Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
20 мая 2022,  14:02
 923

Под рокот космодрома. Как белгородец Михаил Жихалкин оказался на знаменитом Байконуре

Больше 20 лет, с 1978 года, наш земляк – инженер-испытатель космической техники – служил на Байконуре, участвовал в запуске ракет-носителей «Циклон-2» и «Зенит-2».

Под рокот космодрома. Как белгородец Михаил Жихалкин оказался на знаменитом БайконуреМихаил ЖихалкинФото: Владимир Писахов
  • Статья
  • Статья

Своими воспоминаниями о том времени военный пенсионер, который сейчас проживает в посёлке Майском, поделился с «Белгородской правдой».

Уникальные знания

В Харьковское высшее военное командно-инженерное училище имени Маршала Советского Союза Н. И. Крылова Михаил Жихалкин поступил вслед за старшим братом, ставшим для него примером в выборе будущей профессии. Учиться здесь было очень интересно, говорит наш собеседник, хотя и непросто: уже на первом курсе отчислили больше 30 человек, не справившихся с учебными программами.

«Педагогический состав был невероятно сильным, многие лекции мы слушали с удивлением, – рассказывает бывший инженер-испытатель. – Знания, которые мы получали тогда, например по радиоэлектронной борьбе, передаче информации с помощью лазерного луча, считались уникальными, такое больше нигде не преподавали. Да и само училище было специфическим, так как после третьего курса те, кто учился на отлично, могли не ходить на лекции и продолжали заниматься в военно-научном обществе, посещали библиотеку».

Михаил Фёдорович вспоминает преподавателя физики профессора Зильбермана, работавшего с самим Ландау, – требовательного и строгого педагога. После того как один из курсантов заболел менингитом, весь курс на полтора месяца определили в изолятор, чтобы избежать массового заражения. Тем не менее и там ребята штудировали учебники, изучали конспекты, которые им передавали. Правда, на экзамене Михаил заработал лишь тройку, несмотря на то что блестяще ответил на все вопросы.

«Я был зол! – признаётся Михаил Жихалкин. – Но всё объяснилось позже. Брат пошёл к Зильберману и спросил, за что тот поставил мне «удовлетворительно», а профессор ответил: «Те, кто не ходил на мои лекции, – зубрилы, а зубрилам я ставлю тройки».

Маленький рай

Накануне окончания училища начальник курса собрал всех и спросил, кто где хотел бы служить.

Жихалкин ответил лаконично: на любом измерительном пункте Советского Союза, причём ни на Байконур, ни на Плесецк он ехать не хотел. А курсанты, успевшие обзавестись семьёй, наоборот, желали попасть именно на космодромы, потому что семейным военнослужащим там давали квартиры.

Но судьба и государственная комиссия распорядились иначе: в 1978 году Михаил Фёдорович оказался именно на Байконуре.

«Это был маленький рай, – описывает условия жизни и службы Михаил Жихалкин. – Продовольственное снабжение отменное, начиная от качественной сметаны и заканчивая винно-водочными изделиями – у нас был полный набор продуктов. И общая атмосфера великолепная: вежливые продавцы, интеллигентная публика, дружелюбное отношение друг к другу. Мы каждый день к месту работы – на стартовую площадку – ездили на мотовозе. В пути находились больше двух часов, в это время кто‑то обязательно читал книги, учил иностранный язык, а кто‑то из офицеров даже вязал, представляете?»

Жихалкин прошёл путь от лейтенанта до подполковника, занимая разные должности. Главной его задачей было подготовить ракету-носитель и наземный комплекс к запуску космического аппарата. Спустя три месяца после прибытия на космодром он участвовал в первом запуске.

«Это был истребитель спутников, – раскрывает детали житель Майского. – В таком пуске поучаствовать было престижно. Позже неоднократно принимал участие в запуске ракет-носителей «Циклон-2» и «Зенит-2».

Гениальные изобретения

С горечью Михаил Фёдорович рассказывает о тяжёлых для отрасли временах на рубеже 1980–1990 годов. Начались перебои не только с продуктами, но и с техникой: запчасти для неё поставлять перестали.

А когда в 1993 году закрыли космическую программу советской многоразовой транспортной космической системы «Энергия» – «Буран», некоторые офицеры, по словам Жихалкина, плакали, потому что в проект вложили огромный труд. Многие увольнялись.

«Это изобретение, равных которому не существовало, – считает Михаил Жихалкин. – Вообще всё, что создано 50–60 лет назад, гениально, и даже сейчас, допустим, принцип построения и обработки сигнала такой же, каким его придумали конструкторы Советского Союза, только элементная база новая».

В 1999 году Михаила Фёдоровича откомандировали в Роскосмос, в 2001 году он ушёл с работы. С 2009-го живёт с семьёй в посёлке Майском. 

Владимир Писахов
 

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×