Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
30 марта 2019,  11:00

«Бить и выигрывать». Как Евгений Сергеев учит боксировать

Первый тренер чемпиона мира по боксу Дениса Лебедева дал интервью «Спортивной смене»

«Бить и выигрывать». Как Евгений Сергеев учит боксироватьЕвгений СергеевФото: Сергей Белых
  • Статья

Евгений Сергеев в профессии – больше 35 лет. Он рассказал о карьере своего лучшего воспитанника, бесстрашии, ученике-дебошире и о том, почему не стоит провоцировать спортсменов.

Тренерская жилка

— Евгений Николаевич, как вы пришли в бокс?

— Родился я в Курской области, в селе Защитное. Мой сосед Сергей Павлов учился на спортфаке в Белгороде и занимался боксом в «Спартаке». Привёз нам в школу две пары перчаток и показал какие‑то удары. Я был тогда в 8-м классе. Мне стало интересно.

После школы поступил в ПТУ в Курске. Мой старший брат дружил с мастером спорта по боксу, и он привёл меня в спортзал. Кстати, в том же зале позже тренировался будущий олимпийский чемпион Александр Поветкин. Я занимался боксом до армии, провёл девять боёв, одержал шесть побед. Тренировал меня Владимир Васильевич Половнев.

— В армии боксировать продолжили?

— Конечно. У нас всё было: мешки, перчатки, шлемы, лапы. Мне как спорторгу роты даже разрешали выбегать за территорию части. В конце службы начальник по физподготовке – майор Минайлов – предложил пройти подготовку, получить звание прапорщика и стать его заместителем в полку. Я подумал: «Два года в сапогах, а потом ещё всю жизнь так же… Не моё это». Так ему и сказал. И он мне посоветовал идти в институт физкультуры. Сказал, что в моём характере есть тренерская жилка.

Правая колотуха

— Почему решили учиться в Белгороде?

— В Курске спортфака тогда не было. У одного друга, с которым мы служили, мама была главным бухгалтером спортивной базы «Салюта». Он предложил ехать в Белгород. Собрали документы на подготовительное отделение. 19 ноября 1977 года мы демобилизовались, а 23-го уже были в Белгороде. С 1 декабря начали учиться и искать спортзал.

— Быстро нашли?

— Сначала пошёл в «Спартак» к Валентину Иванову. Он спросил, у кого занимался. Говорю: «У Половнева в Курске». Он сказал, что знает его и это хороший тренер. Попросил на следующий день прийти с медицинской справкой. Но я нигде ещё не был прописан. Кто мне справку даст? Во врачебно-физкультурном диспансере сказали, что комиссию мне проходить только в январе, и ничего не дали.

Один мой одногруппник нашёл другой зал – прямо через дорогу от института, в ДК «Строитель» (сейчас – ЦМИ – прим. авт.). Там тренировал Альберт Симонов. До этого он работал в Губкине, потом переехал в Белгород. Принял меня и справку не потребовал.

— Помните первые соревнования?

— Когда в армии тренировался, стойку правши я себе запорол: не привык левое плечо поднимать, а это необходимо для защиты. Хотя с правой у меня уже колотуха была. В первом бою получил по бороде – плечо же не поднято! Я присел. Бой остановили. Ну, думаю, случайность. Вторые соревнования – то же самое! Прихожу на тренировку, идёт разбор боёв. Всем делают замечания. Доходит очередь до меня. Тренер говорит: «Ты становишься в левшу». Я начал сопротивляться. Он: «Двери видишь? Или делаешь, как я сказал, или до свидания».

— И как вы поступили?

— Начал пахать. Дистанцию чувствовал, но бить‑то левой не умел. Целый год мучился. Тренер заставлял меня левой рукой играть в теннис, бросать теннисные мячи. Потихоньку пошло: начал бить и выигрывать.

Победил на нескольких турнирах, стал кандидатом в мастера спорта. Потом выполнил норматив мастера, но мне его не присвоили. В соревнованиях должны были участвовать пять мастеров, а было три. Тренер послал документы, но их вернули. Всего прозанимался пять лет.

 

«Он стал мужиком»

— Как судьба занесла вас в Старый Оскол?

— Мой тренер хлопотал, чтобы мне выделили комнату в общежитии возле училища № 5. Я уже был женат, и у меня сын родился. Но неожиданно тренер умер – поехал на рыбалку в Шебекино, и прямо там у него лопнула поджелудочная железа. После его смерти комнату, которую он мне выбивал, отдали другому человеку. А я оказался перед выбором – или снимать жильё в Белгороде, или перебираться на родину жены в Старый Оскол. В итоге в начале 1980-х мы переехали. Здесь я годик потренировался у Николая Золотухина, съездил на соревнования в Ригу. А затем продолжил сам тренировать.

