Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
02 ноября 2020,  17:06

Красная зона: как работает ковидный роддом в Шебекино

Корреспондент «БелПрессы» отправилась в ковид-госпиталь для беременных

Красная зона: как работает ковидный роддом в ШебекиноФото: Наталия Козлова
  • Статья

Перед тем как попасть в любой роддом области, будущих мам тестируют на COVID-19. Если тест положительный, беременных отправляют в ковид-отделение при Шебекинской ЦРБ, которое работает только с 9 октября.

Сейчас в этом госпитале, рассчитанном на 53 пациенток, находятся 14 малышей и 27 мам. За неполный месяц тут родились больше 20 малышей. Ивня, Строитель, Старый Оскол, Шебекино – женщины поступают со всего региона.

В зону на 8 часов

Чтобы попасть в красную зону, несколько раз обрабатываем руки антисептиком, надеваем перчатки, защитные костюмы, шапочки, респираторы, очки и специальные бахилы до колен на завязках. Костюмы, бахилы и очки многоразовые, их стерилизуют. Остальное отправят в утиль сразу после выхода из зоны.

В защитной одежде ощущаешь себя примерно так же, как в водолазном костюме: неудобно, но тепло, хотя для многих это минус. Очки герметично присасываются к лицу, запотевают и оставляют после себя на коже болезненные борозды, но надёжно защищают глаза.

Рабочая смена медиков длится 8 часов. Есть, пить, ходить в туалет в таком костюме невозможно – только снимать и вновь проводить все дезинфицирующие процедуры. В костюме очень жарко, хочется пить, но приходится терпеть часами.

 

Потоки разделены

Женщины с подтверждённым ковидом и с подозрением на него в госпитале не пересекаются. Они находятся в разных палатах.

Перед тем как начать работу в ковид-формате, деревянные двери в палатах роддома поменяли на пластиковые герметичные.

Большая часть поступивших в ковидный роддом женщин переносит болезнь в лёгкой форме, бессимптомно – им требуется медицинское наблюдение и минимум лекарств. Но есть и пациентки с пневмонией, которым необходимы кислород и интенсивное лечение.

В госпитале работают индивидуальные родильные залы, изолированные друг от друга, операционная, палаты для пребывания, смотровые, койки с аппаратами ИВЛ.

«Плюс нашей больницы в том, что кадровый состав изначально разнопрофильный, – говорит главврач Шебекинской ЦРБ Олеся Нестеренко. – Помимо акушеров-гинекологов, неонатологов, в нашем штате есть инфекционисты, хирурги, терапевты, кардиологи, офтальмологи, то есть все те специалисты, которые нужны и беременным, и пациентам с пневмонией, ковидом. Коллектив сформированный, со своими заведующими, старшими сёстрами, с младшим и средним медперсоналом. Люди знают друг друга, они уже сработались. Это помогло во время наладки работы в ковид-условиях».

Когда коечный фонд роддома расширили, сюда дополнительно привлекли на работу акушера-гинеколога и неонатолога. В акушерском корпусе работают 13 врачей, 30 медсестёр и 20 младших медработников.

 

Отдельно от мам

Чтобы не заразить своих новорождённых малышей, ковид-положительные мамы лежат с детьми в разных помещениях и не контактируют. Младенцы находятся в детском отделении под присмотром неонатологов и медсестёр.

«У нас ещё не было таких случаев и в практике коллег – тоже, чтобы инфицированная ковидом женщина родила инфицированного ребёночка. Детки рождаются здоровыми, – говорит Олеся Нестеренко. – Для новорождённого очень опасен коронавирус: и лечение, и дальнейшие прогнозы. Чтобы обезопасить деток, мы содержим их отдельно от мамочек. При получении двух отрицательных мазков у мамы они воссоединяются».

Врачи поясняют, что новорождённые – особая группа риска, и мамам приходится терпеливо ждать встречи с ребёнком.

«Мамы понимают, что в первую очередь это нужно для безопасности ребёнка. Уход здесь должный: медицинское наблюдение, условия пребывания», – подтверждает главврач.

 

С новорождёнными и их мамами работают и разные группы медиков.

«Одни руки у нас занимаются новорождёнными, другие – мамочками. Это один из постулатов акушерства. Такое разделение сформировалось изначально», – поясняет врач.

Москвичка Анна на прошлой неделе родила здесь дочь. Недавно она приехала в Шебекино с мужем, чтобы поухаживать за своей бабушкой, которая приболела. Роды начались раньше срока, и Анну положили в изолятор, взяли тест на COVID-19.

