Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
27 сентября 2019,  13:30

Без звонков и учителей. Как белгородцы переходят на семейное образование

230 детей Белгородской области учатся без помощи школы

Без звонков и учителей. Как белгородцы переходят на семейное образованиеВасилиса ПолубеньФото: архив семьи Полубень
  • Статья

Никаких ранних подъёмов, ответов у доски, домашних заданий, конфликтов с учителями – наверное, об этом в какой‑то момент мечтал каждый ребёнок. И это вполне реально: в России законом предусмотрена подобная форма обучения, которая называется семейным образованием. Доступно оно каждому, кто на него решится.

Корреспондент «БелПрессы» разбиралась с тонкостями такого обучения, встретившись с семьями, выбравшими такой путь.

Изучаем вопрос

Семейное образование не надо путать с домашним. Во втором случае учителя школы, к которой ребёнок прикреплён, ходят к нему домой и индивидуально преподают программу, которую сверстники осваивают на обычных уроках. Это похоже на репетиторство, только оплачиваются услуги учителей из госбюджета. Такая форма обучения доступна не каждому: её применяют к тем детям, которые имеют проблемы со здоровьем и не могут ходить в школу.

Семейное же образование может выбрать для себя каждый, важно лишь решиться. Причины перехода на такую форму могут быть совершенно разными: недоверие к школе со стороны семьи, конфликты с учителями, другие приоритеты. Школа никаким образом не вмешивается в образовательный процесс «семейников», требуя лишь сдачи аттестаций по итогам прохождения программы каждого класса.

Каким образом ребёнок будет осваивать эту программу – решает семья. Некоторые распределяют обучение равномерно на год, некоторые осваивают все темы в течение пары месяцев, а оставшуюся часть года посвящают другим делам; некоторые штурмуют по несколько классов сразу, оканчивая школу в 15, а то и в 13 лет. Но есть моменты, когда «семейникам» надо сесть за одну парту с обычными школьниками – это госэкзамены. ЕГЭ и ОГЭ сдают только очно, в общем порядке.

С каждым годом семейное образование становится всё более популярным, сейчас в России около 8 тыс. детей обучаются сами. В Белгородской области количество «семейников» постоянно растёт: если в 2016/2017 учебном году их было 96, то на 1 сентября 2019-го уже 230 человек.

Тимофей и Кира Ларины Тимофей и Кира Ларины / Фото: архив семьи Лариных

В пользу спорта

Василиса Полубень всерьёз увлечена чирлидингом. Ежедневные тренировки допоздна, регулярные соревнования, наставническая работа – в свои 12 лет она помогает тренеру обучать малышей.

После первой четверти 6-го класса её родители поняли, что совмещать школьные уроки и спорт девочке тяжело, и решили что‑то предпринять.

«Часто Василиса приходила домой только к 9 вечера, и сил на уроки у неё практически не оставалось. Конечно, начались проблемы с учителями, она стала приносить домой тройки, что нас, конечно же, не устраивало: она сообразительная девочка, хорошо схватывает программу, просто не успевала готовиться. Пообщавшись с учителями и директором, мы решили из школы уходить», – говорит Дарья, мама Василисы.

О нюансах семейного образования Дарья узнала из интернета. Изучила перечень документов, пообщалась с другими «семейниками» и написала необходимое заявление в белгородское управление образования. Вскоре Полубень забрали документы из старой школы и прикрепились к другой – в Нижнем Новгороде, где Василиса дистанционно сдаёт промежуточные аттестации.

«Есть перечень тем, необходимых для изучения. Она изучает эти темы и сдаёт по ним тестирования. Когда все темы пройдены, у Василисы аттестация, которую она пишет под камерой для исключения возможности списывания», – рассказывает Дарья.

Василиса Полубень Василиса Полубень / Фото: архив семьи Полубень

 

Большую часть программы девочка проходит сама. В некоторых вопросах помогает интернет или родители. Кроме того, она занимается с репетиторами по русскому, литературе и английскому. Несмотря на все финансовые затраты, родители утверждают: теперь учёба Василисы обходится дешевле. Не надо покупать учебники и рабочие тетради, форму, сдавать деньги на нужды класса.

