Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
09 июля 2014, 14:52
 Алексей Севриков 3800

Большой теннис: большие деньги и большое будущее

Кто подаёт мячи и надежды в Белгородской области

Большой теннис: большие деньги и большое будущее Фото Юрия Бограда
  • Алексей Севриков
  • Статья

Любимый вид спорта первого президента России сегодня не так часто можно увидеть по телевизору. Обыватель, конечно, знает имена Евгения Кафельникова и Марата Сафина, Марии Шараповой и Елены Дементьевой, но хотя бы пяток лучших отечественных теннисистов современности назовёт едва ли. Не говоря уже о спортсменах местного значения – многие даже не представляют, что в регионах есть теннис. А он есть, и весьма приличный.

Генеральный директор Центра развития детско-юношеского спорта Михаил Новиков рассказал корреспонденту спортивной «Смены» о настоящем и будущем белгородских кортов и ракеток.

– Михаил Николаевич, давайте сперва разъясним систему городского тенниса. У нас есть центр, который Вы возглавляете, есть Белгородская академия тенниса Шамиля Тарпищева, есть областная Федерация тенниса и есть детско-юношеская спортивная школа № 7, которая специализируется на теннисе. Как все эти структуры связаны между собой?

– Центр развития детско-юношеского спорта – это непосредственно комплекс, располагающийся по улице Северо-Донецкой: купол со всеми его помещениями, крытые и открытые корты. Белгородская академия тенниса – это тренерский состав, который проводит занятия на базе центра. А помимо детей, которые ходят в академию, у нас занимаются воспитанники ДЮСШ № 7 – она арендует площадку центра. Федерация в основном взаимодействует со школой по различным вопросам. В общем, мы все очень тесно работаем и друг без друга не можем.

–  Какой инфраструктурой сегодня располагает центр и отвечает ли она, скажем так, теннисным потребностям белгородцев?

– Нам принадлежат шесть крытых и четыре открытых грунтовых корта. Ещё четыре корта, с искусственным травяным покрытием, находятся в аренде у академии – это на улице Студенческой. Также у нас есть тренажёрный зал и сауна с каминным залом – для тех, кто серьёзно занимается и совмещает теннисные тренировки с общей физической подготовкой. Условий достаточно, учитывая, что академию и спортивную школу совокупно посещают около трёхсот детей. Плюс арендаторы, количество которых меняется в зависимости от сезона: в зимний период играют больше (востребованы крытые корты), летом чуть меньше.

– Вы ничего не сказали о кортах, которые находятся за парком имени Ленина. Они не вами используются?

– Нет, это не наши. Они или в частной собственности, или в ведении города… Врать не буду, по ним я информацией не располагаю.

– А как обстоят дела с теннисной инфраструктурой за пределами областного центра?

– Крытые корты есть ещё в Старом Осколе, но к академии они тоже не имеют отношения. Ими ГОК заведует, насколько я знаю.

– Триста мальчиков и девочек-теннисистов – это много или мало для такого города, как Белгород?

– Конечно, хотелось бы, чтобы теннисом занималось больше народу. Мы даже как-то совместно с городским управлением образования организовывали акцию – на базе академии абсолютно бесплатно проводили занятия с учащимися четырёх городских школ: № 3, 9, 11 и 44. Причём детей на своём автобусе забирали, затем тренировали и отвозили обратно. Но, к сожалению, притока новых спортсменов, да и в принципе какого-то значительного интереса это не вызвало.

Фото Юрия Бограда

– Может быть, потому что дорого?

– Групповые занятия для детей всех возрастных групп – это три раза в неделю по часу – стоят 4 000 рублей в месяц.

– Думаю, не каждому это под силу. К тому же, помимо оплаты самих занятий родители наверняка несут и другие расходы.

– Всё зависит от целей, которые родители ставят перед собой и ребёнком. Если они хотят участия в турнирах, то нужно ездить по всей стране, а соответственно, платить за проживание, питание и так далее. Разумеется, это достаточно затратно, и мы не скрываем, что родителям теннисистов нужно иметь соответствующий доход. Теннис – недешёвый вид спорта.

