Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
29 мая 2019,  11:49

Валентин Молдавский: Бывают ситуации, когда надо применить силу

Боец ММА команды Fedor Team – в гостях у «Спортивной смены»

Валентин Молдавский: Бывают ситуации, когда надо применить силуВалентин МолдавскийФото: Павел Колядин
  • Статья

В марте он победил на турнире промоушена Bellator англичанина Линтона Васселла и с 72-го места мирового рейтинга тяжеловесов поднялся сразу на 19-е. Он стал третьим среди россиян, опередив даже Фёдора Емельяненко. А сегодня боец рассказывает…

О бое с Васселлом. Готовился к бою в Старом Осколе, иногда приезжая в Белгород, но подводка к поединку идёт именно на нашей базе. Начинается она примерно за месяц. С тренером смотрим последние бои соперника, и сразу становится ясно, как надо действовать. С Васселлом особой тактики не было – он боец разносторонний. Просто работал на всю, чтобы руки и ноги летели, боролся, потому что он часто переходит в партер.

О дне поединка. В этот день я ничего особенного не делаю. День как день, просто живу. Если как‑то особо настраиваться, то могут появиться лишние мысли. Самого себя не надо накручивать. Тренировка, чтобы кровь разогнать, но подойти к бою без усталости. Чуть-чуть меняется питание – не едим неправильной жирной пищи. Ритуалов перед боем тоже нет, и в приметы я не верю.

Об отдыхе после боя. Пошли все вместе, поели, легли спать, на следующий день полетели в Россию. Съездил на неделю домой – и опять поехал тренироваться. В Белгороде тренируемся, Виктора Немкова готовим к бою. У него он 6 июня. Здесь у нас свободный график. Нам нужно постоянно тренироваться, ведь о бое объявляют в лучшем случае за два месяца до него. Если это бросить, то потом будет тяжело войти в форму и в режим.

О количестве поединков в год. Спокойно можно проводить четыре боя в год. Но это зависит от организаторов, травм и различных обстоятельств. Подготовка к бою – долгий и кропотливый труд, разное может произойти за это время. 50 % несостоявшихся боёв происходит из‑за травм. Иногда бывает, что организаторы долго не дают бой, а потом дают, а ты получаешь травму. У меня такое было с Васселлом. Бой предложили провести в феврале, но за месяц до этого мне вырезали аппендицит, поэтому я не был в нормальном состоянии. Хорошо, что через месяц его вновь предложили, и мы с ним всё‑таки подрались.

 

Афиша боя Валентина Молдавского и Линтона Васселла Афиша боя Валентина Молдавского и Линтона Васселла

О главном сопернике и мести за Емельяненко. Месть – это странное понятие в спорте. Если я выиграю следующий бой, то буду драться за титул. Если придётся драться с Райаном Бейдером (нокаутировал Фёдора Емельяненко – прим. авт.), то подерусь. С другим – так с другим. У меня нет какого‑то принципиального соперника. Просто хочу выиграть титул. Когда следующий бой – неизвестно.

О выборе спорта. Когда мне было 12 лет, в моём родном посёлке Новопсков (райцентр в Луганской области Украины – прим. ред.) открылась секция греко-римской борьбы под руководством Юрия Викторовича Жеребилова. Пять лет я занимался борьбой, а потом поступил в Луганский государственный университет внутренних дел им. Э. А. Дидоренко – там были самбо и дзюдо. Боевым самбо я никогда не занимался – просто начал выступать, и у меня стало получаться.

О победе на чемпионате мира. Bellator в декабре 2017-го обещал бой, но не дал его. А ребята ехали на ЦФО по боевому самбо. Ну я что, зря тренировался? Поехал с ними и выиграл турнир. Потом был чемпионат России, ну а если ввязался во всё это, то чего останавливаться? Выиграл Россию, потом Европу и мир. В этом году из‑за боя не получилось поучаствовать, но в следующем думаю выиграть чемпионат России, а затем и чемпионат мира, чтобы выполнить норматив заслуженного мастера спорта. Пока я международник в боевом самбо и ММА.

