Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
15 января 2022,  15:05

«Рвение познать музыку»: с чего начиналась история старейшей музыкальной школы Белгорода

15 января 2022 года детская музыкальная школа № 1 празднует своё 76-летие

«Рвение познать музыку»: с чего начиналась история старейшей музыкальной школы БелгородаУрок сольфеджио А. А. ЗнаменскогоФото: из архива музыкальной школы № 1 Белгорода
  • Статья

Страницы истории школы «БелПресса» перелистывает с её нынешним директором Александром Голевым и преподавателями Светланой Бахмутовой и Жанной Чубинидзе.

Начало

«15/1.1946 г. Решение Белгородского Исполкома Депутатов Трудящихся об организации в г. Белгороде Детской Музшколы. Получено помещение из 2х комнат в Доме пионеров площадью в 62, 4 кв. метра. Директором школы назначена Сафронова Н. Н.», – первая запись в альбоме для рисования, который бережно хранят в детской музыкальной школе № 1.

Её автор – Нина Николаевна Сафронова. Через пять дней она получит от депутата Верховного Совета СССР рояль фирмы «Бехштейн», а от городского горисполкома – 10 плетёных стульев.

А через месяц закончится приём первых учащихся – 22 юных белгородца решили попробовать себя в музыке.

 

 

Белгород ещё стоял в руинах, а белгородские мальчики и девочки уже спешили на уроки фортепиано к М. И. Шелингер. Школа располагалась на ул. Ленина, 51 (сейчас Гражданский проспект). В апреле добавились ещё 10 учеников, и всех детей разделили на три группы – юных музыкантов приняли Н. А. Матвеева и З. Д. Конорова.

«Полгода, как война закончилась, город разрушен, а открыли детскую музыкальную школу – с неё началась современная история культуры и искусства на Белгородчине», – считает Александр Голев.

За две недели до начала учебного года в том же 1946-м школа получила 20 детских учебных скрипок и партию оркестровых народных инструментов. А 1 сентября к учёбе приступили 62 ученика – четыре группы учащихся: 34 – в классе фортепиано, 21 скрипач и 7 народников, которыми занялся Г. С. Хаймовский. Школа купила пианино «Фрешер» и начала свой первый учебный год.

 

 

Через полгода школа впервые переехала в новое место – скрипачи занимались в одной из комнат школы № 5 на ул. Ленина, 55, а пианисты – дома у преподавателей.

Перед следующим учебным годом музыкантам выделили отдельное помещение в пятой школе – двухкомнатный флигель на 37 кв. м, заодно купили ещё 5 скрипок и рояль «Мюльбах», а педагогический состав пополнил преподаватель теоретических предметов А. А. Знаменский.

В августе 1948 года музшкола снова переехала – на этот раз в четыре комнаты школы № 4 на ул. Литвинова, 55 (сейчас Белгородский проспект), площадь занимаемых помещений выросла до 82,5 кв. м. На их капремонт потратили 12 тыс. рублей.

В новый 1948/49 учебный год вступило уже 96 юных музыкантов.

 

«Капельки» на ТВ

В 1951 году школу возглавил Георгий Щелконогов, а в 1952-м она переехала на ул. Ворошилова, 7 (сейчас проспект Славы), где комнат было уже пять, плюс небольшой зал.

Поток учащихся постепенно увеличивался, появились хор, оркестры, а преподаватели приезжали из Харькова и Курска.

В 1959 году в Белгороде открылось музыкальное училище, которое сейчас носит имя Степана Дегтярёва – известного русского композитора и дирижёра XVIII – XIX веков родом из Борисовки.

Выпускники музыкальной школы поступали в него, а потом возвращались в родные пенаты преподавать – так решился вопрос с кадрами.

С Георгием Щелконоговым школа переехала ещё и в 1962 году – на Попова, 13.

 

 

«На Попова была очень дружная преподавательская семья, но сами условия были не лучшими. В этом здании раньше была библиотека, и большие комнаты разбили на маленькие. На второй этаж вела очень крутая лестница, и был огромный зал, который переходил в сцену. На ней была бархатная занавесь с цветами, а вдоль стен стояли ряды складных деревянных стульев, из которых делались зрительские места», – вспоминает заслуженный работник культуры РФ, заведующий отделением фортепиано ДМШ № 1 Светлана Бахмутова, которая работает в школе с 1971 года.

По её воспоминаниям, у них давали концерты харьковские композиторы, они же и привозили учебники.

«К нам приезжали известный скрипач Гидон Крамер и пианист Александр Йохелес – концерты были необыкновенные. Все наши мероприятия мы проводили в зале, по пятницам играли в овальном зале дома правительства, а по субботам – в студенческих общежитиях на пианино в холлах», – говорит она.

