Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
01 мая 2021,  15:26

На животных и браконьеров. Зачем в заповеднике «Белогорье» ставят фотоловушки

Одну из них на участке «Лес на Ворскле» спрятала корреспондент «Белгородских известий»

На животных и браконьеров. Зачем в заповеднике «Белогорье» ставят фотоловушкиПроверка фотоловушкиФото: Вадим Заблоцкий
  • Статья

Из норы выходит осторожная лиса. Следом за ней на поляну выкатываются лисята-колобки. Вокруг всё спокойно. Мать уходит подкормиться, а малыши возятся у большого замшелого пня. Им и невдомёк, что каждое их движение фиксирует спрятанная на дереве фотоловушка.

Позже, отсмотрев больше тысячи получившихся фотографий, сотрудники заповедника «Белогорье» насчитали аж восемь лисят – явление в дикой природе редчайшее. Без фотоловушки о многодетной лисьей семейке, скорее всего, не узнали бы. Хотя умная камера, реагирующая на движение, способна «ловить» не только животных, но и браконьеров, вторгшихся на особо охраняемую природную территорию. В прошлом году, к большой радости сотрудников и инспекторов, заповедник «Белогорье» пополнился десятком новых фотоловушек.

Кабаньими тропами

Прыгаем в машину и выдвигаемся в сторону заповедного участка «Лес на Ворскле». За рулём – директор заповедника Александр Шаповалов. Сейчас мы попробуем установить одну из фотоловушек на кабаньей тропе. Открываем шлагбаум и въезжаем в апрельский лес. Деревья ещё голые, а вот земля как будто светится голубым и фиолетовым, это буйствуют первоцветы – пролеска и хохлатка. Кто‑то в машине вдруг восклицает:

«По правому борту косули!»

И действительно, пугливые олени изящно скрываются за стеной сухостоя. А мы продолжаем медленно ехать по просеке. Когда‑то здесь была дорога, носившая название Дубинянский шлях. Сегодня это закрытая тропа, поросшая частым кустарником и почти непроезжая. Но Александр Семёнович лихо крутит руль, объезжая глубокие лужи и попутно рассказывая:

«Фотоловушки мы ставим в любое время года. А выбор места зависит от того, что мы хотим получить в результате. Например, понаблюдать за норными животными, установить, кто там обитает, отследить численность».

Сегодня у нас задача вполне конкретная. Шаповалов глушит мотор, мы оказываемся на кабаньей тропе.

 

Заряжай!

Подходим ближе – посреди широкой просеки что‑то вроде ямы, в которой стоит вода от прошедших неделю назад дождей. Это кабанья купалка. Вепри как‑то по‑особому уплотняют почву, так что даже в засуху в таких ямках остаётся влага. Тут они купаются, валяются в грязи. А потом чешут спины о ствол расположенного неподалёку дерева. Такие деревья легко узнать по голому снизу стволу, на котором может оставаться кабанья шерсть. Эту чесалку несколько дней назад специально смазали отработанным машинным маслом, чтобы привлечь кабанов. Оказывается, вепри очень любят этот едкий запах и охотно откликаются на него.

«Есть! Были кабаны, – говорит Шаповалов. – Вот следы. И немного шерсти на чесалке. Значит, ставим ловушку здесь».

Андрей Немыкин, его заместитель по научной работе, достаёт камеру. Это небольшая коробочка защитного цвета с длинными матерчатыми ремнями. Её надо укрепить на стволе дерева так, чтобы купалка и чесалка хорошо просматривались. И чтобы расстояние до ловушки не превышало 20–30 метров. Иначе сработать на движение она уже не сможет. Андрей прикрепляет аппарат на высоте примерно одного метра над землей и выбирает режим записи.

«Ловушка может писать и видео, но тогда заряда аккумуляторных батарей хватает ненадолго, – поясняет Андрей. – Ещё она может снимать в ночном режиме. Я сейчас выбираю режим фото. Теперь нужно проверить, как она настроена».

Андрей проходит несколько раз мимо камеры возле купалки, а затем с помощью встроенного дисплея проверяет, получились ли снимки. Всё в порядке. Ловушка заряжена и ждёт своих героев.

 

Операция «Маскировка»

Издалека фотоловушку на дереве почти не видно. Во всяком случае кабаны точно ничего не заподозрят. Но, вообще, камеры в лесу принято маскировать. И это защита уже не от животных, а от не очень хороших людей.

«Маскировать ловушку принято так, – рассказывает Александр Семёнович, – в сухом дереве выпиливается отверстие, туда вставляется камера, а дальше оно закладывается корой. Но мы нечасто прячем камеры таким образом. А потому у нас их иногда воруют. В прошлом году две такие фотокамеры утащили».