–  Из чего же складывается его дороговизна?

– Дорого обходятся содержание, обслуживание. Вот корт размером почти такой же, как волейбольная площадка, но на нём одновременно играют два человека, а не десять. Чтобы осветить корт, нужны лампы мощностью 8 кВт – вот и считайте расходы за электроэнергию… Дальше. От мяча отлетает ворс – покрытие необходимо часто пылесосить. На корт садится пыль – она постоянно должна убираться поломоечной машиной. Соответственно, нужны средства на оплату физического труда тех людей, которые поддерживают чистоту.

– А если говорить не о помещениях, а об открытых кортах?

– Там тоже своя специфика. Перед каждой игрой грунт надо поливать, чтобы теннисистам не мешала пыль. Во время матча образуются канавки, потому что где-то игрок буксанул, где-то нога поехала… После игры техник выходит и всё это выравнивает, подсыпает, укатывает специальным катком. Представляете: одни потренировались, через час пришли другие – и снова эти процедуры! За искусственной травой тоже уход нужен. В неё регулярно должен подсыпаться, втираться песок. Причём не какой-нибудь речной, а песок специальной фракции. Если не соблюдать эту технологию, корт будет скользким и игрок может получить серьёзную травму. Так что любое покрытие, независимо от вида, требует особого ухода.

– В каком возрасте нужно прийти в теннис, чтобы стать условным Федерером или Надалем?

– У нас дети начинают заниматься с четырёхлетнего возраста. Набор проводится ежегодно в начале учебного года. И надо отметить, что это не набор вслепую, а специальное тестирование, комплекс упражнений, разработанный нашими тренерами-преподавателями.

– Я понимаю, протестировать 7–8-летнего ребёнка, но какие испытания могут быть для четырёхлеток?!

– Многие не совсем понимают, что теннис – технически очень сложный вид спорта. Это только с виду кажется, что подбросил мячик, подал – и всё. Начать-то не поздно никогда – и в 8 лет, и в 10, и в 11. Но чем раньше ребёнок придёт заниматься, тем больше у него шансов вырасти в профессионала. Естественно, не бывает такого, что четырёхлетнему сразу дают ракетку. Сначала с ним работает тренер по ОФП, чтобы укрепить ноги, укрепить руки, и только потом в ход идут специальные детские ракетки, специальные мячи. Надо преодолеть целый комплекс мероприятий, прежде чем ребёнок заиграет. Я помню, когда к нам на один из турниров приезжал Шамиль Тарпищев, он сказал в каком-то интервью, что для выполнения норматива мастера спорта в теннисе времени требуется больше, чем в любом другом виде спорта.

– Кстати, Шамиль Тарпищев как-то участвует в жизни белгородского тенниса, раз уж наша академия носит его имя?

– Во-первых, занятия в академии проводятся по методике Шамиля Тарпищева. А во-вторых, этот человек поддерживает нас своим авторитетом. Три года назад он был в Белгороде, много общался и с родителями, и с детьми, никому не отказывал ни в профессиональном совете, ни в автографе. Очень хорошее впечатление осталось от  этого посещения. Нельзя переоценить вклад Шамиля Анвяровича в теннис вообще и детский теннис в частности.

– Белгородская академия существует с 2006 года. Можно ли уже говорить о её звёздных воспитанниках?

– Конечно. Например, Елена Куликова выигрывала первенство Европы в составе юниорской сборной России. Она, а также Илья Шацкий и Тимур Размаитов доросли до звания мастеров спорта. Анастасия Путилина, Диана Ряшко, Мария Титенок – кандидаты в мастера. Все эти ребята сегодня участвуют в турнирах под эгидой Международной федерации тенниса по всему миру. Из тех, кто сейчас занимается в академии, можно выделить Марию Тарарыеву, Карину Косташ, Марию Тиванову, Марию Пономарёву, Ангелину Красникову, Алину Козыреву. Надеюсь, что эти имена мы ещё не раз услышим в связи с победами на различных соревнованиях.

