Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
25 июля 2014, 17:45
 Александр Куликов, Евгений Ромашов 4423

Белгород простился с Юрием Васильевым

Сегодня на стадионе «Энергомаш» прошла церемония прощания с лучшим бомбардиром в истории белгородского футбола

Белгород простился с Юрием Васильевым Юрий Васильев. Фото Юрия Бограда
  • Александр Куликов, Евгений Ромашов
  • Статья

Проститься с легендой белгородского футбола пришло более полутора сотен человек – спортсмены, воспитанники, болельщики, друзья Юрия Николаевича.

На стадионе собрались известные в мире белгородского футбола люди: Александр Соколов, братья Ермаковы, Руслан Желтоноженко, Тимур Богатырёв, Пётр Потешкин. Были среди них те, кому посчастливилось лично видеть игру знаменитого форварда, и те, с которыми он делился своими знаниями и навыками, – воспитанники детского тренера Васильева.

«Я сам тренировался у Юрия Николаевича. Он был очень хорошим и добрым человеком. К тому же он легенда моего любимого клуба. Я не мог не прийти сюда сегодня и не отдать ему дань уважения», – рассказал Юрий Ващенко, один из тех, кто поддерживал «Салют» на фанатском секторе.

Почтить память знаменитого форварда, в своё время отказавшего от перехода в московский «Спартак», приехал и бывший мэр Белгорода, ныне проректор БГТУ им. Шухова Георгий Голиков.

«Раньше, когда ещё не была застроена Харьковская гора, а город заканчивался там, где сейчас находится его центр, для белгородцев было два развлечения – гулять по городской площади и ходить на стадион, который всегда был забит под завязку. И многие зрители ходили смотреть именно на игру Юрия Васильева. Когда в 1968 году наша команда вышла в Первую лигу, всем нашим футболистам присвоили звание мастеров спорта. А тогда оно ценилось очень высоко! Каждый такой человек, да ещё и в командном виде спорте, где получить его гораздо сложнее, был гордостью своего города. И он был настоящим патриотом нашего Белгорода! Даже отказался переходить в московский «Спартак», в эту великую команду! Мы все запомним Юрия Васильева навсегда. От нас уходит не только великий футболист, но и человек», – сказал Георгий Голиков на церемонии прощания.

Все вспоминали, каким тренером был Юрий Николаевич, как любили его дети, как он беспокоился о том, что в Белгороде осталось мало мест, где можно играть в футбол, и, конечно же, о том, каким великим игроком он был.

Завершилась траурная церемония кругом почёта – машина с гробом Юрия Васильева под аплодисменты проехала вокруг поля, на котором Форвард № 1 белгородского футбола многие годы радовал зрителей забитыми голами и прекрасной игрой.

Похоронили легенду спорта на кладбище «Ячнево».

 

«БелПресса», отдавая дань памяти футболисту, публикует отрывки из интервью Юрия Николаевича Васильева, вышедшего в спортивной «Смене» год назад, 31 июля 2013 года.

 

 

– Как сумел щуплый 15-летний парнишка без подготовки в ДЮСШ в октябрятско-пионерском возрасте попасть в команду мастеров?

– В принципе – случайно. Отец работал на котлостроительном заводе («Энергомаш»), а мать – проводницей на железной дороге. Так что я больше у бабушки на Супруновке обретался. Там на пустырях и в футбол гоняли: ворота – деревья или кирпичи. А заметили меня, когда 17-летние юноши «Динамо» собрались играть со сверстниками из группы подготовки команды мастеров. Они меня и позвали, хоть и был на два года младше. «Профессионалов» мы обыграли – 4:1, три мяча – моих. Тренер спартаковцев Геннадий Стефанович Юрченко тогда и сказал: «Чтоб завтра был у нас на тренировке!»
Пару лет поиграл за юношей 1949-го года рождения, выиграли зональный турнир, опять я кому-то три гола забил. Стали подпускать к основе, где и заиграл в 1967-м, в 18 лет.

