы ездили перед Новым годом за покупками в Харьков.

«Телёнка, гусей зарезал к Новому году, всё туда везли продавать», – говорит Николай Михайлович.

«Я помню, родители держали гусей, ехали с ними на базар и всегда потом привозили одежду, игрушки, конфеты», – добавляет хозяйка.

Или ещё одно тёплое воспоминание: как почти всем селом встречали праздник в местном клубе. Вечером собирались там, за час до полуночи расходились, отмечали наступление Нового года с семьёй или гостями, а потом высыпали из тёплых домов в морозную ночь – на центральную площадь, в клуб на гулянье. Хлопушки, бенгальские огни, улыбки, поздравления, музыка, а к рассвету домой. Подросли у Михайловых сыновья и перехватили эстафетную палочку такой традиции.

Детством пахнет. Почему в доме Михайловых больше месяца стоит нарядная сосна - Изображение Фото: Вадим Заблоцкий

А перед Новым годом бегали в тот же клуб на костюмированный праздник. Входной билет один – костюм. Да не просто прийти и в сторонке отсидеться, а показать его и защитить. Нарядилась цыганкой – так спляши, стал на вечер одним из мушкетёров – читай отрывок из Дюма.

У Николая Михайловича свои зимние воспоминания. Главная ёлка Сухосолотино на площади – его забота.

«Сначала была конструкция, к которой крепили ветки, а потом стали целую привозить. И в школу, и в садик вёз заодно на прицепе», – вспоминает он.

А ещё, рассказывает, договаривался с коммерсантами, чтобы они сами в село торговать соснами заезжали, потом объявлял сухосолотинцам о приезде. Живые новогодние деревца до сих пор популярны в селе.

Новый год по‑семейному

— Что раньше в новогоднюю ночь должно было быть на столе? – расспрашиваю Екатерину Корнеевну.

— Холодец обязательно. И тогда готовили, и сейчас готовим, – сразу называет она блюдо № 1. – Котлеты обязательно, а ещё гусь. Вот сейчас гуся запекаем целиком, а тогда резали его на кусочки и жарили. Я помню на столе своих родителей капусту, огурцы, помидоры – одним словом, соленья.

— Винегрет горой, – добавляет из своих воспоминаний Николай Михайлович.

— Оливье на столе появился, когда я была в шестом или седьмом классе. Ещё бабушка пекла пироги к празднику – гости же собирались. А нам, детям, конфеты. А вообще нас редко в новогоднюю ночь за стол сажали.

— Вы, когда повзрослели, тем же самым угощались?

— У нас уже пошли изыски кулинарные. Появилось много салатов, нарезки, тарталетки. Даже и наши дети сейчас по‑другому стол накрывают. Уже у них нет такого, чтоб скатерть была не видна из‑за блюд. А у нас стол только так заставляли: вдруг кто в гости заглянет!

Новый год у Михайловых – всегда семейный праздник. Молодыми встречали его с родителями, а когда сыновья подросли, уже, как говорит хозяйка, отмечали своей фамилией, а 1 января навещали ближайших родственников. Теперь Николай Михайлович и Екатерина Корнеевна ждут на праздник из Москвы и Белгорода сыновей Алексея и Андрея с невестками и двухлетнего внука Егора. Ждут, готовят подарки и наряжают ёлку, которая тоже непременно их всех дождётся.

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×