Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
26 сентября 2019,  12:00

Душу наружу. Как работает студия, где все актёры – люди с ментальными нарушениями

Журнал «ОнОнас» рассказывает о белгородской театральной студии «А-Фишка»

Душу наружу. Как работает студия, где все актёры – люди с ментальными нарушениямиЗанятия в театральной студии «А-Фишка»Фото: Вадим Заблоцкий
  • Статья

«Здравствуйте». – «Здравствуйте!!!» Меня приветствуют шумно и радостно: ещё бы, зрители здесь нечасты, разве что родственники, ждущие конца репетиции. Новые люди – это волнительно, ответственно и полезно, потому что сейчас идут финальные репетиции и скоро показ.

Студия

Почти полгода участники разрабатывают спектакль «12 месяцев» по драматической сказке Маршака, и это их первая большая работа.

«Я долго не могла понять, какой материал давать моим подопечным, – рассказывает Ирина Глотова, руководитель студии. – Прощупывала, пробовала разное. Давать детское – это оскорбление для взрослого человека, а взрослое может быть слишком тяжело. Баланс нашёлся в стихотворениях, пантомимах, миниатюрах. Мы принимали участие во многих фестивалях, конкурсах и выступали наравне с остальными участниками. Я поняла, что пришло время ставить полноценный спектакль».

Ирина руководит студией с 2015 года. У неё два образования, на первый взгляд несочетаемых – логопед-дефектолог и режиссёр массовых праздников.

 

Руководитель студии Ирина Глотова Руководитель студии Ирина Глотова / Фото: Вадим Заблоцкий

«Думала, что весь мой предыдущий опыт мало подходил. Однако сейчас вижу, что мы делаем то же самое, что и в любом другом театре: разминка по методике Мейерхольда, скороговорки, пластические этюды. Инвалидность у всех разная, у многих трудности с речевым аппаратом, моторикой, некоторые даже не читают. И моя цель в том, чтобы участник студии мог сделать больше, чем он мог до начала занятий».

Ирина обаятельная, собранная, со строгой причёской и в строгой юбке.

Она совсем не заботится о профилактике выгорания и не выстраивает рекомендованных психологами границ: например, берёт трубку, если вечером ей звонят подопечные.

«Значит, человеку нужен совет, и я рада, если могу помочь. Мне родные говорили сначала: «О боже, Ира, как ты с ними работаешь, это же так тяжело!» Скажу так: не тяжелее, чем с любыми другими людьми. В начале у меня был предрассудок, что от людей с ментальными нарушениями непонятно чего ожидать. Это ерунда. Они меня многому научили, понаблюдайте за ними внимательней».

Душу наружу. Как работает студия, где все актёры – люди с ментальными нарушениями - Изображение Фото: Вадим Заблоцкий

Открытость

Первое, что бросается в глаза, это невероятная экстравертность участников студии. Не нужно долго думать, чтобы понять, что люди чувствуют: все эмоции написаны в позах, мимике, словах. Если кого‑то раздражает, что другой забыл текст, он не будет поджимать губы и тактично выжидать паузу, а громко цыкнет, взмахнёт руками и осуждающе вдохнёт.

Если звучит смешная шутка – зальётся хохотом во весь голос, от души. Если интересен другой человек – не будет ломать комедию, а немедленно даст это понять. А если кого‑то любит, то об этом будет знать весь мир.

Оля и Миша любят друг друга, и их любовь обескураживает. Она абсолютно проявлена – никаких игр, подвохов, чувства льются щедро и изобильно. Ребята ни на секунду не расцепляют рук, нежно целуют друг друга, касаются спин, и, когда для группового фото им предлагают разомкнуть объятья, чтобы встать в ровную линейку, они почти с ужасом восклицают: «Зачем?!»

Оля бойкая и артистичная, Миша более сдержанный и закрытый. Ребята встречаются около полутора лет, и уже познакомили друг с другом родителей.

«Мы все втайне готовимся к свадьбе, – улыбается Ирина. – У меня спрашивали: неужели такие люди способны на чувства, привязанность? Ещё как способны. Они очень трепетно относятся к дружбе, к отношениям, берегут их и поддерживают. Это то, чему стоит поучиться у них, – быть искренними, открытыми, внимательными к чувствам других».