 

 

В 1970 году в школе открыли отделение духовых инструментов, а через два года новым директором стал баянист Владимир Новоченко. Он руководил школой до 1989 года. При нём в учреждении в 1973 году появились детский оркестр народных инструментов, а в 1974-м – знаменитый на всю страну вокальный ансамбль «Капельки», который создали Галина Киценко и Татьяна Ревенко.

Впервые на Центральном телевидении «Капелек», в который детей брали с 5 лет, показали в 1983 году в передаче «Творчество юных». После этого белгородские «капельки» были в телевизоре ещё несколько раз.

«Они выступали на «Утренней звезде», пели вместе с Ириной Аллегровой. Много где выступали, их везде звали, они были настоящими капельками – все маленькие, миленькие. Пели, танцевали, стихи читали, их все любили», – рассказывает заслуженный работник культуры РФ, преподаватель по классу теоретических дисциплин Жанна Чубинидзе, работающая в ДМШ № 1 с 1970 года.

 

Лихие 1990-е

Галина Киценко стала новым директором школы, в которой когда‑то училась, в перестроечную эпоху – в 1989-м. В тяжёлые времена она сохранила почти весь коллектив.

С деньгами было туго, и некоторые пробовали подрабатывать или вообще меняли место работы.

«Я пришёл в 1996 году, – рассказывает Александр Голев. – Настроение было так себе: не платят, но работа интересная. Из‑за обстоятельств пришлось уйти, работал на «Энергомаше» водителем автобуса, рабочих возил. Пришёл в первый рабочий день как в школу – в белой рубашке, брюках. Начальник сказал: «Ты куда собрался?» Говорю, я ж на работе, а он мне ответил, что мне ещё автобус мыть. Недолго я там проработал, вернулся в школу. Победила увлечённость профессией, я увидел первые плоды своего труда, а для преподавателя это самое дорогое».

 

 

В 1990-е на рынке спокойно можно было встретить профессоров, кандидатов и докторов наук – все вертелись как могли.

«Я всю жизнь хотела работать с детьми, поэтому и осталась. Однажды попробовала торговать – съездила в Польшу и увидела, что многие работники культуры ушли в торговлю. Всё, что привезла, продала по минимуму, чтобы больше не ездить туда. Вообще, не понравилось, каждому своё. Да и у нас мало кто уходит. Многие молодые преподаватели меняют профессию, но бывает так, что он уходит в филармонию, а потом просится обратно работать по совместительству», – делится Чубинидзе.

Не покинула родную школу и Светлана Бахмутова.

«Я почему в 1990-е не ушла – у меня были такие хорошие преподаватели, что я влюбилась в эту профессию. Я ещё в детстве хотела работать в необыкновенной школе, и моя мечта осуществилась – работаю в музыкальной».

 

В пятый раз в новый класс

В 2003 году директором школы назначили Сергея Бодякова, сейчас он директор МКЦ БелГУ. За семь лет его руководства в школе открылись отделения хореографии, вокала, фольклора, раннего эстетического развития, классы музыкального английского языка, синтезатора и композиции, печатались сборники юных композиторов.

Как и почти всех предшественников, его ожидал переезд – в первый же год руководства школу переместили с Попова на Чапаева, 22, а её старое здание довоенной постройки снесли.

«Тяжело переезжали. Мы хотели, чтобы нас оставили, ходили по всем инстанциям. Но, видимо, так было нужно. Когда здание рушили, в нём обнаружилась трещина по диагонали – как пол ещё выдерживал! У нас на втором этаже стояли два рояля и с два десятка пианино, да ещё по 300 детей на отчётных концертах», – говорит Чубинидзе.

 

 

С переездом помогла воинская часть.

«Очень тяжёлый переезд был, это же всё спустить со второго этажа по крутой лестнице надо было. Молодые ребята такую тяжесть таскали, а здесь на второй этаж поднимали. Кормили их потом. Справились за пару дней, машина одна за другой ездили. Постановление выселить вышло, и нас сразу же и выселили. А потом ходили слухи, что нам можно было и не уезжать. Обживались тяжело», – вспоминает Жанна Олеговна.

Дело в том, что новое здание не предназначено для занятий музыкой – оно раньше было детским садом. 

«Стены здесь тонкие, и акустика плохая. Но мы привыкли, уже не слышим соседей. Нам, если бы освободили вторую часть здания, было бы полегче, да и нужен зал. Окна у нас старые, на втором этаже очень холодно… Классно здесь весной, когда открываются окна и всё это место наполняется звуком», – говорит Светлана Бахмутова.

В том, что музыкальная школа переехала в здание детского сада, отчасти виноваты 1990-е.