«Я занимаюсь в таком режиме почти год. У меня стало больше свободного времени, я учусь, когда мне удобно, а главное – не волнуюсь из‑за оценок или из‑за того, что, задержавшись на тренировке, не успею что‑то выучить», – признаётся Василиса.

Девочка планирует отточить своё мастерство и стать тренером, а в будущем – поступить в ГИТИС и выучиться на актрису.

«От недостатка общения со сверстниками она не страдает, ведь всё равно большую часть дня проводит в коллективе. По школьным подругам не скучает вообще. А вот её брат, он в 4-м классе, сказал, что учиться дома не хочет. Для него очень важен его коллектив», – добавляет Дарья Полубень.

Василиса Полубень Василиса Полубень / Фото: архив семьи Полубень

Полная свобода

Двойняшки Тимофей и Кира Ларины в этом году окончили детский сад, а в 1-й класс не пошли. Их мама Кристина говорит, что долго и планомерно приходила к этому решению. Понаблюдав за подругами, жалующимися на сложности школы, и их детьми, мучительно корпящими над прописями, она поняла, что не хочет подобного для своей двойни

Однажды она познакомилась с девушкой из Курска, чей ребёнок ни одного дня не учился в школе. Это гармонично развитый мальчик, ведущий очень интересную и насыщенную жизнь. Общение с этой семьёй помогло Кристине многое расставить по местам и решиться на отказ от школы.

«Я прекрасно понимаю, что современная школа по большей части учит ребёнка тому, как жить в системе. А я сегодня и сама в системе быть не хочу. Я работаю удалённо и имею возможность не ходить на работу с 9 до 6, могу в любой момент уехать на отдых или вообще жить по полгода в разных городах. Если бы дети пошли в школу, был бы страх, как это: переходить из одной школы в другую, привыкать к новым людям, оформлять кучу документов, догонять программу. А сейчас мы свободны», – говорит Кристина.

При этом она не планирует заставлять детей сидеть над учебниками, предлагая им самим решить, что им на данный момент интересно. К примеру, в начале учебного года, когда все сели за парты, Кристина привела Тимофея и Киру в белгородский Дворец детского творчества и предложила выбрать себе кружки.

 

Тимофей и Кира Ларины Тимофей и Кира Ларины / Фото: архив семьи Лариных

 

Тимофей выбрал конструирование из бумаги и окружающий мир, Кира – конструирование из бумаги, окружающий мир, театральный кружок и игру на гитаре. В ближайшее время они планируют заняться английским, остальное – по мере надобности.

«Я не вижу смысла бежать и хвататься за всё подряд. Сейчас есть море возможностей: кружки, секции, развивающие клубы, тематические лагеря, частные школы. Научиться можно чему угодно без необходимости сидеть за партой. Многое они познают сами, из окружающего мира, смотря развивающие мультики, общаясь со сверстниками, разговаривая со мной. Они уже сейчас что‑то мне рассказывают, а я только удивляюсь, откуда они это знают».

Что касается социализации, Кристина тоже не видит никаких проблем:

«Они ходят на занятия, играют во дворе, очень много времени проводят со мной: и в гостях, и в кафе, и на деловой встрече. У них нет никакой проблемы подойти к взрослому и завязать разговор. Я видела много общительных детей, много стеснительных, видела громких, видела тихих. Это вовсе не связано с тем, ходит ребёнок в школу или нет. Многие говорят, что без школы они не научатся выживать, потому что в школе всякое бывает: хулиганы, отличники, конфликты, проблемы. Но я не считаю, что жизнь – это какая‑то борьба и надо к ней как‑то готовиться, жизнь она здесь и сейчас».

Тимофей и Кира Ларины Тимофей и Кира Ларины / Фото: архив семьи Лариных

Экономия времени

У 11-классника Льва Харченко был опыт обучения дома – 2,5 года он находился на семейном обучении. Говорит, выбрал такую форму, чтобы больше времени посвящать учёбе и не тратить время на ненужные ему вещи.