О приходе в ММА. Когда в университете я занимался самбо и дзюдо, ездил в спортивный клуб «Лидер» к Мише Власюченко. Он самбист, но выступал в смешанных единоборствах. Мы там боролись, дрались. Немного сумбурно всё было, но пробовал, учился. На Украине выступал в грепплинге, да и вообще во всех единоборствах, по которым проводили соревнования. А на бои попал уже в июне 2014 года, когда выступил на чемпионате России по ММА. Тогда и начал двигаться в смешанных единоборствах. Любимого единоборства нет, выбрал ММА, потому что там элементы всего есть. На любительском уровне провёл около 50 боёв, проиграл только однажды.

О переходе в профессионалы. В университете после начала конфликта на Украине я уже не работал. Выступал в любительских боях. Поэтому было логично перейти в профессионалы и заниматься чисто этим делом.

О допинге. В самбо я состою в пуле тестирования, постоянно отмечаюсь, где я. В любое время ко мне могут приехать люди и взять допинг-пробу. На боях в Bellator у нас после каждого боя берут анализы мочи. Там сразу после боя подходят и забирают пробу. А вот на чемпионате мира по боевому самбо мы ждали забора анализа часа три или четыре.

Об уличных драках. С 20 лет не участвовал в уличных потасовках, и, надеюсь, больше не придётся. А до этого всякое бывало. В подростковом возрасте просто дрались. Считаю, что в это время парням положено драться, ничего плохого в этом нет. Много дрался, разные ситуации были – и в Луганске, и дома потом. В школе я был самым сильным и со всеми дружил, конфликты всегда происходили со старшими ребятами. Но сейчас никуда не встреваю.

О применении силы. Спортсмену надо следить за тем, что он делает, как себя ведёт: он же публичная личность. Понятно, что в случае с футболистами Кокориным и Мамаевым этот персонаж (речь, видимо, идёт о водителе Соловчуке – прим. авт.) сам вёл себя нехорошо и получил за дело. Но видите, как вышло. Тем более футболисты – что они там набьют. А профессиональный боец может нанести травму, несовместимую с жизнью. И из‑за какого‑то дурачка, который что‑то сказал, сидеть в тюрьме не хочется. Есть ситуации, когда надо применять силу, но я стараюсь их избегать. Если тебе или твоим близким кто‑то угрожает, да ещё и с оружием, то тут нечего раздумывать. Освободиться можно, а ожить нельзя. Если прямой угрозы жизни и здоровью нет, можно просто молча пройти мимо.

О футболе. Часто бывал на футбольных матчах. Не понимаю, за что футболистам платят такие деньги. Как по мне, то лучше самому побегать, так интереснее. В школе играл защитником и полузащитником. А просто смотреть 90 минут… Если бы они забивали после каждой атаки, то я понимаю, а так то туда побежали, то сюда – два-три гола за всю игру. Нарезки матчей бывают интересными. Меня на футболе хватает на 15 минут, потом становится скучно смотреть, как 22 человека перемещаются по полю. Если бы все любили футбол, как я, то футболисты бы на заводах работали.

О переходе в UFC. Там эксклюзивные контракты и нельзя выступать в других промоушенах. В Bellator – можно. Звали в другие промоушены, но они похуже Bellator. Это вопрос и финансов. За меньшие суммы уже не будешь драться. Если подставляешь свою голову под удары, то надо понимать, за что дерёшься, а не непонятно где и на каком турнире гробить своё здоровье. Сколько платят в Bellator – секрет.

 

Валентин Молдавский: Бывают ситуации, когда надо применить силу - Изображение Фото: Юрий Боград (архив)

Об увлечениях. Интересуюсь историей – от Античности до раннего Средневековья. Если бы не стал профессиональным бойцом, то преподавал бы историю. Хотя по образованию я юрист: просто в тот момент это было выгодно. Коллекционирую средневековое оружие. У меня есть два меча, каролингского и романского типов, рекурсивный лук X века. Всё – новоделы. Из исторических личностей хотел бы пообщаться с Александром Македонским и Чингисханом, так как они завоевали половину известного на тот момент мира. И со Сталиным, потому что под его руководством СССР выиграл величайшую в истории человечества войну.

О школе. Никогда не прогуливал уроки. Не понимал этого, хотя многие это делали. Прогуливать – это пойти за школу покурить. Но не будешь же ты три урока курить, надо ходить куда‑то. А мне и в школе было весело, и учиться нравилось. Всегда хорошо учился, в полугодии, если оценивать по российской системе, ниже четвёрки не опускался. Любимые предметы были история и география. Закончил с двумя четвёрками: по украинскому языку и по физике. Остальные пятёрки. Да и мама в этом плане была строгая – директор школы искусств.