– Первый официальный гол отложился в памяти?

– По-моему, 2:1 мы выиграли у «Авангарда» из Коломны (1 октября 1967 г.– прим. авт.), при счёте 1:1 улетел с центра поля, обвёл вратаря и закатил мяч в ворота.

– В следующем году – уже 23 забитых гола и приглашение в молодёжную сборную СССР.

– Да уж, как в сказке: «Лужники», турнир первой, олимпийской, молодёжной и юношеской сборных, рядом живые Хурцилава, Шестернев, Бышовец! Конечно, мы обыграли только юношей, и то в серии пенальти. Пятый, решающий, никто бить не хотел: в «раме» юный Вячеслав Чанов, тогда ещё никому не известный, но не забьёшь младшим – засмеют. «Что вы стоите, говорю, – когда ещё в «Лужниках» забьёте?!» Взял мяч, пошёл – и забил. Мог бы там ещё не раз забить, если бы в «Спартак» поехал».

– А ведь звали не только в «Спартак».

– На том самом турнире меня приглядел первый секретарь обкома Ворошиловоградской области, три раза потом в Белгород эмиссаров присылал. Кстати, через пару лет их «Заря» стала чемпионом СССР, так что прохлопал я своё счастье!

– Белгородские синицы показались осязаемей залётных журавлей? Или пора сказать о местном патриотизме?

– Не люблю, когда о патриотизме шутят или о верности клубу легко говорят, но и слишком пыжиться и изображать себя героем тоже не буду. Молодой я был, и когда меня отец уговаривал остаться, аж до слез дошло, причём с его стороны. Мол, тебя здесь уважают, мне тоже Чефранов лично руку жмёт, а теперь, чтоб ты остался, семье трёхкомнатную квартиру завод даёт! Короче, остался, получили трёхкомнатную на Шершнёва.

– И всё-таки один город сумел прервать на год домашнюю карьеру.

– Смоленская «Искра» – команда армейская и частенько приглянувшихся игроков забирала к себе по методу ЦСКА и СКА. Я как раз спортфак БГПИ окончил, а смолянчанам в нашей игре пару мячей забил (общий счёт 4:1, сезон 1973 г. – прим. авт.). Так и забрали меня осенним призывом на год, как было положено после вуза.

– Неужели покровители футбола не могли прикрыть от армии?

– В те времена с этим вопросом лучше было не мудрить, вполне можно было и на неприятности нарваться. Хорошо помню: когда за мной гонялись селекционеры ростовского СКА, мне прямо намекнули: лучше иди к нам, а то можем так сделать, что и за Белгород играть потеряешь право. Тогда меня «спасла» травма, а перед Смоленском решил: лучше отслужить!

– Как служилось?

– Замечательно! 16 забитых мячей в чемпионате, 6 – в очередной пульке. Правда, Смоленск подняться выше в футбольной иерархии не пустили, но меня уговаривали остаться, гарантировали жильё и приличную зарплату. Но я рванул домой, хотя «Салют» в 1974-м после реорганизации лиг снова оказался во Втором дивизионе.

– Но ведь тебя это могло и не коснуться: сам бесковский «Спартак» зачислил в свои ряды!

– Да, заявления о зачислении мы вместе с известным Александром Максименковым написали аж в четырёх экземплярах. И телеграмма от Бескова пришла. И сам понимал, что 25 лет – не 19, что в «Спартак» два раза не зовут. Но всё повторилось, только квартиру дали уже мне и зарплату на «Энергомаше» повысили в несколько раз, так что никуда не поехал. Выходит, я всё-таки домосед. Не хотелось перед земляками выглядеть этаким шантажистом-хапугой, футболисты тогда действительно жили скромно, и от таких государственных благ не принято было отказываться. Это сейчас игрок может откладывать на будущее, а я прекрасно помню свою зарплату 80 рублей и премиальные за победу в червонец-полтора.

