Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
13 января 2021,  09:00

Газетчик Евгений Состин, или Как профессия нашла моего отца сама

Газетчик Евгений Состин, или Как профессия нашла моего отца самаЕвгений Состин, 1975 годФото: из личного архива Анастасии Состиной
  • Мнение

В День российской печати корреспондент «Белгородских известий» Анастасия Состина рассказывает о своём отце, более 50 лет проработавшем в журналистике.

Мы сидим с отцом на тесной кухне, пьём обжигающий чай и болтаем о разном. Но больше всего о том, что нас объединяет: выбранной когда‑то профессии. В 1980-м, олимпийском, мои родители окончили журфак МГУ, получили распределение в Белгород, где и проработали всю жизнь в самых разных изданиях, полностью посвятив себя газетному делу. Папа так всегда себя и называет: газетчик Евгений Состин

Иногда он с удовольствием вспоминает студенческие годы. Что занятия у них вёл, например, правнук Льва Толстого – Илья Владимирович. Был он весьма либеральным и немногословным, по предмету говорил мало, часто махал рукой и отпускал с занятий: мол, что с вас взять. Или что вместе с ними на одном факультете учился сын замечательного актёра Никулина – Максим. И иногда студенты видели в университете и его знаменитого отца – в жизни скромного и тихого Юрия Владимировича. И про фееричную сдачу экзамена, когда к одной очень экзальтированной преподавательнице по истории зарубежной литературы, Елизавете Петровне Кучборской, явился студент Николай Васильевич Гоголь – полный тёзка классика, и как она вышвырнула его зачётку в окно, решив, что он издевается. 

Эти истории я бесконечно люблю. Да и вообще считаю отца человеком уникальным. И мне всегда ясно видится, что это не он искал свою профессию, а профессия сама нашла его.

 

 

Евгений Состин в МГУ Евгений Состин в МГУ / Фото: из личного архива Анастасии Состиной

 

Писать для газет он начал лет в 19. И первая опубликованная информация в городском издании была про вечер выпускников в родной школе. Если задаться целью и отправиться в родной город отца на Чёрном море – порт Новороссийск, в подшивках «Новороссийского рабочего» можно отыскать немало его ранних материалов. О передовиках производств, о жизненных явлениях – эти приправлены порой едкой советской сатирой, иногда стихи, басни. 

В армии тоже не обошлось без журналистики. В Московском округе ПВО, где служил отец, он начал писать заметки для армейской газеты, которая выходила аж пять раз в неделю. Писал он много, часто и хорошо, окончил заочную школу военкоров при редакции окружной газеты «На боевом посту». А по окончании службы получил рекомендацию на рабфак журфака МГУ. Только вот добраться в нужное время до столицы не успел: когда приехал, набор уже закончился.

Отец вернулся в свой родной город, продолжил писать, параллельно занимаясь сначала починкой холодильников, а позже сложной техники – первых ЭВМ в Новороссийском морском пароходстве. Однажды в краевой газете «Комсомолец Кубани» увидел объявление о творческом конкурсе. Факультет журналистики МГУ искал талантливых авторов по всему Союзу и самым-самым обещал место в университете. 

Невозмутимо, впрочем, как и всегда, отец отправил один из своих материалов о ветеране Великой Отечественной войны в молодёжную газету. Был месяц май. И только ближе к концу июня он обнаружил в почтовом ящике заветное письмо. А в нём – сообщение на бланке о победе в конкурсе и приглашение в Москву в приёмную комиссию главного журфака страны. На этот раз папа успел вовремя. Сдал положенные экзамены, прошёл собеседование. И вот он уже студент. Учится в самом центре Москвы – рядом с Красной площадью, живёт в университетской высотке на тогда ещё Ленинских горах, катается на метро и иногда с друзьями ходит пить пиво с креветками в бар «Жигули» на Арбат. В этом месте воспоминаний папа всегда мечтательно вздыхает. А потом добавляет: зарабатывать на всё это старшекурсники научили. 

 

Евгений Состин Евгений Состин / Фото: из личного архива Анастасии Состиной

 

Я интересуюсь – и папа продолжает: всего‑то и надо было поехать в один из выходных на ВДНХ, выбрать какой‑нибудь павильон и посетить одну из выставок. Например, достижений народного хозяйства Колымы. Побродить среди стендов, побеседовать с посетителями, вникнуть и написать небольшую заметку. Купить на почте конверт за 7 копеек и отправить текст в газету «Магаданская правда». Спустя некоторое время пойти в библиотеку журфака, полистать подшивку и увидеть свой опубликованный материал – тогда все краевые и республиканские редакции присылали свои издания в главную кузницу журналистских кадров. А убедившись в том, что материал вышел, ждать высланный по почте гонорар.

«Тогда собкоров у газет почти не было, – говорит папа. – А потому они охотно брали подобные заметки для печати и исправно платили. Я так во многих изданиях засветился. Например, в «Советской Эстонии», «Советской Латвии» и других». 

Я слушаю, и в который раз восхищаюсь студенческой находчивостью отца в смысле зарабатывания денег. Всё, на что нам хватило фантазии на первом курсе белгородского журфака, – это расклеивать объявления и раздавать рекламные проспекты. Ну и ещё выпускать подпольную студенческую газету под названием «Редиска»

В 2021 году, почти в День российской печати, папе исполнилось 70 лет. Больше 50 из них он посвятил газетному делу. А его преданность профессии всегда вызывала во мне глубокое уважение. И даже сейчас, в эпоху цифровой информации, когда живые, пахнущие типографской краской газеты постепенно уходят, отец остаётся ярым приверженцем печатного слова. Хотя сам он никогда не искал свою профессию, это профессия нашла его сама.

Анастасия Состина

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×