«Он оказался положительным. При этом у меня не было никаких симптомов. Уже потом, здесь, они проявились: я потеряла обоняние, поднялась температура, – рассказывает Анна. – Я родила сама, дочь вдохнула, закричала, и мы все обрадовались, потому что готовились ко всему, к реанимации, но она не понадобилась».

К слову, бабушка Анны живёт через дорогу от ЦРБ, и сама девушка в своё время родилась в этом роддоме. Пока дочка и мама не видятся, неонатологи всё рассказывают Анне о ребёнке.

«Очень приветливые люди. И вообще здесь весь персонал очень старается. Они работают в адских условиях круглосуточно, не могут снимать свои костюмы, не могут пойти попить, поесть. Большое им спасибо», – поделилась пациентка.

Анна Анна / Фото: Наталия Козлова

Больничная еда

Палаты в роддоме разные: на два, три и четыре человека. В каждой есть санузел, подведён кислород. Питание диетическое. Состав и размер порций устанавливают по врачебным рекомендациям, учитывая аллергии и пищевые непереносимости пациентов.

«Есть чёткие методические рекомендации по калоражу, по кратности, дробности питания. Лечебное питание – неотъемлемый этап лечебных мероприятий. Даже в листе врачебных назначений, который пишут на каждого пациента, обязательно прописывают какой стол, в зависимости от состояния и диагноза, врач назначает своему пациенту», – уточняет Олеся Нестеренко.

Еда большинству людей покажется не такой, как дома. Она не солёная, не перчёная, как правило, отварная.

«Предпочтение отдаётся протёртой пище, пюре, супам, отварным продуктам. Да, вкус неяркий, это непривычно, но, когда пациент проходит лечение, нужно относиться щадяще и к пищеварению», – говорит врач.

Если у пациентов совсем не лежит душа к больничной еде, то они могут есть ту пищу, которую им передадут родные. Но в госпитале просят воздержаться от этого и поберечь организм. 

 

Девчонки молодцы

Кроме родильного дома, на базе Шебекинской ЦРБ, в здании хирургического корпуса, развернули 110 коек для коронавирусных больных. Здесь работают 128 медиков.

Пациентка Наталья поступила сюда почти две недели назад. Сейчас готовится к выписке.

«Скорая привезла меня задыхающуюся. Я боялась всего. Но вылечили: морально поддерживали, врачи, медсёстры всё рассказывали. Сейчас всё хорошо. Во время лечения ничего не покупали, все лекарства тут есть. Девчонки молодцы, капельницы ставят не больно! Все добрые, приветливые. Как солнышко приходят к нам», – поделилась она.

Врачи подтверждают, что позитивный настрой – важное дело. И по глазам, даже через плотные очки, видно: сейчас они улыбаются.

«У нас у всех есть семьи, у нас болеют близкие, но мы понимаем, что если не мы, то кто поможет людям здесь? Поэтому весь коллектив работает с большой отдачей», – говорит главврач.

 

В ЦРБ работает реанимация на 17 мест. Отдельный блок реанимационных мест – для беременных женщин и рожениц, и свой, в хирургическом корпусе, – для пациентов с пневмонией.

Сейчас в реанимации госпиталя лежат 12 человек: 9 – на искусственной вентиляции лёгких, 3 – на неинвазивной вентиляции. В палате стоит пост, на котором круглосуточно находятся медики, чтобы отслеживать состояние пациентов.

«Попадают все либо в тяжёлом состоянии, либо в очень тяжёлом. Любое изменение состояния может плохо закончиться, поэтому круглосуточный пост обязателен, – поясняет завотделением анестезиологии-реанимации Валерий Кудинов. – Малейшее изменение в состоянии может потребовать изменения в терапии».

Жидкий кислород

Систему подачи воздуха Шебекинской ЦРБ специально подготовили для приёма пациентов с ковидом. Понимали, что кислорода потребуется много. Специалисты заменили внутреннюю разводку на трубы большего диаметра. На территории больницы построили новую площадку (и сейчас строят ещё одну), где установили шесть газификаторов – резервуаров, в которых хранится медицинский кислород.

Газификаторы работают попарно. По ним видно, какая пара задействована сейчас: она быстро покрывается инеем, ведь у жидкого кислорода низкая температура. Из резервуаров кислород по трубам поступает в корпуса и дальше – к больничным кроватям.

Резервные запасы кислорода хранят в дополнительных переносных баллонах и ёмкостях, которые использовали в доковидное время.

В сутки на 153 пациента уходит 1 тонна кислорода.

 

Наталия Козлова


Все материалы «БелПрессы» о коронавирусе COVID-19 собраны здесь.

 

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×