– Что ожидает выпускников по окончании академии?

– У всех по-разному судьба складывается. Размаитов, который, к слову, входит в десятку лучших по России в своём возрасте, совершенствует мастерство в Санкт-Петербургской академии тенниса. Тот, кто не смог выйти на профессиональный уровень, нередко занимается тренерской деятельностью.

– Раз уж речь зашла о тренерах, расскажите, кто готовит белгородских спортсменов? Насколько эти кадры квалифицированны?

– В академии работают семь человек, все дипломированные специалисты. Причём они регулярно проходят переаттестацию в Москве под руководством тренеров сборной России и звёзд отечественного тенниса – мастер-классы давали Николай Давыденко, Мария Шарапова и другие игроки топ-уровня. Это сложная работа. У нас самые загруженные тренеры могут по 8–9 часов находиться на корте. И приходится постоянно двигаться, бегать, а делать это с играющими детьми очень непросто.

– Как часто в Белгороде проходят теннисные турниры и каков их уровень?

– Турниры проводятся в подавляющей массе детско-юношеские, но бывают и взрослые, любительские – когда обращаются постоянные клиенты с просьбой организовать соревнования. Если не брать в расчёт последние, то турниры у нас бывают двух уровней – РТТ (Российский теннисный тур) и теннис Европы. За год Белгород принимает в среднем около шести турниров РТТ. Среди них самый знаковый, представительный – это первенство Центрального федерального округа. Но, конечно, от всех остальных отличается ежегодный Кубок губернатора Белгородской области – география его участников охватывает не только Россию, но и всю Европу.

– Насколько я знаю, с этого года статус Кубка губернатора повысился – он стал турниром второй категории. Поясните, что это значит?

– Чем выше категория турнира, тем больше рейтинговых очков зарабатывают теннисисты. Игроку высокого уровня турнир низкой категории неинтересен. Так что получается, с повышением статуса мы можем привлекать в Белгород высокорейтинговых спортсменов, в том числе западноевропейских, а значит – повышать не только значимость, но и зрелищность турнира.

– А есть ли шанс у Кубка губернатора подняться ещё на уровень выше?

– Мы бы, конечно, хотели получить первую категорию, но для этого нужно отвечать многочисленным организационным требованиям. Например, участников надо встретить, разместить, накормить, оплатить им дорогу (!), а это очень большие деньги. Представьте, 150–160 человек со всего континента – каждого привези, размести, накорми… Тут уже стоит вопрос привлечения серьёзнейших спонсоров, а это непросто.

– Вы наверняка знаете о состоянии тенниса в других регионах России. Как Белгород смотрится на общем фоне?

– К нам приезжали представители из Курска, Воронежа, Брянска, которые хотели бы у себя построить аналогичный комплекс, интересовались техническими параметрами. У них есть залы, есть открытые корты, но центра с похожими условиями нет. Понятно, что такое есть в Москве, в Питере вообще база шикарная, в Казани очень хорошо развит теннис. Но я могу с уверенностью сказать, что в Центральном Черноземье мы лидеры по базе. Тем не менее нам бы хотелось её расширить и создать для жителей Белгорода спортивно-парковый центр. В перспективе планируется строительство дополнительных открытых кортов с трибунами, велодорожек, канатного городка, лодочной станции… В общем, это масштабный проект, которым вплотную занимается Андрей Бабаев – учредитель центра и академии.

– Звучит впечатляюще. А когда это будет реализовано?

– Всё пока очень приблизительно. Сами понимаете: нужно подвести соответствующие мощности, решить массу вопросов с городскими структурами, получить согласования, разрешения. Сейчас могу сказать лишь то, что эти планы вполне реальные.

Ознакомиться с другими статьями свежего номера «Смены» можно в разделе периодики или купив его в местах продажи газет.


для комментариев используется HyperComments
Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×