Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
05 августа 2021,  10:12

Всё смешалось и горело. Как 81-я гвардейская дивизия освобождала Крейду

«Белгородские известия» рассказывает о том, что удалось узнать белгородскому краеведу Сергею Петрову

Всё смешалось и горело. Как 81-я гвардейская дивизия освобождала КрейдуПосле боя под Белгородом, июль 1943 годаФото: waralbum.ru
  • Статья

Кажется, история освобождения Белгорода в Великую Отечественную войну описана до минуты. Но исследователи не устают восстанавливать её, открывая всё новые и новые подробности 78-летней давности.

Тлеющие зёрна

В конце XIX века в старом русле Донца стоял хутор Федоровский, окружённый полями, озёрами и нескончаемыми песками. В 1896 году во время строительства железной дороги Белгород – Волчанск здесь появился разъезд Крейда, название которого позже и унаследовал этот городской район. В 1930-е на Крейде построили монументальные башни элеватора, стоящие там и поныне. На месте южных электрических сетей располагался полевой аэродром. Казалось, впереди ещё много строек, предприятий, но началась война.

Немцы заняли Белгород 24 октября 1941 года. Наши войска отступали. На Крейденском элеваторе подожгли зерно, чтобы оно не досталось врагу. Фашисты выгоняли горожан разбирать тлеющие семена, часть разрешали брать с собой, что позже спасло людей от голода. Сохранились фотографии дымящегося элеватора, горожан, идущих с мешками по дощатому мостику, перекинутому через Донец к элеватору. Почти мирная картина, если бы не вооружённый конвой и безоружные люди, не подозревающие, что больше двух лет им придётся прожить в оккупации.

Город пополам

Наши войска освободили город в результате кровопролитных боёв 9 февраля 1943 года. Именно в этот день совершил свой подвиг танкист Андрей Попов, одним из первых ворвавшийся в город. Однако немцы нанесли контрудар, и 18 марта Белгород снова оказался в их руках.

Ранним утром 16 апреля 1943 года наши 48-й и 343-й гвардейские стрелковые полки атаковали Михайловский плацдарм немцев, но очистить его от врага не удалось. 

Город разделился пополам по линии от Донца (недалеко от переезда на Корочанской улице) через современный товарный двор, бывший мясокомбинат, Михайловское шоссе в районе бывшего угольного склада и ниже по Донцу. На Песках были немцы, в Старом Городе и на Крейде – советские войска. Участок фронта здесь занимала закалённая в боях в Сталинграде 81-я гвардейская стрелковая дивизия. 

По воспоминаниям её бывшего командира Ивана Морозова оборонительные сооружения дивизии включали в себя три позиции, расширенные ходы сообщений для скрытых передвижений, площадки для пулемётов со скрытыми амбразурами. Подходы были заминированы, подготовлены места для стрельбы прямой наводкой из гвардейских миномётов – «катюш». Вдоль северной стороны железной дороги стояли орудия противотанкового дивизиона.

 

Немецкие пулемётчики в бою под Белгородом, 1943 год Немецкие пулемётчики в бою под Белгородом, 1943 год / Фото: waralbum.ru

Атаковали сами себя

5 июля 1943 года немцы пошли в наступление на Михайловском и Старогородском направлениях. По наведённому консольному стальному мосту они переправили через Северский Донец на улицу Волчанскую подразделение «тигров», которое в сопровождении пехоты подошло к Михайловскому шоссе и двинулось в атаку на наши позиции у крейдянского переезда. 

Недавно опубликованы около 20 фотографий этой переправы и наступающих «тигров», снятых в тот день немецким фотографом. Это была грозная сила, брошенная на направление главного удара, но и она не смогла опрокинуть нашу оборону.

Атаки врага продолжались, однако наши войска держались. К утру 7 июля гвардейцы 81-й дивизии оказались в полуокружении, своего рода подкове, охватывающей Старый Город, Михайловку, центр Крейды, сёла Беловское и Севрюково.

