Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
04 июня 2019,  14:54

С рафтом на голове. Старооскольчанка Вера Малахова узнала, где в Австралии грязи по колено

Рафтингистка в составе сборной России привезла с чемпионата мира серебро

С рафтом на голове. Старооскольчанка Вера Малахова узнала, где в Австралии грязи по коленоФото: личный архив
  • Статья

Тренер по рафтингу из центра туризма «Штурм» поделилась с «БелПрессой» своими впечатлениями от соревнований и жизни на зелёном континенте.

Первое серебро

«На реке Тулли, что недалеко от города Кэрнс (город в северо-восточной части австралийского штата Квинсленд – прим. авт.), в конце мая завершился чемпионат мира на рафтах-шестёрках. В сборную россии входили пятеро спортсменок из красноярской команды «Енисеюшка» и я. Совместными усилиями догребли до серебра в спринте. Золото досталось Новой Зеландии, они же в Австралии как у себя дома. В других дисциплинах не очень повезло: среди 11 экипажей в многоборье, параллельном спринте, слаломе и длинной гонке мы четвёртые.

Это для меня третий чемпионат мира, и первый, в котором я участвовала как спортсменка, а до этого ездила как тренер со своими девочками. И серебряная медаль в спринте, думаю, неплохое начало. 6 июня улетаю на чемпионат мира в Турцию с командой Красноярска по четвёркам. Будем выступать в женском и смешанном разряде (2 парня и 2 девушки).

Провела в Австралии три недели своего отпуска. Прилетели заранее, ещё 7 мая, нужно было немного адаптироваться. А 26 мая назад, домой.

После соревнований летела уставшая. Закончились сборы на Алтае, поэтому путь получился неблизкий. Из Красноярска до Москвы – 5 часов, потом из Москвы до Абу-Даби ещё столько же, и из Эмиратов до Сиднея ещё 14 часов.

Время быстро прошло, только спала и ела. Ноги сильно отекают, просто каменными становятся. А пересадки были короткими, по часу, особо не расходишься. Сутки в самолёте довольно тяжело.

Мы приехали в лето. Хотя там была поздняя осень. Австралийцы в куртках, мы – в шортах, нам было хорошо.

Вечером гуляли по Сиднею. Высотки только в центре, а люди живут в одноэтажных домах. Кажется, что весь город состоит из коттеджей. Очень красивая подсветка ночью, мосты, здания разноцветно сверкают.

В Сиднее очень хотелось увидеть местных жителей. Сказали, что они высокие и красивые. Но встречались в основном японцы и китайцы. Они были везде – в аэропорту, в магазинах. Вежливые, вечно улыбающиеся».

 

Банановая диета

«Спортсмену нужно хорошо питаться, это знают все. Но в чужой стране это сложно, имея, признаюсь, по их меркам совсем небольшой денежный мешок. Ходить в кафе для нас было очень дорого, потому в магазине покупали продукты для бутербродов. Иногда позволяли себе Макдоналдс, они буквально на каждом шагу. Но там цены тоже кусаются, как крокодилы. Один бургер, к примеру, 250 рублей. Есть скидки, но это надо попасть в определённые часы. Из‑за дороговизны с местной кухней плотного знакомства не случилось, к сожалению.

Обычного хлеба, как у нас, вроде городищенского или дарницкого, там нет. Только булки. Они все очень мягкие, безвкусные, искусственно-химические. На обратном пути питались фруктами: дыней, арбузом, мандаринами, бананами. Они были более-менее дешёвыми.

На соревнования бананы ящиками привозили. Очень вкусные, сладкие, спелые. Не то что у нас, в России, – мыльные. Бананов наелась, штук по десять в день уплетала. Кокосы на пляже ели прямо с пальмы, срывали и разбивали. А вот банановые пальмы ограждены забором, лазить туда нельзя. Сказали, что они обработаны какой‑то гадостью.

В Кэрнсе жили в мини-отеле, там было относительно недорого: 100 долларов с человека в сутки. Обустроен как полагается: бассейн, кухня, стиральная машина, сушка, барбекю под пальмами. Иногда готовили мясо: как без него спортсменам?

Интересно австралийцы живут. Всё открыто, в домах – высокие стеклянные витражи. У нас перед домом заборы глухие по 3 м стоят, а у них – изящный столик с удобными креслами. И, естественно, на ночь это никто не прячет. Для нас было удивительно: такая мебель, без забора – и никому не нужна. Тишина и спокойствие.

Люди добрые, отзывчивые. Я немного разговариваю по‑английски, могу объяснить, что нужно. Как‑то заплутали, начался дождь, стемнело, обратились к местным. Они сразу в гугл-карты, как нам дойти рассказали, а потом, видимо, решили не рисковать и довезли нас до гостиницы.

Люди, я думаю, живут неплохо – судя по тому, какие они продукты берут в магазине, не задумываясь. Мы искали что подешевле, а бабушка подходит и набирает корзину без проблем.

Женщины классные, модные. Вот у нас некоторые бабушки в России после 60 платочек повяжут, а у них все стильные, одеваются как 30–35-летние. Мужчины-австралийцы, которые выступали на соревнованиях в категории «ветераны», ходили в гавайских рубашках, такие оторвы».

