Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
14 августа 2021,  09:20
 2478

«Я молюсь, а он звонит». Можно ли сохранить любовь в разлуке

«Белгородские известия» записали несколько историй со счастливым концом

«Я молюсь, а он звонит». Можно ли сохранить любовь в разлукеФото: pixabay.com
  • Статья
  • Статья

Крепость любовных уз жизнь проверяет на прочность постоянно. Болезни, безденежье, отсутствие жилья, разность менталитетов, недопонимание и другие причины могут развести, но могут и укрепить чувства, сплотить супругов.

Что является тем стержнем, вокруг которого строятся прочные отношения, неподвластные невзгодам, попытались узнать у белгородских пар, прошедших или проходящих испытание долгим расставанием.

Помог кредит

Елена и Нелсон Мануэл из Шопино Яковлевского округа вместе уже седьмой год. Они воспитывают семерых детей, четверо из которых общие. Нелсон учился по специальности «лечебное дело» в БелГУ, окончил ординатуру по хирургии и сейчас учится в аспирантуре в Португалии. Елена рассказала, как семья переживает разлуку.

«Я училась в Майском и приехала в Белгород, чтобы оплатить кредит. Город я совсем не знала и зашла в первый же банк. В тот апрельский день я очень замёрзла, на улице было холодно и дождливо, поэтому хотела поесть пиццу где‑нибудь, чтобы согреться.

Стою в очереди в банке, а там все парни темнокожие. Спрашиваю у одного: где бы перекусить? Думала, не поймёт меня, а он на хорошем русском попросил подождать, пока сделает перевод, а потом показал хорошую пиццерию.

После этого мы созванивались, а однажды Нелсон попросил приехать, чтобы сообщить что‑то важное. Он приготовил ужин и признался, что я ему нравлюсь, предложил быть вместе. Ему было 27, а мне 32 года, и то, что у меня трое детей, его не напугало. У него в Анголе тоже двое детей, которых воспитывает мама. Мы их пытались перевезти, но это трудно, потому что старший сын там седьмой класс оканчивает, а тут его брали только во второй. Это большой шаг назад.

В прошлом году Нелсон подал документы и прошёл в аспирантуру и в Белгороде, и в Португалии, но решил, что научную деятельность со всеми терминами и нюансами ему легче вести на родном языке.

На восемь месяцев он уехал, вернулся только в этом мае, сейчас обучается дистанционно.

Муж тяжелее переносит расставание. Ему не хватает семьи, а я вся в заботах и детях, это отвлекает. Когда у него появляются плохие мысли, он звонит мне, бывает, по 10–20 раз в день.

Я, конечно, скучаю, не хватает мужских рук. Если нужно что‑то в быту помочь, вызываю мастера на час, ещё старший сын помогает, иногда обращаюсь к соседям. Держаться помогают любовь и дети. Они тоже скучают, трёхлетняя Вера каждый день спрашивала, когда папа вернётся. А Эмилии был месяц, когда муж уехал, но когда он вернулся, малышка не растерялась, сразу пошла к нему на руки.

Учиться ему ещё три года, рано или поздно придётся снова уехать в Португалию. Первый раз я плохо отнеслась к новости о его отъезде, было страшно и обидно. Он меня успокоил, сказал, что я могу приехать к нему погостить, если понравится, то останемся там. Но я не хочу переезжать, здесь всё родное, дети устроены в секции, школы. У меня, наверно, и сил уже не хватит там для них всё найти.

Сохранить семью на расстоянии помогают доверие с обеих сторон, верность и уважение. Если какие‑то мысли плохие появляются, я молюсь, а он звонит».

Семья Мануэл Семья Мануэл / Фото: личный архив

За 9 лет ни разу не поссорились

Елена и Алексей Рожковы женаты 28 лет:

«Мы прожили несколько лет, родился сын, жили на съёмных квартирах, и возможности приобрести своё жилье не предвиделось. Тогда Алексей решился на невероятный шаг – оставить любимую профессию (он музыкант) и уехать на заработки в Москву.

Устроился в столице монтажником. Конечно, отпускала его с тяжёлым сердцем – чужой город, опасная работа на высоте, да ещё и командировки по всей стране. Про неверность не думала никогда – была уверена в нём, а он во мне. Но в остальном – постоянная тревога за его жизнь и здоровье. Благо на тот момент уже были сотовые телефоны.

Звонили друг другу каждый день. Обсуждали, что ели, как спали, кого встретили, работу, дела ребёнка – мы старались присутствовать в жизни друг друга постоянно. Муж работал по две недели без выходных, чтобы собрать отгулы и приехать домой на 4–6 дней. Во время этих визитов они с сыном много разговаривали, закроются и часами болтают, меня в свою компанию не брали.

Назад провожала его с сумками полуфабрикатов. Иногда мы с сыном в Москву ездили, но видели нашего папу только вечерами – он же на работе. Вскоре Алексей стал уговаривать меня переехать в столицу, хотя большие города мы оба не любим. Деревня, тишина – это наше. Просто ему хотелось быстрее воссоединиться. Я не согласилась, хотя морально мне было тяжело, уже и окружающие стали воспринимать меня как одинокую женщину, а это дух не поднимает. Так мы прожили больше 9 лет. Закончилась наша раздельная жизнь, когда у мужа появились проблемы со спиной, я твёрдо сказала: «Возвращайся». Квартиру мы к этому моменту уже купили, а здоровье важнее заработков.