Командир 81-й гвардейской в сборнике «Во имя Родины» (1958) вспоминал один из многочисленных боёв в этом месте: 

«20 немецких танков и полк пехоты наступали на село Михайловка, 60 танков и два пехотных полка – на колхоз «Новый мир» и разъезд Крейда. Огнемётные танки, а за ними пехота уже прорвались к разъезду и продвигались к наблюдательному пункту командира дивизии. Но возле железнодорожного пути их давно и терпеливо поджидали два дивизиона «катюш» и глубоко врытые в землю противотанковые орудия… 40 «тигров», выбрасывая чёрный, вонючий дым, ползли к железнодорожной насыпи, их сопровождали 20 самоходных орудий (те и другие с десантами пехоты). Вот вражеские машины, пройдя низину перед железной дорогой, стали выползать наверх. В этот момент и раздались залпы нашей истребительной артиллерии и миномётов. Всё смешалось, взрывалось, горело… Снаряды «катюш», разбиваясь о броню танков, разбрасывали термитный огонь. В пламени гибли машины и люди. Самоходные орудия наскакивали на танки и давили свою пехоту. Русское ура-а-а! прокатилось над полем: батальоны Качанова и Антонова пошли в контратаку. Они штыками завершили победу артиллеристов, как по сигналу, на этом направлении наступила тишина. Так закончилась самая тяжёлая для нас атака противника, во время которой враг потерял до полка пехоты, 51 танк и самоходку».

 

Советские солдаты на окраине Белгорода, август 1943 года Советские солдаты на окраине Белгорода, август 1943 года / Фото: waralbum.ru

 

Сегодня сложно представить, что в июле 1943-го вся территория от нынешнего ЖБК-1 до старогородского переезда представляла собой поле битвы со вздыбленной от разрывов снарядов землёй, разбитой техникой, телами убитых солдат. 

К вечеру 10 июля обороняемая гвардейцами подкова держалась, единственный проход в неё с тыла имелся через село Хохлово. По нему доставляли боеприпасы, подкрепления, эвакуировали раненых. Сёла Беловское, Мелихово, Мясоедово, Шеино были уже заняты врагом. В ночь на 11 июля наши войска скрытно оставили Михайловку, Крейду и сосредоточились на Старом Городе. А утром немцы с разных сторон пошли в атаку на оставленный нашими войсками участок размером 5 на 4 км.

«…Но наших бойцов здесь уже не было: снаряды долбили пустое место, а гитлеровцы атаковали друг друга. Но вот, распознав друг друга, фашисты замедлили движение, они поняли свою ошибку, но было уже поздно. На них обрушился шквал нашего артиллерийского огня. «Завоеватели» погибли, не увидев ни одного гвардейца», – писал Иван Морозов.

Город-крепость

Сильную укреплённость советской обороны и доблесть наших воинов в этих боях отмечали и немцы. 

Командир 11-го армейского корпуса вермахта Раус удивлялся, что «русские были хорошо вооружены и одеты в новую форму, у них не было перебоев с поставкой продуктов; их моральный дух был высок (патриотизм, возросшая уверенность в победе привели к провалу наших попыток склонить солдат к оставлению позиций)… Армейская группа заняла район восточнее Белгорода. Здесь советские части оказали наиболее яростное сопротивление, в особенности у Крейды, где были сосредоточены значительные силы, действовавшие при поддержке артиллерии». 

В захваченном журнале боевых действий немецкой 19-й танковой дивизии (её командир, генерал-лейтенант Шмидт, вскоре погиб под Хотмыжском) говорилось: 

«Мало что было известно об укреплениях до наступления, не предполагалось и четвёртой части того, что соорудили русские. Каждая группа кустарника, каждый колхоз, все рощи, высоты были превращены в крепости. Но труднее всего можно было представить упорство русских, с которым они порой защищали каждый окоп, каждую траншею… До четырёх батальонов противника с большим количеством миномётов и ПТР укрепились у превращённых в доты железобетонных ямах у Крейды и в сплошь изрытого окопами фруктовом саду, расположенным по обе стороны железной дороги южнее Крейды. По меньшей мере, 70–80 % этих батальонов составляли азиаты, большая часть из которых снайперы… Азиаты, окопавшиеся в системе траншей, подбивали из ПТР наши огнемётные танки и оказывали фантастическое сопротивление мотострелкам». 

Вот поэтому на памятнике нашим воинам, что стоит у Центра народного творчества на соединении улиц Волчанской и Корочанской, много среднеазиатских фамилий погибших воинов.

17 июля 1943 года немецкое наступление прекратилось, а 5 августа Белгород с окраинами был освобождён от врага. После войны, в конце 1940-х — начале 1950-х годов на Крейде выросли улицы Ватутина и Купянская. А после образования Белгородской области в 1956 году здесь развернули невиданное до этого промышленное строительство. Сегодня Крейда – растущий жилой и производственный район с хорошей инфраструктурой.

Нынешним его благополучием мы обязаны подвигу гвардейцев 81-й стрелковой дивизии, которые заслужили не только нашу память, но и достойного памятного знака на месте разгрома немецкой атакующей армады в июле 1943 года.

Подготовила Ольга Бондарева

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×