Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
11 сентября 2014, 12:01
 Александр Куликов 5591

Виктор Навоченко: Из футбола нужно делать шоу

Интервью с нашим земляком, бывшим футболистом Виктором Навоченко, – в спортивной «Смене»

Виктор Навоченко: Из футбола нужно делать шоу Виктор Навоченко. Фото Александра Куликова
  • Александр Куликов
  • Статья

Когда я узнал, что в Белгород приехал Навоченко, футболист, поигравший за ЦСКА, калининградскую «Балтику» и камышинский «Текстильщик» тех времён, когда он играл в еврокубках, я не мог не встретиться с ним. Кто как не он может рассказать много интересного про спорт миллионов и поделиться своим мнением по поводу многих вопросов. Валуйчанин, начинавший заниматься футболом в Старом Осколе, оказался приятным собеседником и рассказал много интересного.

«У них из-под ног летели искры»

– Виктор, расскажите, как Вы попали в футбол.

– Им я начал заниматься в Старом Осколе. Первый тренер – Дмитрий Дмитриевич Коссе. Летом играли на «Кожаный мяч», зимой – на «Золотую шайбу». Всегда нравились игровые виды спорта. Хоккей больше всех, но дворцов тогда не было, зимы стали плохими, льда не было, и я полностью отдался футболу. Это было в классе третьем-четвёртом, зимой тоже мяч гоняли. Выступал в первенстве области по юношам, затем по взрослым, а потом в «Салют» позвали. Это было сразу после школы, в 1987 году, мне тогда было 16 с половиной лет. Первый матч помню смутно: было сумасшедшее волнение, заполненные трибуны. Полтора года проиграл, затем призвали в армию.

– В армии как с футболом дела обстояли?

– Первый год никак, а во втором забрали в спортроту. Я служил в Подмосковье, там была команда «Выстрел». На первенстве вооружённых сил играли. Никаких призов и медалей мы не выигрывали. Вернулся в Белгород, во Вторую лигу, команда уже называлась «Энергомаш». Тут ещё два года поиграл: в последнем сезоне мы играли в Первой лиге, а я, несмотря на свою позицию полузащитника, забил девять мячей. А затем уехал на три года в камышинский «Текстильщик».

– И прорубили там окно в Европу.

– Да, мы сразу же заняли четвёртое место и попали в Кубок УЕФА. Интересно было посмотреть другой футбол, это всё-таки Европа. Плюс ответственность, ведь ты уже представляешь свою страну, а не только клуб. Первый раунд мы прошли, обыграв венгерскую «Бекешчабу» по сумме двух матчей – 6:2, а во втором вылетели: французский «Нант» оказался сильнее – 2:1 и 2:0. А в предыдущем туре наш сосед, волгоградский «Ротор», тоже от них пострадал (улыбается).

– Тяжело было играть против «Нанта»?

– Конечно, он ведь в том году стал чемпионом Франции. Там играли Кристиан Карамбё, Николя Уэдек, Клод Макелеле. Поначалу волновался, а в игре втянулся и не обращал внимания. Это ведь только сначала кажется, что против тебя играют какие-то сверхъестественные футболисты, а так они такие же люди.

– Ажиотаж в городе был сумасшедший?

– Это да, но мы свои матчи проводили в Москве, так как наш стадион не лицензировали из-за большой удалённости от аэропорта. Болельщиков из Камышина за счёт клуба привозили на трёх автобусах, кто-то добирался сам. Поддержка у нас была, но на таком большом стадионе, как «Динамо», естественно, сами понимаете, как это выглядело и на сколько он был заполнен.

– Атмосфера на выездном матче какая была?

 – Против 33 тысяч отчаянно болеющих за своих выходить было непривычно. Но, как говорится, чем больше зрителей, тем лучше театр. Правильно? Так бы было на каждой игре… Футбол ведь такая вещь, что без зрителей это ничего, он тогда и футболистам не нужен. А давление тогда началось ещё под трибунами. Мы стояли в тоннеле для выхода на поле, а игроки «Нанта» стали стучать ногами об асфальт, и из-под их металлических шипов летели искры, и при этом они кричали. Мы не понимали, что кричат, но всё-таки психологическое воздействие они оказали.