«С современной системой образования коллектив движется со скоростью самого медленного участника, и поэтому ничего дельного предложить образовательное учреждение не может», – категорично заявляет парень.

У него была своя система обучения: каждому предмету Лев уделял отдельный день. Говорит, менее чем за два часа удавалось осилить объём информации больший, чем за стандартный день в школе.

Освободившееся время Лев посвящал своему любимому делу – робототехнике. Он автор множества проектов и исследований.

 

Лев Харченко Лев Харченко / Фото: архив семьи Харченко

«Знания, которые я получил за это время в данной сфере, не может дать никакая школа попросту потому, что там нет таких специалистов», – уверен Лев Харченко.

В середине 9-го класса ему пришлось вернуться к очной форме обучения: знающие люди подсказали, что сдавать ОГЭ на семейном образовании непросто. И сейчас парень учится в обычной гимназии.

«Это был очень хороший опыт. Единственный минус семейного обучения, который я могу назвать, – это отсутствие социума в повседневной жизни. Но, честно говоря, меня это не очень беспокоило».


Мнение специалиста

О явлении и его нюансах рассказывает детский и семейный психолог Оксана Грачёва:

 

Без звонков и учителей. Как белгородцы переходят на семейное образование - Изображение Фото: личный архив

 

«Есть несколько случаев, когда детям подходит семейное обучение. Первый – это когда ребёнок не имеет никаких трудностей в интеллектуальном развитии, проблем с нервной системой, он умеет сам себя организовывать, со всем отлично справляется, может, даже бежит впереди паровоза. В школе такому ребёнку может быть скучновато, и индивидуальная программа для него – хороший выход. Второй – когда ребёнок имеет какие‑то яркие особенности, ему трудно встраиваться в общий ритм и необходим какой‑то индивидуальный формат. И третий – когда родитель школе не доверяет, со школой не сложились никакие отношения, и мама решает полностью взять ответственность на себя.

Плюсы у семейного образования, несомненно, есть. Во‑первых, индивидуальный темп освоения того или иного предмета. Родитель и ребёнок сами выбирают работу в таком русле, которое комфортно им самим. Во‑вторых – не приходится отвлекаться на всевозможные мероприятия, родительские чаты. А сэкономленное время можно потратить на что‑то другое, более полезное конкретному ребёнку. Также из плюсов – отсутствие множества учителей, а значит, потенциальных проблем в виде конфликтов и оценок, сниженных из‑за какого‑то личного фактора. Это отнимает очень много сил у ребёнка.

Самый яркий из минусов, на мой взгляд, – отсутствие общения в коллективе. В школе ребёнок учится контактировать со сверстниками, разрешать конфликты, узнаёт о таких понятиях, как взаимовыручка, взаимовыгода. Конечно, при наличии постоянных кружков, занимающих значительную часть дня, эта проблема сглаживается, но не в полной мере. Проблемы с социализацией могут обнажиться уже в вузе, когда ребёнок, проучившись все школьные годы дома, столкнётся с тем, что есть общество, к которому нужно подстраиваться, принимать какие‑то правила, решать какие‑то вопросы.

Здесь мы подошли ко второму минусу: неприспособленности домашнего ребёнка к системе: своду правил, нюансов, устоев, соблюдения которых так или иначе требует коллектив. И самое важное – необходимо наличие самодисциплины как у родителя, так и у ребёнка. Впрочем, это не минус, скорее особенность, которую необходимо учитывать.

Семейное обучение требует большой ответственности родителя, потому что всё в большей степени будет строиться на нём. Ведь никто, кроме родителя, не будет виноват в том, что ребёнок чего‑то не знает. Здесь нет условной Марьи Ивановны, которая недодала, есть только семья. Именно родитель должен планировать образовательный процесс, контролировать изучение предметов ребёнком, где‑то вникать и преподавать школьную программу. Поэтому переход на семейное обучение – очень сложное решение, где важна зрелость, чёткость, осознанность, готовность тратить на это силы и время».

 

Алина Михайлова

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×