О студенчестве. На первом курсе учился как следует, хорошо его окончил. А на втором я выиграл чемпионат Украины по боевому самбо и времени на учёбу стало меньше. Но госэкзамены сдал сам – три пятёрки и две четвёрки. К уходу из университета родители нормально отнеслись. Я и не хотел быть полицейским. К тому же я получил диплом. К ММА тоже нормально отнеслись, я же с детства единоборствами занимался.

О любви к чтению и прозвище Волкодав. В одном интервью речь зашла о серии книг Марии Семёновой «Волкодав». Журналист потом в какой‑то публикации об этом написал, и как‑то закрепилось. Любовь к чтению мне привила мама. Она мне в детстве много читала, потом сам научился. Люблю исторические романы. Классику не очень: начинал «Войну и мир», но бросил почти в самом начале. Когда полстраницы написано на французском языке, а перевода нет, то для кого это написано? На кого рассчитывал Толстой? Думал, что аристократы прочитают, которые знали французский? На этой стадии мне книга и разонравилась.

О конфликте на Украине. Мой посёлок находится в приграничной зоне, у нас не было принято разделять Россию и Украину. Смотришь какой‑нибудь прикол, например про разбитые дороги в России, сразу примеряешь это на себя, хоть и живёшь на Украине. Я понимал, что это другое государство, но не было разделения. В Польше сразу видно, что это другая страна. А мы на отдых часто ездили в Россию, в Москве с самого раннего детства много раз был, родственники живут в России. Когда конфликт начался, я ещё жил в Луганске. Помню, как здание СБУ захватили, потом администрацию. В июне я съездил на чемпионат мира, вернулся в Луганск и поехал домой. В Луганск уже не вернулся – собрал вещи и поехал в Россию. Много где был, но в итоге, слава богу, попал в Старый Оскол.

 

Тренировка Тренировка / Фото: Павел Колядин

О переходе в сборную России. Я пошёл в ту команду, где мне лучше. Выступать за грамоты и медали – я был уже не в том возрасте. Я хотел, занимаясь спортом, обеспечивать свою семью. На Украине я этого сделать не мог. Для меня нет разницы – Россия или Украина. Те, кто меня окружает, нормально к этому относятся. Те, кто относится плохо, никогда мне в глаза этого не скажут, а что за спиной говорят – мне всё равно.

О приходе в Fedor Team. Выиграл Кубок России по ММА, чемпионат Европы, потом стал вторым на чемпионате России, и месяца через два мне позвонил Фёдор Емельяненко. Он сказал, что собирает команду на турнир Rizen в Японию. Я на этом турнире победил и остался в команде.

О Емельяненко. Он иногда участвует в наших тренировках, проводит сборы. Объясняет, рассказывает. С нами он более открытый, чем с прессой: шутит, прикалывается. Но в жизни он и правда такой спокойный, каким вы его видите. Раньше я мог только мечтать о том, чтобы тренироваться с ним. На то это и мечты, что они кажутся несбыточными, а ты стремишься к ним, и слава богу, что у меня так всё сложилось. Фёдор сыграл главную роль в том, что мы попали в Bellator. Возможно, мы бы туда и сами попали, но это произошло бы гораздо позже и не на таких хороших условиях. Это полностью его заслуга.

О подогреве интереса к бою. Негативно отношусь к тому, что делает Конор Макгрегор. С Хабибом он перегнул палку – нельзя оскорблять родителей и религию. Он хороший боец, но все эти деньги он заработал благодаря своему языку. Конор начинает работать ещё на пресс-конференциях. Если бы он приехал в Дагестан, то вряд ли бы оттуда вернулся.

О лучших бойцах. Из наших – Фёдор Емельяненко, Виталий Минаков и Хабиб Нурмагомедов. Из иностранных – Джон Джонс, Андерсон Сильва и Жорж Сен-Пьер.

О мечте. В спорте это титул Bellator, потом видно будет. Больше всего переживаю за близких людей, чтобы с ними всё было хорошо. Близкие – самое главное в жизни.

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×