– Почему «Текстильщик» развалился?

– Да всё просто – денег не стало. Спонсорами ведь были текстильная фабрика и Волгоградская область. В области сменилось руководство, фабрика тоже перестала тянуть, как и город. И всё – банкрот.

Через Калининград в Европу

– Почему Вы ушли в «Балтику»?

– А она как раз вышла в Высшую лигу. Три года мы на этом уровне продержались. Но опять же всё упёрлось в финансы – губернатор сменился, и «Балтика» вылетела. А интерес был бешеный. Почти каждый матч трибуны битком, приходило 18 тысяч зрителей. Калининград просто болел футболом. Коллектив тоже подобрался отличный, руководство всё было подчинено одной цели. Мы были крепким орешком. Мастерством мы не могли противостоять тому же «Спартаку», а за счёт коллективизма и самоотдачи у нас многое получалось. И я считаю, мы нормально выступали.

– Как в ЦСКА попали?

– Контракт с «Балтикой» закончился, и мне оттуда позвонили и пригласили на просмотр. Это был вызов, я мог остаться и в «Балтике», но если ты выбрал профессию футболиста, то надо стремиться всё выше и выше, а не просто играть. Нужно ставить перед собой задачи и выполнять их, стараться чего-то добиться. Мне сразу было понятно, что в ЦСКА будет намного сложнее, но я очень рад, что там оказался, сыграл в 16 матчах в том сезоне, завоевал бронзовую медаль чемпионата. К тому же попал в другой мир, ведь клуб с традициями, интерес к нему огромный, давление со стороны болельщиков, которые ждут только победы, инфраструктура. Да почти всё было в новинку.

– В еврокубки опять же вернулись.

– Где бесславно вылетели из-за норвежского «Мёльде». Первый матч выиграли, а в ответном 0:4 проиграли. Тяжело объяснить такой провал, просто это футбол. Как пропустили первый гол, так что-то с нами произошло: мы надломились, команда рассыпалась. А у соперника наоборот выросли крылья после этого мяча, и удача была на их стороне – в наши ворота залетало практически всё. После матча командой ужинали в ресторане, так к нам подходили болельщики и бросали шарфы к нам в ноги, говорили много неприятных вещей.

– И опять Вы сменили клуб.

– Да, перебрался в раменский «Сатурн». Мы первый круг закончили, по-моему, на пятом месте, а закончили на седьмом – нормальный результат. Там только всё начиналось выстраиваться под Премьер-лигу. У нас была возрастная команда, процентов 60 которой играло вместе ещё в Камышино. Тренер Сергей Павлов решил опираться на знакомых ему людей. Но в итоге он обновил состав, и я уехал в Элисту.

– Не жалеете об этом этапе?

– Нет. Я ведь уже в возрасте был, но ещё не наигрался. А «Уралан» поставил задачу выйти в Высшую лигу – мы её выполнили, заняв второе место. Пошёл процесс омоложения команды, под который попал и я. На этом моя Высшая лига закончилась. Да и «Уралан» там недолго продержался. Опять всё упёрлось в финансы. Футбол стал неинтересен руководству республики.

– Завершили карьеру Вы довольно поздно. Почему так?

– Всё хотелось играть. Но сейчас думаю, что надо было раньше заканчивать. Ведь большая разница: завершать в Премьер-лиге или во Второй. Да и тренерскую карьеру раньше надо было начинать. До тридцати семи доигрался.

– На улице узнают?

– Бывает (улыбается). Подходят люди, говорят приятные слова, напоминают иногда какие-то моменты, которые я уже забыл.

Виктор Навоченко.
Виктор Навоченко.
Фото Александра Куликова

Трижды вошедший в одну реку и война с Сапоговым

– Чем сейчас занимаетесь?

– Пока безработный. А когда учился в Высшей школе тренеров, позвали помощником в тверскую «Волгу». На следующий год я стал главным. Но в конце сезона меня сместили, а через полгода позвали обратно. Поработал ещё год, и опять пришли другие люди и меня уволили. Затем была Академия «Динамо», и снова позвали в Тверь. Провёл там два года, контракт закончился. Сейчас в поиске.

