Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
15 октября 2020,  16:00

А скажи что‑нибудь по‑японски. Зачем белгородцы учат язык самураев

Четыре истории о любви к аниме, кандзи и японским городовым

А скажи что‑нибудь по‑японски. Зачем белгородцы учат язык самураевФото: pixabay.com
  • Статья

«Японский в Белгороде», – зазывает контекстная реклама на почтовой страничке. Удивительно – кому, а главное – для чего в нашем городе может понадобиться знание этого экзотического языка?

Гугл ошарашил: оказывается, японский у нас вполне востребован: его преподают не только в нескольких частных языковых школах, но и на курсах в областной научной библиотеке.

Трудности перевода

Аня и Антон бросают друг другу мячик и японские слова. Мячик летает быстрее. Поймав его, надо подумать, назвать перевод и отправить оппоненту вместе с мячиком другое японское слово. Этот языковой пинг-понг не игра, а своеобразная разминка, открывающая занятие японским языком в одной из белгородских языковых школ. Когда ребята делают ошибки, преподаватель Дарья с улыбкой приподнимает брови и переспрашивает: вы уверены? Антон уверен меньше – Аня выигрывает сет за сетом.

Прочитать фразу, написанную на доске, и придумать продолжение по смыслу – на японском, разумеется. Перевести с русского на японский реплики преподавателя, прочитать и перевести текст с японского по ролям. Под занавес – аудирование: «А давайте послушаем, как это должно звучать». И на закуску – мини-сочинение на иностранном языке о катаклизме, вызвавшем опоздание. С неизменным заключительным призывом к осторожности: японский – очень вежливый язык.

Аня грызёт ручку и бойко царапает тетрадный лист иероглифами-кандзи – они у неё ровненькие и красивые, как с конвейера. Антон вздыхает и листает конспект – у него работа идёт медленнее. Но по итогу справляются оба. Только Аня своё сочинение озвучивает быстро и уверенно, а вот у парня каждая утвердительная фраза немного вопрос. Преподаватель кивает головой, поправляет на японском, уточняет на русском.

Полуторачасовое занятие японским быстро заканчивается. Смена активностей не даёт ребятам расслабиться и заскучать, несмотря на то что сегодня их на занятии всего двое. Вот и всё на сегодня: всем arigatou (спасибо) и mata ne (до свидания).

Мы просим ребят поделиться своей историей любви к японскому языку.

 

А скажи что‑нибудь по‑японски. Зачем белгородцы учат язык самураев - Изображение Фото: Тамара Акиньшина

История № 1. «Как такое можно выговорить?!»

Антону Птицыну 38 лет, сейчас он временно безработный. Два года он изучал японский на курсах иностранных языков в областной библиотеке. Потом забросил на год, поскольку перестал понимать, что на занятиях происходит.

«В 2019 опять записался на курсы в школу ELS, сейчас по факту прохожу то же самое, что уже учил раньше, но забыл-недоучил. Конкретной практической цели на будущее нет. Мне кажется, абсолютное большинство всех изучающих японский язык так или иначе им заинтересовались благодаря аниме», – рассказывает Антон.

В Японии он был трижды: в 2010 году через турфирму, в 2012-м и 2018-м самостоятельно.

«Одно из самых больших впечатлений на меня произвело общение с японским полицейским. Мы с другом шли по дороге и не заметили, что впереди она перекопана, стоит ограждение, и на нём нарисована стрелочка, показывающая, что нужно обойти вот здесь. Рядом стоял полицейский, и, когда он увидел, что мы идём прямо на ограждение, подбежал к нам, схватил этот заборчик, оттащил в сторону, и, пока мы проходили, он непрерывно кланялся и извинялся на английском за то, что они перекопали дорогу в том месте, где мы захотели пройти, и тем самым доставили нам неудобство. После российских реалий это было ощущение, как будто мы оказались на другой планете».

Антон в ЯпонииАнтон в Японии / Фото: личный архив

 

В японском языке, считает Антон, сложно всё: от начала до конца:

«Две азбуки, и в дополнение к ним больше 2 тысяч иероглифов, которые могут быть и глаголами, и прилагательными, и существительными, и у которых есть куча разных вариантов произношения… За несколько лет из этих 2 тысяч я запомнил около 300, а правильно написать могу ещё меньше. Ну или вот грамматика: «было жарко» – atatakakatta, «не было жарко» – atatakakunakatta. Как такое можно вообще выговорить не запинаясь?!»

По образованию Антон юрист, сейчас он переучивается на программиста, чтобы заниматься разработкой видеоигр, и изучает японский язык. Он знает английский – в основном благодаря общению на всяких разных форумах в интернете.

«Это наводит на мысль, что, если я не хочу точно так же забыть всё, что я учил на курсах японского, нужно найти, где этот японский можно хоть как‑то применять на практике. Но перейти от теории к практике пока не получается».

На вопрос, как к его необычному увлечению относятся окружающие, Антон, смеясь, отвечает:

«Ну, жены у меня нет, детей тоже, мнение спросить не у кого. Я так думаю: если бы они были, вряд ли я мог себе позволить три раза в неделю вместо зарабатывания денег ходить учить неизвестный язык с неизвестной целью».