– Помню, когда тебе исполнялось 50, ты в юбилейном интервью прямо сказал: всю жизнь буду жалеть, что не поехал в Москву.

– С тех пор моё отношение к собственной нерешительности не изменилось. Да, здесь мне жилось замечательно, но то «лужниковское» ощущение живо до сих пор, как и сожаление о том, что не попробовал себя на более высоком уровне. Даже если бы не сложилось тогда – не в чем было бы себя упрекнуть.

– Нерешительный, мягкий – это тот Васильев, что в приезжего тренера бутсой запустил, а судье-«киллеру» мячом свисток вместе с зубом выбил?

– Тренер сам виноват: «наехал» на команду не по делу, а по судье мячом не целился, просто сгоряча пнул – и попал.

– Не сочти за дежурный комплимент: многие уверены, что такого народного кумира в нашем местном футболе уже не будет.

– Тут дело не во мне, просто времена поменялись. Наш «Салют» за редким исключением состоял из местных игроков, на переполненных трибунах (15–16 тысяч болельщиков) сидели родные, соседи, одноклассники, друзья. Как можно на глазах того же отца недобежать, не отработать, не выложиться до донышка? Конечно, не всё в футболе было справедливо, но в целом он был намного искренней и привлекательней. Я понимаю, что со зрелищами тогда не сильно богато было, но пусть нынешняя молодёжь посчитает: в 200-тысячном городе почти 20 тысяч приходили на стадион. Почти каждый десятый!

– Юрий, кто всё-таки любимый тренер и партнёр за 13 белгородских сезонов?

– Первый тренер как первая любовь, среди моих 11 тренеров назову ещё раз Геннадия Юрченко. Он мне дал путёвку в большой футбол, такое не забывается. А партнёров много замечательных было, но всё равно выделю Валерия Кривошеева. Он был высокий, габаритный, в паре у нас многое получалось, сколько раз он мячи сбрасывал, меня пасом запускал к воротам.

– Не рановато ли наш главный бомбардир повесил бутсы на гвоздь?

– Начали преследовать травмы. В ЦИТО профессор Зоя Миронова так сказала про мой мениск: на уколах можешь немного поиграть, но знай – рискуешь каждый день. Решил: хватит, в 32 большинство в те времена уже заканчивало. С тех пор те же 32 года тренирую детей.

– Вопрос тренеру: почему у нас больше не вырастают нападающие-самородки типа Васильева?

– Наверное, потому что уже нет дворового футбола, а в ДЮСШ «отливают» оловянных солдатиков – со стандартными приёмами, неумением импровизировать. Тренеры больше нацелены на сиюминутный результат, а не на сохранение самобытности игроков, их желания рисковать, идти в обводку. А ещё пока тренерской зарплаты будет хватать только на оплату квартиры и телефона, вправе ли мы ожидать от него высокого творчества?

– Вернёмся к дефициту форвардов…

– Форвард – товар штучный, у меня вот тоже больше полузащитники выходят. Юра Бавыкин, Максим Васильев…Кстати, сыном горжусь – и как игроком (хотя у него тоже с московским «Динамо» не сложилось), и как тренером. А вратари на нашем чернозёме сами растут: после Городова и Полякова уже Рыжиков с Беленовым поднялись. Не в обиду их тренерам: тоже самородки.

– Какой из последних матчей «Салюта» больше всего запомнился?

– Года три вообще не хожу на стадион. ФНЛ – это, скорее, коммерция, чем футбол. Игроки и тренеры стадами кочуют из клуба в клуб, агенты стригут проценты, кто-то раздаёт откаты. Вот у нас решили снова сделать команду местной, дождусь – буду ходить регулярно. А пока лучше на бразильцев по телевизору посмотрю.

– Опять скажут: домосед…

– Пусть говорят, только сначала попробуют 130 городов России и мира проехать, как я. А за популярностью я уже не гонюсь. Бывает, подходят:
– Ты не Юра Васильев?!
– Нет, – говорю, – брат.


для комментариев используется HyperComments
Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×