Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
17 августа 2019,  15:51

Землемер, страж межи. Зачем кадастровому инженеру стрессоустойчивость

Землемер, страж межи. Зачем кадастровому инженеру стрессоустойчивость
  • Белгородские известия

Профессия землемера-землеустроителя всегда была авторитетной, особенно на селе. Но связана она и с большой опасностью.

После революции на землемеров часто нападали и кулаки, и недовольные переделом крестьяне. Даже в спокойное время межевание и установление границ участков сопровождали конфликты, но уже не между красными и белыми, а между соседями. Неслучайно Леонид Брежнев, работавший у нас в 20-х годах прошлого века землеустроителем, купил браунинг.

Со временем египетский треугольник, бечеву и леску землемеру заменили современные приборы, появилась спутниковая привязка к точкам. И называть его стали кадастровым инженером. Но суть работы не поменялась. С чем сталкиваются современные землемеры, что нового в профессии, а что по‑старому, рассказала кадастровый инженер Екатерина Сыромятникова.

Раньше и сейчас

Знать землемеру всегда нужно было много. Это геодезия и высшая геодезия, геометрия, математика, черчение, архитектурное планирование, юриспруденция. Сегодня добавилось знание компьютера. Хотя раньше было проще, конечно. Приехал землемер с треугольником, нарисовал от руки. Подписал акт, внёс сведения и всё. Сейчас работа поменялась кардинально. Спутниковое оборудование требует привязки по точкам, разбивки. С данными работаем в специальных программах и согласовываем с учреждениями от Росреестра до администрации. Техника постоянно совершенствуется, постоянно меняются нормативные акты, поэтому каждые три года кадастровый инженер проходит курсы переквалификации. Зато работа сама по себе очень интересная и увлекательная.

Не на земле, а в офисе

Основная работа у кадастрового инженера проводится не на земле, как многие думают, а в офисе. Прежде чем выехать на место и провести межевание, к примеру, нужно выполнить огромный фронт работ. Сначала проверяешь участок на соответствие сразу нескольким стандартам, потом право­устанавливающие документы. Определяешь, есть ли точки с координатами X и Y. Изучаешь картографический материал и много чего ещё. И только потом выезд на место и работа на земле. Выезжаешь до съёмки и приезда к человеку в поле на пункты и привязываешься к ним по спутниковым данным. А после опять пласт работы: заказ сведений, создание плана, внесение его в реестр.

Самое скандальное – межа

Работаем мы с людьми, компаниями, риелторскими агентствами. Оформление участков, установление границ, межевание. Последнее – самое скандальное, и часто наша работа идёт параллельно ссорам и судебным разбирательствам.

Ситуации бывают разные. Процентов 30–40 межеваний без конфликтов не обходятся. Однажды меня попросили подснять сарай – узнать, выходит он за границы участка к соседке или нет. Та с вилами выскочила, бегала вокруг нашей машины, пыталась на нас наброситься. Но самое смешное – через месяц пришла к нам заказывать межевание. Она была в шоке, да и мы удивились. Но мы конфликт не развивали. Всё сделали. И даже не напомнили ей.

Переделывать старое

Очень часто спорные ситуации возникают из‑за того, что раньше мерили менее точно. На бумаге у соседей участки 20 на 30 метров, а по факту 17 на 30. Приходится делать межевание по‑новому, вычислять нужные точки.

Потому работа и хлопотная, но необычайно интересная. Стараемся все спорные вещи объяснять. Решать конфликты на месте. Зато когда всё сделано и всё зафиксировано и оформлено, человек уже полностью защищён от любых правовых казусов.

Годами судятся за сантиметры

Иногда мы участвуем в судебных выездных заседаниях. На одном у нас было сразу два кадастровых инженера. Я одного соседа представляла, а мой коллега – второго. Между соседями стояло два забора, и разница между ними 10 сантиметров. Ни тот, ни другой уступать не хотел и считал, что это именно его сантиметры. И судятся за них уже не один год! Вкладывают огромные деньги, юристов нанимают, кадастровых инженеров.

Таких случаев очень много. Потому в нашей работе главное – стрессоустойчивость. Чуть что‑то не понравилось, люди кричат, матерятся. И тут главное – не поддаться, оставаться спокойным. Иногда заказчики нас не понимают, не унимаются, тогда мы возвращаем аванс. Правда, через какое‑то время большая часть возвращается, извиняется и ведёт себя нормально. Поначалу сколько слёз было, а потом привыкла. Когда заканчиваешь дело, стараешься побыстрее всё забыть. Иначе никаких нервов не хватит.

Вообще телефон землемера очень популярен. Бывает, что и посреди ночи звонят, пытаются что‑то выяснить по меже. Особенно если выпили.

Корпоративная этика

С коллегами мы общаемся хорошо. Написанных правил, кодекса какого‑то, как у юристов, к примеру, у нас нет. Но мы всегда понимаем друг друга. Бывает, когда заказывают соседние участки и соседи не могут договориться, мы сами встречаемся и решаем как специалисты. Без эмоций и нервов.

Работа мне нравится именно сложностью. Выполняешь особенно мудрёный заказ с множеством привязок. Восстанавливаешь по документам всю цепочку – от создания здания или выделения участка. И когда всё сделаешь, чувствуешь настоящее удовлетворение. И от сделанного, и оттого, что человеку помог.

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×