 – Задачу выполняли?

– Первые разы я ж недорабатывал, а так да – пятое место занимали. Запомнилось, как мы его завоевали в мой первый приход. Это случилось на последней минуте последней игры. Мурманский «Север» с точно такой же задачей нас опережал и уже начинал праздновать свой успех, а тут мы забили и обошли их. Испортили им праздник. А ещё я с «Волгой» добирался до 1/4 Кубка России. Только на этой стадии уступили питерскому «Зениту». Почти всех соперников в дополнительное время обыгрывали. «Рубин» побеждали, тогда стадион, наверное, впервые в истории Твери был битком. Но против «Зенита» тренировал уже не я – меня к тому времени уже уволили, ведь команда шла на девятом месте, не хватало глубины состава. А коллектив футболистов был отличный. У меня там Сапогов, кстати, играл.

– Тяжело с ним было?

– С Алексеем пришлось повоевать. Он парень языкастый. Когда его в запас посадил за то, что на поле слишком много разговаривал, а не играл, он сильно возмущался. В итоге нашли общий язык, и он взялся за голову и хорошо провёл сезон. Потом Лёха уехал в Учалы, откуда добрался до Премьер-лиги. Хотя никому раньше был не нужен. Я его взял после первой же тренировки, когда он к нам просмотр пришёл. После первого тайма решил оставить в команде. А до этого Сапогов в Зеленограде играл, где больше ругался, чем делом занимался.

«Раньше режим нарушали чаще»

– Какое главное отличие футбола середины 1990-х и современного?

– Раньше не было искусственных полей, все играли на натуральных.

– А что лучше: играть на искусственном последнего поколения или на «кочкодроме»?

– А что лучше: искусственная кожа или натуральная? Конечно, настоящий газон. Ведь это влияет на физические кондиции, на суставы, на травматизм вообще. Настоящее есть настоящее.

– Болельщики изменились?

– Конечно. Раньше футбол больше любили и болели за свои команды всем сердцем, фанаты были не такие, как сейчас. Новое поколение изменило всё коренным образом. Да и отношение к футболу у самих игроков изменилось.

– В чём это выражается?

– Мы после тренировок оставались, индивидуально занимались, футболу подчиняли всё своё время. А сейчас придут, потренируются два часа и убежали. Но отношение к футболу изменилось: более профессионально теперь к нему подходят. Хотя нарушения режима как были раньше, так и остаются. Но сейчас такого, чтобы кто-то с бодуна на тренировку пришёл, стало меньше, да и не могут уже тренироваться в таком состоянии. Думаю, что прежнее поколение просто крепче было. Скорее всего, это связано с экологией и техническим прогрессом. Тогда мы пропадали днями во дворах, а сейчас все дома за компьютером сидят.

– Про нынешние условия для футболистов что скажете?

– С нашими, конечно, не сравнить. Мы на «Икарусе» из Белгорода в Молдавию ездили. Да и в Крым на сборы тоже. То ещё удовольствие. Из развлечений были только карты, а поспать нормально можно было только на заднем сиденье. А поля какие раньше были – после дождя устанешь шипы от грязи чистить.

– При пустых трибунах приходилось играть?

– Только на сборах, а так во Второй лиге народ не особо на стадион ходит. Вообще, раньше намного больше людей приходило на футбол.

– С чем это связано?

– Думаю, что со временем у людей стало больше развлечений. Технический прогресс не стоит на месте. Раньше что было – телевизор да поход на футбол. Жизнь стала другой, теперь людям есть куда себя деть.

– И как вернуть болельщика на трибуны?

– Надо играть хорошо и рекламировать всё это дело, делать из футбола шоу. Зрителей надо завлекать на трибуны. Интерес надо подогревать, чтобы они ходили на футбол, как в кино, театр или цирк. Порядок на трибунах навести, чтобы с детьми можно было приходить.

Другие материалы о спорте читайте в свежем номере газеты «Смена».


для комментариев используется HyperComments
Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×