А скажи что‑нибудь по‑японски. Зачем белгородцы учат язык самураев - Изображение Фото: личный архив

История № 2. «Привлекает экзотика»

Ане Литвиновой 17 лет, она школьница. По её признанию, изначально она планировала поступать по этому направлению в институт, думала о переезде, но сейчас учит японский для себя.

«Мне нравится изучение языков: оно много даёт, – говорит девушка. – Ну и в целом я люблю японскую культуру: смотреть фильмы, аниме, читать литературу на языке оригинала. Ещё как минимум год планирую учить, а дальше как пойдёт. В среднем трачу на японский около 4–5 часов в неделю. С носителями языка, к большому сожалению, не общаюсь, но надеюсь в будущем найти такого человека».

Анна ЛитвиноваАнна Литвинова / Фото: личный архив

 

Аня была в Японии летом прошлого года – ездила в языковую школу, чтобы повысить качество знания языка. И эти занятия ей пригодились. Во время поездки постоянно приходилось использовать японский, так как там практически никто не говорил по‑английски. Тогда‑то девушка и почувствовала, что у неё довольно неплохой уровень, но до свободного владения ещё далеко.

Родители поддерживают дочь в её стремлении изучить японский и финансово, и морально. Друзьям вначале было интереснее узнать про иероглифы и алфавит, потом про речь и популярные фразы. Сейчас, говорит Аня, все привыкли к её увлечению и особо не проявляют интерес.

«В японском языке, – признаётся девушка, – меня привлекает его экзотика. Мне нравится сам процесс написания иероглифов и составления слов с ними. Ещё больше нравится понимать то, что может понимать абсолютное меньшинство – по крайней мере, в нашем городе. Мне легко запоминаются значения слов по иероглифам. Но в то же время тяжело запоминать сами чтения и, соответственно, значения слов. В японском они иногда могут зависеть от протяжённости звука».

А скажи что‑нибудь по‑японски. Зачем белгородцы учат язык самураев - Изображение Фото: личный архив

История № 3. «Либо талант, либо везение»

Ирине Гончаровой 27 лет. Она работает корректором и японский язык учит самостоятельно.

«Желание изучать японский появилось, когда я стала пересматривать все работы Миядзаки. Позже стала смотреть сериалы и фильмы, слушать японскую музыку, ездить на фестивали японской культуры в Москву», – говорит девушка.

Примерно в это же время она окончила университет, стала работать, и у неё появилась цель поехать в Японию. Тогда ещё не было курсов японского в Белгороде. Когда они появились в научной библиотеке, Ирина сразу же записалась, но из‑за неудобного для неё расписания, не смогла ходить. Тогда‑то и стала потихоньку учить язык сама.

«Мне даже азбуки казались чем‑то сложным», – признаётся она.

Более серьёзно девушка стала заниматься японским в начале 2017-го.

«Занималась сама по курсу Minna no nihongo, в котором есть несколько книг и аудиофайлов. Лучше этого ничего нет. Плюс в том, что ты действительно можешь осваивать язык сам, без помощи преподавателя. Занималась я каждый день минимум по два часа, по выходным могла сидеть за учебниками весь день. Мне доставляло это невероятное удовольствие, к тому же я поставила себе цель сдать экзамен Nihongo noryoku shiken, его проводят дважды в год».

Ирина в ЯпонииИрина в Японии / Фото: личный архив

 

Сначала Ирина изучала грамматику к каждому уроку, делала конспекты, слушала аудиозаписи с правильным произношением слов, писала кандзи бесконечное количество раз, чтобы запомнить начертание иероглифов, потом переходила к упражнениям, в том числе и аудированию. Недолго, но пользовалась приложением Tandem для языкового обмена. Смотрела фильмы с субтитрами.

«После поездки в Корею мне безумно хотелось хоть немного пообщаться в путешествии, иметь возможность спросить дорогу, купить билеты, узнать цены… Мне важно было набраться уверенности в себе», – признаётся Ирина.

Её очень поддерживала мама, радовалась вместе с дочерью её успехам и всегда слушала, когда та взахлёб рассказывала о своих уроках.

«Однако после её смерти я не смогла вернуться к занятиям, хотя экзамен всё‑таки сдала – мой уровень N5, самый начальный. Мой друг по переписке, узнав об этом, передал мне слова своего преподавателя японского: «Либо это талант, либо везение», – рассказывает девушка.

В мае 2018-го она с подругой полетела в Японию. Мечтой Ирины было встретить свои 25 лет в любимой стране. Кроме Токио, они побывали в Киото и Наре.

 

Сибуя. Знаменитый пешеходный переходСибуя. Знаменитый пешеходный переход / Фото: личный архив

«После начала пандемии и закрытия границ моё желание вернуться стало ещё больше. И, как и прежде, я снова начала собирать деньги на поездку. Даже сумма на билеты уже греет мою душу, словно я на шаг ближе к своей мечте. Но самое главное, конечно, это язык. К сожалению, из‑за большого количества работы у меня нет возможности заниматься так же, как и раньше. Поэтому я хочу найти учителя для индивидуального обучения», – делится планами Ирина.