Укрепило ли расставание наши отношения? Уверена, что да. Мы стали ценить те мелочи, которые не замечали, когда жили вместе. За эти 9 лет мы ни разу не поссорились! Некогда было: когда встречались, нужно было дела накопившиеся решать, друг другу радоваться. Мы до сих пор общаемся так, как привыкли это делать в годы разлуки: говорим друг другу милые слова, признаёмся в чувствах, стараемся не расстраивать, поддерживать во всём. Но второй раз на жизнь порознь я бы не решилась. Это очень тяжело, когда любишь и дорожишь каждой минутой рядом с любимым».

«Я молюсь, а он звонит». Можно ли сохранить любовь в разлуке - Изображение Фото: pixabay.com

Обмениваемся фотографиями

Андрей и Елена Мельник поженились 16 лет назад. Их семейная жизнь с самого начала складывалась необычно.
Андрей работает вахтовым методом на нефтяных месторождениях в Ханты-Мансийском автономном округе и подолгу отсутствует дома. В первые годы, когда супруги жили там же, отлучки мужа были не столь долгими – по полмесяца. Зато остальные полмесяца Андрей проводил с семьёй.

Один за другим у супругов появились три сына. Елена в декретах подолгу не засиживалась: несмотря на график работы мужа, она тоже умудрялась работать, вести быт и заниматься детьми. И даже получила второе высшее образование. А потом семья задумалась о переезде.

В 2014 году они перебрались в Белгородскую область, начали строить дом в Корочанском районе. Но Андрей продолжил ездить теперь уже на дальнюю и более долгую в связи с пандемией вахту. Сейчас его командировки длятся месяц и больше.

«Если бы в Белгороде для мужа нашлась работа с такой же достойной зарплатой, ему не пришлось бы так часто и надолго уезжать, а я была бы самой счастливой женщиной на свете, – вздыхает Елена. – Но увы, у нас северных зарплат днём с огнём не найти, а дом супругам нужно достраивать. Вот и приходится Андрею мотаться на заработки».

«Я молюсь, а он звонит». Можно ли сохранить любовь в разлуке - Изображение Фото: pixabay.com

 

Человек ко всему привыкает, пожимает плечами Елена:

«Вот и я привыкла, справляюсь одна со всем, пока мужа нет. Да и сейчас уже полегче: сыновья подросли. Они у нас такие самостоятельные – старший и средний и приготовить обед могут, пока я на работе, и уборку сделают, и младшего брата на тренировку сводят».

Супруги ежедневно созваниваются и постоянно обмениваются фотографиями.

«Я ему посылаю свои фото, как младшенький спит, как у нас на огороде огурцы созревают. Он мне присылает виды острова на Оби, где идёт нефтедобыча», – улыбается Елена.

Так и живут много лет – в любви, но с частыми разлуками и долгожданными встречами.

 

Предложение в день рождения

Снежану и Александра Лакетич свела вместе студенческая жизнь.

«В 2016 году после второго курса «технолога» я поехала на пять дней в Сербию: университет отправлял туда лучших студентов. Мой будущий супруг встречал нашу группу в аэропорту как переводчик. Первые дни мы не общались; контакт сложился, когда пошли в поход в горы. Когда я уехала, он написал мне, и мы начали общаться в «Скайпе» каждый день.

Родители спрашивали: «Что это там за Саша?» Семь месяцев спустя он приехал в Белгород, чтобы поступить в магистратуру «технолога», поселился в общежитии. И тут мы задумались: стоит нам строить отношения или остаться хорошими друзьями? Спустя месяц в России он предложил мне встречаться. 16 февраля 

2017 года – это такая официальная отсечка в наших отношениях.

В марте я поехала по студенческому обмену в сербский город Ниш на практику, муж с родным братом повезли нас туда. Обычно студентов от факультета селили в квартиры или хостелы, но в тот раз нас решили разместить в сербских семьях. Александар решил, что мы будем жить у его родителей.

 

Семья Лакетич Семья Лакетич / Фото: личный архив

 

3 июня, в свой день рождения, он сделал мне предложение. Свадьба состоялась 7 октября в Белгороде. Документы подготовили заранее, обратились сразу в центральный загс – он уполномочен вести церемонии с гражданами других государств. От семьи мужа был только его брат, а родители – по видеосвязи.

Обвенчались мы 2 сентября 2018 года в Сербии. Чтобы там на государственном уровне признали наш брак, нужно было подать российское свидетельство о его заключении в администрацию Ниша. Там нам выдали свидетельство о браке на сербском языке, а наш русский оригинал забрали. Мы к этому не были готовы, поэтому пришлось в России заказывать повторное свидетельство.

На свадьбе в Белгороде было 70 гостей, а на венчании – 130 (родители мужа первый список вообще на 300 человек составили). Мы сократили его. В Сербии на торжество приглашают целыми семьями.

Сейчас мы живём в Белгороде, оба учимся в аспирантуре и работаем: я – проектировщик, муж работает в винном бизнесе. У него разрешение на временное проживание в России, сейчас ожидаем вид на жительство.

 

Семья Лакетич Семья Лакетич / Фото: личный архив

 

В Сербии у нас много родственников. Мы первыми открыли череду свадеб, сейчас они женятся, рожают детей и приглашают нас в гости».

Анастасия Писаревская, Ольга Бондарева, Тамара Акиньшина, Оксана Придворева

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×