«В эти годы спала рождаемость, детсады перестали работать, в том числе и этот. Здесь рядом 21-я школа, и её начальные классы учились здесь. Потом там и в начальных классах спал контингент, и это здание закрылось. Половину его отдали бухгалтерии управления образования, а половину – нам. Но мы расширились: на Попова у нас было 894 кв. м, а здесь стало 2 070 кв. м», – говорит Голев.

 

Новая жизнь

В 2010 году школу возглавил преподаватель игры на балалайке и гитаре, дирижёр оркестра Александр Голев.

«Когда мне предложили возглавить школу, я удивился. Мой единственный опыт руководства был, когда я в филармонии работал дирижёром с профессиональным оркестром. Да, работал и с детским оркестром, но это дети, к ним другой подход. Можно немного сопоставить работу дирижёра и директором, но я учился на своём опыте», – вспоминает Александр Анатольевич.

Голев сравнивает музыку со спортом.

«Если систематически работать над собой, будет успешный результат. Если система нарушается, результата не будет. Каждый день работы надо собой, и на конкурсе будет результат, а может, и не будет, как в спорте. Но у нас, в музыке, художественная сторона, помимо всех технологий, мы отображаем образ», – говорит директор.

 

Любимое детище

16 декабря на концерте, посвящённом 75-летию школы, выступил детский симфонический оркестр. Этот проект Голев запустил 1 сентября 2019 года.

«Мы целый год работали над детским симфоническим оркестром. Многие в него не верили, говорили, что я занимаюсь глупостями. А когда он выступил, я понял, что доволен своей работой, когда оркестр играл, у меня волосы шевелились», – признаётся Голев.

Создать оркестр – дело не одного года. Покупали инструменты, отбирали детей, к ним на занятия приезжали профессиональные дирижёры из Воронежа, а в 2019 году школа попала в нацпроект, что ускорило процесс.

«Купил рояль, пианино, баяны и хорошие скрипки, каждая около 100 тыс. рублей стоит, и, когда я услышал в ансамбле эти хорошие инструменты, понял, что не промахнулся. Важно, чтобы ребёнок учился играть на хорошем инструменте», – радуется Голев.

 

 

Нашлись и преподаватели – Георгий Девятников ушёл из филармонии в школу, отреставрировал контрабас и начал на нём учить детей.

«Когда подобрался хороший состав преподавателей, инструментов, выросли дети, которые могут играть в оркестре, к нам пришла Галина Крупская и возглавила его. Предложил управлению культуры создать симфонический оркестр, собрать в него лучших детей из городских музыкальных школ. Руководитель управления Ольга Лесных загорелась этим проектом. Мы попали на приём к мэру, он поддержал и дал ещё денег – на них купили духовые», – говорит Голев.

Основной костяк оркестра из 62 детей – ученики ДШМ № 1. Состав ждёт ротация: в музшколе учатся семь лет. Директор считает, что играющие в оркестре музыканты поднимают свой уровень в интонации, ритме, слышат аккомпанемент: коллективное музицирование развивает.

 

Звёзды школы

В ДМШ № 1 учился будущий художественный руководитель и главный дирижёр государственного ансамбля «Россия» (1977–1993), выдающийся вирутоз игры на баяне Виктор Гридин, женой которого была Людмила Зыкина.

Гитарист Сергей Меритуков – ведущий мастер сцены московского театра «Музыки и Поэзии», лауреат множества международных конкурсов, а кларнетист Вазген Юсупов уже три года обучается в московской академии джаза Игоря Бутмана.

Гордостью школы называют студентку консерватории им. Чайковского, пианистку Анастасию Кузнецову и учащуюся этой консерватории, скрипачку Дарью Криницыну.

«Я послушал Дашу на уроке и разглядел в ней способности и рвение познать музыку, и пригласил преподавателя из музучилища Николая Габриэляна посмотреть на неё. В итоге он стал с ней работать и раскрыл так, что сейчас она учится в одной из лучших консерваторий мира. Потом девушки собираются учиться там же в аспирантуре, а она считается лучшей в мире», – гордится Голев.

 

 

Выпускники школы преподают в саратовской и харьковской консерваториях, в Белгородском институте культуры, Чехии и США.

«В Белгороде много ярких музыкантов, не только в нашей школе. Когда находишь эти звёздочки и направляешь куда нужно, это дорогого стоит. Музыке можно научить, и способности можно приобрести, для этого есть масса методик, учат же медведей на велосипедах кататься. Но здесь нужна увлечённость, контроль родителей и настойчивость преподавателя. Ещё Шаинский как‑то сказал, что тот, кто прошёл через музыкальную школу, в тюрьму не сядет: они интеллектуально и культурно развиты», – уверен Голев.

Александр Куликов

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×