В 1984 году перешёл в зал бокса на Старооскольском ПАТП (пассажирское автотранспортное предприятие – прим. авт.). Директором был Николай Рассохин. Сразу скажу: если бы не он, Денис Лебедев как боксёр мог бы и не состояться. В тот момент началась пертурбация: денег не было в спортивных школах, а Николай Петрович выступал спонсором. И мне приплачивал чуть-чуть, и ребятам, которые добивались чего‑то.

— Когда Денис Лебедев пришёл к вам?

— Ему было 10 лет. Обыкновенный пацан, уличный. Мог свободно подраться с кем угодно. Никого и ничего не боялся. Но не скажу, что он как‑то выделялся сначала.

Годика через три начал чуть-чуть боксировать. На первенство России попал в 1994-м, занял второе место. Пять раз он на первенствах страны становился вторым – всё время чего‑то не хватало. Наверное, больше думал о защите, чем о нападении. Бывает так, что есть хороший парень, но не получается у него выиграть. В случае с Денисом было обидно, что он проигрывал не одному и тому же, а разным соперникам.

Пятое в его карьере молодёжное первенство проходило в Красноярске. Денис бил, выигрывал, но победу судьи не отдали. Однако на первенство Европы он поехал – на сборах своего соперника просто размазал.

— Несмотря на эти вторые места, что‑то же в нём было особенное?

— Когда по молодёжке Денис стал боксировать, я впервые почувствовал, что он стал мужиком. На сборах всех сверстников просто бомбил, а выступал тогда в весе до 75 кг. Стоял в парах только с Сашей Поветкиным, который боксировал в категории до 81 кг. И на последнем сборе в Конаково я понял, что Денис вырос в чемпиона.

На Европе он провёл четыре боя и все выиграл с явным преимуществом. Три закончились ударами по печени. А в финале он боксировал с венгром. Первый раз уронил – отсчитали нокдаун. После второго бой остановили. За победу ему в Старом Осколе дали двухкомнатную квартиру и машину.

— Потом он переехал в Москву. Здесь не хватало денег?

— Да. Нужно же было переходить из молодёжного во взрослый бокс. В 1997 году я составил смету на полтора миллиона: сборы, зарплата какая‑то у него должна быть. Пришёл к председателю нашего спорткомитета. Он говорит: «У нас таких денег нет». Поехал к председателю областного спорткомитета Валерию Шеврыгину. Он ответил то же самое. Говорю: «Тогда у меня забирают его москвичи». И Денис уехал в ЦСКА.

Я – с ним. Там нас встретил тренер Владимир Лавров. Он начал с ним работать. Но мы с Денисом остались на связи, созванивались, и после каждых соревнований он приезжал ко мне.

 

2 км пешком

— Можете вспомнить какую‑нибудь интересную историю, связанную с Денисом?

— 1996 год, Тамбов, первенство ЦФО. Они с Мишкой Галой (чемпион Европы 2002 года в весе до 81 кг, мастер спорта международного класса – прим. авт.) взвесились и пошли на завтрак. Увидели по дороге какую‑то афишу. Миша ногой как дал по ней и разбил. Милиционеры их забрали в участок, вызвали тренеров. Приезжаем. А у нас в Тамбове друг был – очень авторитетный человек. Он с нами поехал, сразу договорился, чтобы дело замяли. Это было возле рынка. И директор рынка говорит: «Ребята, я прощаю, но вы мне должны новый щит принести». Я привёз их на какой‑то склад, и Денис с Мишей 2 км пешком несли этот щит.

На том турнире, кстати, Денис сломал левую руку. Я предлагал ему сняться. Он: «Нет, буду драться». В общем, он вышел и в финале одной рукой выиграл. Едем в травмпункт. Делают снимок – трещина. А через 15 дней сборы. И всё, он пролетает. Поэтому в 1996 году на России Денис не боксировал. Это для него должен был быть первый чемпионат России по молодёжке.

— Расскажите, как для Дениса прошёл чемпионате России, который был в Белгороде в 1998 году?

— Когда он вышел на ринг, объявили, что он тренируется в Москве, в спортивном зале ЦСКА. Как все забегали, запричитали: «Как же так?!» Я говорю Шеврыгину: «Помните, я приезжал? Вы что мне сказали? Денег нет. И что его было держать здесь?»

Денис стал третьим на этом турнире. В равном бою проиграл, причём послал соперника в нокдаун. Его берут на Игры доброй воли. Там он тоже становится третьим. Потом выигрывает Россию среди боксёров от 19 до 23 лет. За эти успехи мне присвоили звание заслуженного тренера России.

— Как Денис перешёл в профессиональный бокс?