Оля и Миша Оля и Миша / Фото: Вадим Заблоцкий

Упорство

На сцене около 20 человек, и это почти вся постоянная группа. После разминки все расходятся по местам, и начинается репетиция.

Спектакль движется бодро, ритмично, у каждого есть своя большая или маленькая роль. Иногда актёры забывают текст или произносят его нечётко – сказывается волнение от присутствия посторонних в зале.

Оля чувствует себя на сцене уверенно и помогает каждому, кто растерялся:

«Возьми хворост! Уходи за правую кулису! Спроси меня, как прошёл урок!» – громким шёпотом подсказывает она другим актёрам.

После своей сцены она быстро убегает за кулисы, и они снова сплетаются с Мишей. От их нежности и взаимности невозможно оторвать глаз.

Ирина ставит музыку, помогает чётко произнести речь, напоминает, что будет в следующей сцене. Между актами занавес закрывается, и слышно, как ребята суетятся за сценой, меняя декорации.

 

Душу наружу. Как работает студия, где все актёры – люди с ментальными нарушениями - Изображение Фото: Вадим Заблоцкий

«Печь! Тащи пе-е-ечь!» – слышится громкий шёпот, а затем грохот бутафорской печи.

Самая сложная сцена – групповая, где на сцене почти все. У иных актёров всего одна-две реплики, и им бывает сложно уследить за сюжетом.

«Январь, что ты забыл у Февраля? Твоя фраза сразу после Апреля!» – подсказывает артистам Ирина.

Маршак написал отличную сказку. Она глубокая и красивая. Наблюдать за историей – одно удовольствие, даже несмотря на запинки.

«Посмотрите на актрису, которая играет падчерицу, одну из главных ролей. Она была очень замкнута и молчалива, и это просто невероятный прорыв для всех нас. Я вижу, как тяжело порой даётся людям развитие, как трудно бывает двигаться или красиво говорить, но они не унывают, а с поразительным упорством продолжают заниматься, репетировать, повышать свой уровень».

Душу наружу. Как работает студия, где все актёры – люди с ментальными нарушениями - Изображение Фото: Вадим Заблоцкий

Жизнелюбие

В театре нет волонтёров, и декорациями, костюмами, музыкой и т. д. в основном занимается Ирина и близкие самих актёров.

«Причина простая: у нас играют такие люди, к которым окружающие относятся, скажем, напряжённо. В работе требуется чуть больше терпения, всё происходит немного медленнее, и волонтёры уходят. Я решила, что лучше мы будем справляться своими силами, потому что люди привязываются и, когда волонтёр уходит, переживают, чувствуют вину, грусть и обиду. Все прекрасно понимают, что происходит».

После репетиции Людмила не спеша идёт на остановку. Ей, наверное, около 50, у неё пушистые наращённые ресницы, наушники, небрежный рыжий хвостик.

«Под Новый год я решила сделать себе подарок и набила татуировку на предплечье. Без всякого скрытого смысла, просто красивая картинка котика, которая меня радует и поднимает настроение. Если я себя не порадую, то никто меня не порадует, верно?»

Людмила увлекается не только театром, но и художественным чтением, любит петь и ходит на работу – она занимается уборкой.

 

Душу наружу. Как работает студия, где все актёры – люди с ментальными нарушениями - Изображение Фото: Вадим Заблоцкий

«График у меня довольно плотный, и я постоянно на бегу, чтобы везде успеть. Но я люблю такой ритм. Вы знаете, как это бывает: чем больше делаешь интересных дел, тем больше хочется? Я везде хожу сама, мне не нужны сопровождающие, как это принято думать про ментальников. У нас многие работают, заводят отношения и, в общем‑то, живут обычной жизнью. Правда, мы в основном общаемся между собой, потому что остальные люди опасаются, что ли. Что я могу на это сказать… Да вы сами всё видите».

Да, мы сами всё видим, Людмила. Если захотим.

Ольга Алфёрова

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×