Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
20 марта 2017, 18:59
 Ольга Алфёрова 3971

Терпсихора Егора. Как белгородские танцоры попали на федеральный канал

Накануне отъезда группы The First Crew на съёмки в Москву «ОнОнас» встретился с её основателем Егором Титаренко

Терпсихора Егора. Как белгородские танцоры попали на федеральный канал Фото Владимира Юрченко
  • Ольга Алфёрова
  • Статья

Студия TFC съела воз и маленькую тележку собак на хип-хоп-хореографии, и об этом прознали серьёзные люди. Ребят пригласили в числе 11 лучших команд страны на телешоу «Танцуют все!» канала «Россия 1».

Теория

Егор с 12 лет занимался в театре танца «Стиль» и, будучи в основном составе, стал четырёхкратным чемпионом мира. Он преподавал хип-хоп-хореографию, и в 2008 году открыл собственную школу танцев The First Crew. За ним пошли многие его ученики. Вместе они стали первопроходцами в развитии хип-хоп-хореографии в России – до этого направление было в зачаточном состоянии.

«Я знал о танцах только то, что видел на белгородских сценах. Это называлось танцевальными шоу: шпагаты, верёвочки, работа мышцами, поднимание девочек. Только по‑моему, это не танцы, а акробатика, где музыка просто играет фоном, сопровождая трюки. Я тогда уже понимал, что нашёл себя, что буду танцевать, но не был доволен, мне что‑то не давало покоя. И однажды увидел на ютьюбе записи танцев американских хип-хоперов. Мой мир перевернулся: я понял, для чего рождён, чем буду заниматься всю жизнь.

Главная фишка американской хореографии это то, что они не танцуют под ритм, а полностью воплощают музыкальный рисунок телом. На мой взгляд, танцы от не-танцев отличает именно это: обыгрывание битов, «циков», слов, колокольчиков и прочих крохотных звучков, которые обычным ухом можно и не услышать, зато это будет отлично видно, если вовремя акцентировать жестом».

Егор Титаренко.
Егор Титаренко.
Фото Владимира Юрченко

Сегодня в студии занимаются около 70 человек по шести направлениям: хип-хоп хореография, брейк-данс, дабстеп, паппинг, джаз-фанк и хаус.

«Я провожу в студии каждый день с 12:00 до 22:00, посетил более 50 мастер-классов лучших танцоров со всего мира. А что ещё делать? Кино смотреть, бродить по улицам? Другое мне просто не интересно. Мне не нужен отпуск, потому что я занимаюсь любимым делом. Если тренироваться три раза в неделю по часу, результат появится очень не скоро. Нужно работать. Танцевать может любой человек, требуется лишь трудолюбие и время. У нас в студии расслабляться не получится – это для тех, кто готов пойти далеко, на очень высокий уровень.

Я нередко сужу разные фестивали и, к сожалению, вижу, что многие занимаются фигнёй. Родители думают, что отдали ребёнка на танцы, а на самом деле – на гимнастику. У него отличная растяжка, но он не чувствует музыку, не понимает, что с ней делать».

Ударный труд и страсть на грани одержимости принесли результат: в прошлом году The First Crew выиграли все соревнования, в которых участвовали. В 2014-м они стали первой российской командой, которую пригласили на один из самых престижных танцевальных фестивалей в мире – Body Rock Competition.

«После этой поездки слетели все оковы. Мы поняли, что нет ничего нереального, всё возможно, нет никаких границ в мире – только в сознании. Когда у России были сложные отношения с другими странами, мы всё равно ехали туда танцевать, и везде нам были рады. Политика не способна проникнуть в нашу область: здесь люди, для которых важно кое‑что другое».

Фото Владимира Юрченко

Несмотря на то что в копилке группы более 50 побед на мировых и российских конкурсах, они остаются тёмными лошадками, малоизвестными широкой публике.

«Для меня это очень странная ситуация: в США в определённых кругах нас знают больше, чем в Белгороде. Я часто говорю своей команде, что мы отстаиваем честь города, белгородцы за нас болеют, но на самом деле таких немного. Это, например, как сосед Фёдора Емельяненко по лестничной клетке: для него Фёдор не звезда, а просто один из соседей. Мне кажется, местные не в курсе, что здесь, в нашем городе, живут и работают самые сильные танцоры российского хип-хопа России и этим можно гордиться.