Она признаётся, что работать в группе ей не нравится: кто‑то схватывает на лету, кому‑то нужно больше времени, это очень неудобно. Но занятия стоят дорого, особенно с носителями языка, поэтому, скорее всего, девушка будет заниматься раз в неделю, а остальное время – справляться сама.

«Без этого всё равно невозможно освоить язык: самостоятельная работа важнее всего, – уверена Ирина. – Поддержка учителя наверняка поможет, желание сдать экзамен на N4 тоже мотивирует. Плюс сама поездка: мне хочется повысить языковой уровень и общаться более свободно, чем в первую поездку, хочется встретиться с людьми, с которыми я познакомилась в Токио».

История № 4. «Зубрить и заморачиваться»

Дарья Дороганова – преподаватель японского языка, ей 27 лет. В 1996-м, когда ей было три года, её семья переехала в Японию. Поэтому японский и родной русский язык она постигала параллельно. Ходила в японский детский сад, окончила там начальную школу (в Японии дети учатся в ней 6 лет). После 10 лет жизни в Стране восходящего солнца семья Дарьи вернулась на родину.

 

А скажи что‑нибудь по‑японски. Зачем белгородцы учат язык самураев - Изображение Фото: личный архив

 

В Белгороде девушка окончила геолого-географический факультет БелГУ, но Япония её так и не отпустила. Точнее, как она сама говорит, японский язык сам её нашёл. Постоянно повышая свой уровень знаний языка (сейчас Дарья на третьем уровне), она стала потихоньку его преподавать: сначала в частном порядке, затем в одной из белгородских языковых школ, в которой работает уже пять лет.

«В детстве не помню, чтобы путала русские и японские слова, а вот в школе были такие сложности: когда начинаешь писать слово на одном языке, а у тебя в голове буквы другого. То есть пишешь русское слово, но японскими буквами. Написал и понимаешь: что‑то не то! Ещё в японском языке есть такие отдельные слова – он же очень вежливый! – которых в принципе нет в русском. И иногда хочешь что‑то сказать по‑русски, используя именно эти слова, и понимаешь, что не сможешь».

В течение трёх лет Дарья посещала разные мировые форумы, и если сталкивалась с японцами – а это было за всё время раз пять – то разговаривала с ними по‑японски, что их очень радовало. Они добавлялись друг к другу в скайп и продолжали общение. А ещё она поддерживала связь со своими одноклассниками в «Фейсбуке».

«Одного за другими стала находить их и добавлять, – рассказывает девушка. – Один мальчик закончил магистратуру в Петербурге. И он мне сказал, что стал изучать русский язык, потому что со мной в детстве познакомился. Мне это было очень приятно слышать. С ним мы периодически общаемся. У нас интересное общение – я ему пишу на японском, потому что мне приятно на нём писать, а он мне отвечает на русском, потому что ему так нравится».

Самым сложным в японском языке Дарья считает иероглифы. По её словам, сами японцы постоянно в этих иероглифах: сидят, прописывают их.

«Все старые иероглифы, чтобы не забыть, нужно прописывать постоянно. С новыми иероглифами сложнее – нужно заморачиваться, искать», – поясняет Дарья.

По её признанию, ей язык сложно забыть, потому что любит пересматривать один японский мультик 80–90-х годов, у которого более 1 000 серий. Если какое‑то незнакомое слово услышит, то сразу находит его в словаре.

«Сложностей с произношением у меня нет – всё‑таки, я в детстве там жила, – продолжает девушка. – Я не могу сказать, что у меня идеальное произношение – это со стороны кто‑то должен сказать. Но на русском у меня акцент есть – с шипящими [ж], [ш], [ц] – мне все говорят. С восприятием японского языка тоже нет проблем: я понимаю отлично всё, если это в пределах моих знаний».

Дарья признаётся, что преподавание приносит ей удовлетворение, особенно когда чувствуешь отдачу от учеников.

«Для чего японский язык нужен моим студентам? Кто‑то любит путешествовать, как, например, Антон – он ездил в Японию. Тем, кто помоложе, – для поступления. Вот у Анны хорошие успехи. Но таких, «далеко идущих» немного. Сейчас, например, у меня четыре постоянных студента. Когда уровень у ребят продвинулся, хочется, чтобы они побольше говорили. Но поначалу – грамматика, грамматика, грамматика. Что‑то надо зубрить, например иероглифы – без этого язык не выучишь. Их в японском несколько тысяч. У нас в группе мы пока и до 1 000 недотягиваем. Но для иностранцев, которые проживали бы в Японии, у моих ребят неплохая база: с ней они там точно не пропадут».

А ещё преподавание помогает Дарье учиться самой:

«Я поняла, что это моё. И выбирая экзамен для себя, я смотрела на количество иероглифов, необходимых для уровня. Третий требовал около 1 000. Я его уверенно сдала – лёгким для меня оказался. Может, позже буду пробовать второй. Но это надо много времени на подготовку».

Тамара Акиньшина

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×