— В 2004 году Александр Поветкин стал олимпийским чемпионом. Он уже вышел в профи. И тут они случайно с Денисом встречаются в Москве. В сборной же вместе были много лет. Поветкин переговорил с кем‑то, чтобы Дениса взяли в профессионалы. И его посмотрели: подходит к Сашке спарринг-партнёром. Потом решили его выставить. И так потихоньку он пошёл.

 

Ударник и игровичок

— Стиль бокса Дениса Лебедева менялся с начала профессиональной карьеры?

— Он раньше всегда бил по печени. Сейчас так вообще не бьёт. Ему лучше всего работать снизу или сбоку. Мы с ним так и тренировались: на ближней и средней дистанции. Я считаю, что Денис стал хуже боксировать.

— В 2016 году он бился с Муратом Гассиевым (мнения судей разделились, и победу Гассиеву засчитали по очкам – прим. авт.). На ваш взгляд, кто победил тогда?

— Выиграл Денис. Думаю, сделали так, чтобы разнообразить чемпионов – отдали победу Гассиеву. И один пояс у Дениса забрали. Сначала мне показалось, что Денис проиграл. Но я пересмотрел бой несколько раз без эмоций и считаю, что он всё‑таки выиграл.

— Если бы бой Дениса с победителем Всемирной серии украинцем Александром Усиком состоялся сейчас, как бы он закончился?

— Здесь 50 на 50. Усик – отличный боец, тоже левша. Но боксирует он в основном с правшами. А Денис – левша, к тому же бьющий. Усик, кстати, отказывается боксировать с ним. Денис может ударить, поэтому имеет шанс победить, а Усик – это игровичок.

— В какой форме сейчас Денис? Два недавних боя, в которых он победил, говорят о чём‑то?

— Он поддерживает форму постоянно. И правильно делает, что уезжает в Америку: там он знает, во сколько тренировка, его ничего не отвлекает, он полностью оторван от быта. А по этим боям могу сказать, что соперники, конечно, не те были.

— Денису 39 лет. Не стоит ли задуматься об окончании карьеры?

— Конечно. Он уже об этом думает. Мы с ним разговаривали на эту тему (в конце 2018 года Лебедев заявил, что, если встретится с Усиком, это будет последний бой в его карьере – прим. авт.).

«Говорим, чтобы не дрались»

— Кто‑нибудь ещё из ваших воспитанников мог добиться больших успехов?

— Занимался у меня Серёга Нестеров. По своему потенциалу мог достичь не меньшего, а может и большего, чем Денис. Но «звезду поймал». Поехал на первые соревнования. Юг России выиграл, потом Кубок ВЦСПС (среди команд коллективов физкультуры и спортклубов профсоюзов – прим. авт.). Четыре боя – четыре победы нокаутом. Дальше – чемпионат СССР по молодёжи. Там попал сразу на чемпиона мира и проиграл, хотя Серёга соперника посадил (отправил в нокаут – прим. авт.), но судьи не отдали победу – 3:2.

После этого он решил, что ему все обязаны. Мол, я ему что‑то должен, техникум, где он учился. Трижды попадал в милицию – я его вытаскивал. Потом он поехал к кому‑то на свадьбу в Курскую область и сломал челюсть отцу невесты. Ну как так можно? И я ему говорю: «Всё, Серёж, наши пути расходятся». Он бросил бокс. Женился. Сейчас занимается строительством в Москве.

— Многих поразила история с футболистами Кокориным и Мамаевым (они полгода находятся в СИЗО за участие в двух драках – прим. авт.). Что нужно делать, чтобы боксёры не попадали в такие ситуации?

— Мы – я имею в виду тренеров – регулярно говорим пацанам, чтобы не дрались, не ввязывались в какие‑то конфликты. Но мы можем внушать это хоть каждый день. Если он захочет что‑то такое сделать, то не вспомнит, что ему тренер говорил. И такая ситуация может произойти с каждым. Важный вопрос: как именно? Ведь может же кто‑то спровоцировать, а боксёр ударит.

— С вами когда‑то случалось что‑то подобное?

— Я вообще не агрессивный. Расскажу один случай. Еду я как‑то с тренировки. Какой‑то зек решил закурить прямо в троллейбусе. Я ему замечание сделал. И он летит на меня. Говорю: «Я сейчас всажу – сапоги здесь останутся, а ты улетишь к водителю». И слышу, кто‑то ему говорит: «Зря ты с ним связываешься. Я точно знаю, что этот парень – боксёр».

— Чем всё закончилось?

— Да ничем. Он сразу сел, и всё. Потом поворачивается ко мне: «Да, дружок, ты борец за справедливость. Как тебе в этом мире трудно живётся».

Сергей Белых

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×