Уносят ловушки по разным причинам. Но в основном чтобы скрыть следы преступления – браконьеры не хотят, чтобы их обнаружили и наказали. Однако и с этим сегодня научились бороться.

«Совсем недавно в одном из крупных российских заповедников, кажется, в Хакасии, – добавляет Андрей, – браконьеры сняли и унесли с десяток фотоловушек. Но их очень быстро отследили по встроенным в ловушки GPS датчикам. Завели уголовное дело».

Животные – кинозвёзды

Работа закончена. Садимся в машину и отправляемся в обратный путь. Автомобильчик с трудом разворачивается, натужно рычит, цепляет придорожные кусты – выглядит машина по‑боевому, вся в пыли и царапинах по двум бортам.

«Бывалая, – улыбается Андрей. – Где она только ни ездила».

Завтра ей снова пробираться по просеке – по Дубинянскому шляху, проверять установленную нами фотоловушку. Поймать в кадр стадо вепрей нужно не просто так. Дело в том, что в апреле в заповедник «Белогорье» прибыли кинематографисты во главе с режиссёром и сценаристом документального и анимационного кино Светланой Быченко. Они приступили к съёмкам фильма в духе BBC из цикла «Невидимая жизнь растений». 

В документальной ленте будет показана уникальная флора нашего региона. И то, как сменяются жизненные циклы растений в весенне-летний период. От прорастания, цветения и опыления до распространения семян и плодов ветром и животными.

«Так вот, если наши кабаны покажутся, – рассказывает Шаповалов, – мы снимем их в кино. Я полью землю чем‑нибудь вкусненьким: бульоном или подсолнечным маслом, а они покажут на камеру, как умеют копать почву и поедать зелёные части растений. Делают они это преимущественно весной».

Погладить лисёнка

В то же время заповедник продолжает жить обычной жизнью. Фотоловушки ставят не только в поисках будущих кинозвёзд, но и для рутинного подсчёта норных животных. Весной наступает время, когда звери активно обустраивают свои жилища, приносят потомство, растят его. Подобраться к ним близко, чтобы не спугнуть и уловить момент, когда все животные будут возле норы, практически невозможно. Выручают те же фотоловушки.

«Раньше я ходил по лесу, что называется, вытаптывал, – делится Шаповалов. – Тихонько нужно было подойти к норе. Если повезёт – посчитаешь, например, лисят, пока они ещё не очень пугливые. Но уверенности в том, что все они на виду, никакой не было. Да и сложно это, нужно быть очень тихим. Я себе медаль траппера третьей степени (охотник на пушных зверей в Северной Америке – прим. авт.) когда‑то вручил, когда к спящему лисёнку на вытянутую руку подошёл и его не удалось разве что погладить».

По словам Александра Семёновича, до внедрения фотоловушек какими только методами подсчёта животных не пользовались. В Бадхызском заповеднике в городе Кушка на юге Туркмении, где какое‑то время назад работал сам Шаповалов, применяли даже математические методы подсчёта. А потом с лёгкой руки Александра Семёновича перешли на авиаподсчёт, когда нужно было визуально сосчитать копытных животных с борта самолёта и записать ручкой в тетрадь.

 

Барсучий городок

Сейчас всё намного проще. Расположение нор в заповеднике известно. Как утверждают специалисты, норы – образования очень устойчивые, им может быть по тысяче лет и больше. Ведь животные каким‑то чутьём определяют их расположение и могут восстанавливать уже давно обрушившиеся норы.

«Мы постоянно наблюдаем за так называемым барсучьим городком, – рассказывает директор заповедника. – И там разные казусы случаются. Например, неряшливые лисы часто выселяют из нор барсуков. Барсуки чистоплотны и не выносят грязи, а потому не выдерживают такого соседства. А ещё в прошлом году благодаря фотоловушкам обнаружили, что в нору к барсуку подселилась енотовидная собака».

В заповеднике «Белогорье» накопился довольно большой фотоархив с «пойманными в ловушки» животными. На официальном сайте выставлены лишь некоторые снимки. Возможно, в будущем часть этого архива сделают общедоступным. А пока фотографии и видео используют в основном с научной целью.

«Фотоловушки – замечательное средство, – подводит итог Александр Шаповалов. – Этот инструмент прекрасно решает свой круг задач. Главное – его грамотно использовать».

 

Мы покидаем «Лес на Ворскле» с лёгкой грустью. От пения весенних птиц и буйно цветущих первоцветов уезжать не хочется. Будем ждать новых фотокадров и фильма с участием наших заповедных кабанов.

Анастасия Состина

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×