 

С рафтом на голове. Старооскольчанка Вера Малахова узнала, где в Австралии грязи по колено - Изображение Фото: личный архив

Остаться в живых

«10 мая переселились уже поближе к месту старта, в небольшой городок Тулли. Жили в «деревне атлетов», в больших прорезиненных палатках по четыре человека. Почти всё время шли дожди, палатки начали течь. Немцев сильно затопило – они съехали, сняли себе дом. Бразильцы просто выгоняли воду метлой. И нас затопило – вещи плавали. Потом организаторы гравий подвезли, но уже всё промокло, и это не спасло. Семь дней жили в спартанских условиях.

Практически постоянно ходили в гидроботинках, грязи было по колено. Такая жижа неприятная! Земля не успевала просыхать. Там вообще по несколько месяцев идут проливные дожди, символ города Тулли – резиновый сапог, и на нём лягушка. Когда наступало 10–15 минут просвета, мы натягивали быстренько кроссовки, и вот оно, кратковременное счастье!

Организаторы в обед устраивали перекус, бутерброды и фрукты – так, скромненько. Кстати, завтрак в программу не входил, потому готовили сами, хорошо, что из дома овсяной каши в пакетиках набрали. Вечером стол был побогаче: салат, пирожные и неизменные макароны с курицей.

Что, по‑моему, самое неправильное и даже непорядочное, нам не давали питьевую воду. Приходилось покупать, а там полтора литра стоит 150 рублей. Первый раз встретилась с таким отношением – спортсмен и без воды. Может, они думали, что мы бананами обойдёмся?»

С рафтом по бездорожью 

«Река Тулли находится в каньоне, и тренироваться было очень проблематично. Мы приходили на слалом и могли только одну попытку проехать. Вынести рафт негде. На тренировках приходилось плыть от финиша ещё километра полтора по реке, чтобы вынести лодку на берег. Слабовато организована доставка. Два раза тащили рафт на своих головах по камням и бездорожью. А он весит 80 кг, попробуй‑ка, пронести его километр.

Речка четвёртого уровня сложности, с элементами пятёрки. Ширина – от 5 до 20 м, много порогов, причём разной сложности. В верховьях реки – гидроэлектростанция, которая порционно сливает воду и наполняет русло.

Есть отличие от наших рек. В России они холодные, все препятствия жёсткие, а в Австралии река тёплая, и за счёт этого всё смягчается. На Тулли огромная бочка (участок с обратным течением, который препятствуют движению рафта и относит его обратно под поток воды, где он может перевернуться – прим. авт.) – мы можем в неё неправильно зайти, но нас там не перевернёт, а чуть застопорит, наберём воды и выйдем из неё. В России так не получится – перевернёт.

Берега необорудованные, спуски крутые и размыты, верёвки натянули, но они сильно не помогали, а местами их вообще не было. Спускаешься с берега, чтобы на рафт сесть, а под ногами грязная жижа плещется.

Нас предупредили, что возвращаться на дистанцию нужно только по кромке воды, подниматься в необустроенных местах на берег нельз: можно запросто наступить на змею или ещё какую гадину.

Условия и организация соревнований на низком уровне. Я подобное впервые увидела. Ни в Японии, ни в Аргентине такого не было, я уж не говорю про Россию».

 

Видеть воду

«Вообще моё место в рафте – левая кормовая, но на этот раз я сидела на левом носу. Моя основная задача – выстраивать нос, смотреть на течение, правильно видеть воду и направлять рафт. Мы с правой носовой задаём темп.

На дистанции было очень много камней, и можно было сесть на мель на раз-два. Поэтому много зависело от носовых, куда поведём, увидим ли препятствие.

С командой отношения, конечно, сложились отличные. Это мы на родине – соперники, а здесь – сборная России. Разница огромная.

Как тренер я приобрела огромный опыт, теперь, могу носовым отдавать более чёткие команды. Любые соревнования, особенно в таких условиях, очень помогают потом».

В обнимку с кенгуру

«Побывать в Австралии и не увидеть кенгуру мы не могли. Поехали в контактный зоопарк. Кенгуру – такие озорные ребятки. Для них продают специальную еду, какие‑то гранулы. Часа два мы их гладили, кормили. Наблюдали, как они за еду борются. И у друг друга, и у людей отбирают. Один был вообще активный, он прямо из рук вырывал.

Видели крокодилов, коал, но они спали, змей всяких, казуаров – это птица, знаменитую собаку динго.

Море Коралловое было рядом, но в нём купаться нельзя: живут ядовитые медузы. Купались в другом месте, только один раз. Времени не было.

В 40 км от Кэрнса находится Большой барьерный коралловый риф. Говорят, что через несколько десятилетий он разрушится и исчезнет. Плыли до него на катере минут 40. Я впервые там погрузилась с аквалангом. Было очень страшно и интересно. Вода прозрачная – всё видно, как в аквариуме, рыбы рядом с тобой плавают и людей совсем не боятся. Наверное, уже привыкли, туристов много.

Это было здорово, я бы ещё попробовала. Лежишь на спасжилете и смотришь какое‑то безумно красивое фантастическое кино. Раньше не верила, что рыбы могут быть таких ярких цветов – оранжевые, фиолетовые, зелёные, красные. Водоросли тоже разноцветные и шевелятся, как будто живые.

Австралия мне понравилась. В реку бросила монетку с надеждой сюда вернуться, и какие‑то вещи потеряла в лагере, это же тоже считается?»

 

В контактном зоопарке В контактном зоопарке / Фото: личный архив
Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×