Прошлогодняя победа в Берлине давала право представлять Европу на соревнованиях в США. Поехали на конкурс парни, которые заняли второе место. Знаете, почему? У нас все поездки за свой счёт — соревнования, визы, перелёты, гостиницы… Приходилось даже кредиты брать. Мы пробовали получить поддержку от города, но, похоже, это никому не интересно».

Практика

— Есть ли мода на танцевальные стили?

— Новые направления появляются вместе с новой музыкой: с популярностью электронной возник тектоник, под хаус, соответственно, стали танцевать хаус, и так далее. Сегодня, мне кажется, любят джаз-фанк: это то, что в клипах Бейонсе, например.

— Как выработать свой фирменный, узнаваемый почерк в танце?

— Если посмотреть на любой конкурс, то видно, что большинство танцуют абсолютно одинаково. Тщательно, качественно, но – безлико. Нет уникального стиля. Нужно рисковать, и зритель либо воспримет это как бред, либо решит, что это гениально. Какой смысл постоянно быть на 25-м месте, то есть как все? Либо первое, либо последнее. Быть статистом неинтересно. Для нас такой подход пока срабатывает.

 

 

— У вас есть уникальный стиль?

— Считаю, нам удалось его создать, и с этим согласны многие авторитетные танцоры. Наша фишка – это наличие многолинейности, когда одни танцуют под слова, другие – под басовые биты, третьи ведут мелодию. При этом все двигаются одновременно, рассказывают одну историю. Мы стараемся обыгрывать даже громкость фраз. Ни один из номеров не удастся исполнить под другой трек.

— Сколько времени уходит на создание номера?

— Мы можем работать очень быстро, если нужно. Если спешки нет, то для полноценного номера может потребоваться месяц и больше. Здесь несколько факторов. Прежде всего, нужно найти глубокую, интересную музыку, которая будет заводить всех танцоров, иначе ничего не получится. Второе – придумать движения и структуру номера. Поскольку я занимаюсь этим уже очень давно, могу сделать всё быстро. И третье – выучить и отработать номер с танцорами. У меня сильная опытная команда, так что с этим нет проблем.

Результат

— Расскажи про участие в шоу «Танцуют все!».

— Всё решилось однажды утром по звонку на мобильный. Конечно, мы довольны, что мастерство команды оценили и пригласили на шоу. Наша группа из самого маленького города, и это тоже очень подстёгивает. Лучшие команды разных стилей, суперкрутые ребята в своём деле в течение восьми эфиров будут пробовать себя в незнакомых жанрах. В России сильные народные танцы, бальники, би-бои, да и в целом мы очень хороши – это признают во всём мире. Только в уличных стилях, в частности, в хип-хоп-хореографии, у нас провал, что мы и стараемся изменить.

 

Первое выступление The First Crew на шоу «Танцуют все!». Видео телеканала «Россия 1»

 

— Не хотел попробовать себя в «Танцах» на ТНТ?

— На мой взгляд, там средний уровень, я не смотрел даже особо. У нас занимался крутой танцор Никита Горбунов. Сейчас у него своя студия в Москве, он как раз делал постановки в «Танцах» и рассказывал о том, как сильно влияние продюсеров на номер: это должен быть понятный и доступный массовому зрителю танец. Для меня же очень важно сохранить наш авторский почерк, нашу музыку, иначе зачем вообще нас позвали?

— Что значит быть успешным танцором в России?

— Наверное, создать авторское шоу типа «Тодеса». У нас к танцорам, особенно парням, относятся пренебрежительно. До сих пор, правда! Хотя телешоу и популяризировали танцы. Даже очень крутые коллективы в России не особо котируются. На Западе работа танцора уважаема, там это так же круто, как быть баскетболистом, или играть в футбол у нас. Танцоры сцены, в клипах – равнозначные с исполнителем артисты, у нас – на заднем плане, закулисные герои.

— Не думал переехать туда, где больше перспектив?

— Не вижу смысла. Не место красит человека! Мне здесь нравится, и я не считаю, что где‑то условия будут лучше. Для того чтобы заниматься любимым делом едва ли нужно куда‑то ехать.


для комментариев используется HyperComments
Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×