Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
26 марта 2021,  10:48

Дрова тебе в руки. Как обогревают дома в хуторе Киселёве

Корреспондент «Белгородской правды» побывал в маленьком населённом пункте с 10 дворами и одной улицей в Волоконовском районе

Дрова тебе в руки. Как обогревают дома в хуторе КиселёвеАлексей ГранкинФото: Вадим Заблоцкий
  • Статья

Газа в Киселёве не было никогда. В годы масштабной газификации Белгородской области проводить сюда голубое топливо специалисты посчитали технически сложной задачей, поэтому хуторянам установили электрические котлы. Однако дрова и старые добрые печи-плиты здесь по‑прежнему используют.

Месячный запас обязателен

«Дрова порубила, возле плиты сложила, но не растопляла, вас ждала, – встречает у порога своего дома староста хутора Людмила Будник. – Разжигать?»

Привычные жёлтые трубы с природным газом обрываются на окраине села Борисовка – центра одноимённого сельского поселения, в административных границах которого располагается хутор Киселёв. До самого хутора по асфальтированной дороге ещё 5 км. Сегодня здесь проживают 36 человек.

Вместе с главой администрации Борисовского сельского поселения Любовью Шулеповой мы заходим в дом Людмилы Юрьевны. Прямоугольная кирпичная печь достаточно широка и пригодна не только для обогрева помещения. Под треск горящих внутри поленьев на плите можно приготовить еду и даже привести в порядок натруженную за день спину, если лечь на тёплую поверхность перед сном. Электрические котлы и кухонные плиты, безусловно, справляются со своими задачами на отлично, но традиции предков настолько привычны и близки, что ни один отопительный сезон не обходится без ручного труда. Впрочем, иметь на подворье как минимум месячный запас дров хуторянам вменили в обязанность – на случай отключения электроэнергии или других аварийных ситуаций.

«У нас хоть и действует минимальный тариф на электричество, но иногда в целях экономии сливаем воду, отключаем котёл и топим дровами, – признаётся Людмила Будник. – Неделю, две, месяц – сколько захочу. Дров – полный сарай. В течение лета и осенью собираем по посадкам, грузим на телегу и на тракторе привозим в огород. Раньше обычной пилой с мужем распиливали, теперь, слава богу, бензопила есть. Здесь же рубим».

Аж щепки летят

Вот топора нам только не хватает в морозный мартовский день. Откладываю растопку плиты на потом и предлагаю хозяйке начать с азов: ведь прежде чем обогреть дом, наши деды и прадеды часами махали железом. Мы отправляемся во двор, где супруги Будник выделили отдельное место для колки дров. По пути берём в сарае увесистый инструмент, устанавливаем на колун массивное полено. Прошу Людмилу предоставить право первого удара мне и размахиваюсь от души, целясь в середину. Траектория полёта впечатляет, однако топор застревает в неподатливом дереве. Второй взмах, ещё удар – только щепки летят в разные стороны, а лезвие опять попадает в плен.

«Я деревенская, сама всё умею, – снисходительно говорит Людмила Юрьевна, поднимая над головой топор вместе с поленом. – В таких случаях можно попробовать обухом об колун. Раз – и готово! Научилась многому, кроме управления трактором. Тут супруг рулит».

С третьей попытки поленья, наконец, легко раздваиваются. Спустя несколько минут складываем топливо на руки и несём во времянку, где нас ждут Любовь Шулепова и депутат земского собрания Елена Коваленко.

— Откуда дровишки? – весело спрашивает глава администрации, увидев меня с охапкой ароматного сырья, и добавляет в шутку: – Теперь знаю, к кому обращаться по поводу рубки.

— Из лесу, вестимо, Любовь Николаевна, – в тон отвечаю собеседнице, ссыпая дрова на пол. – Я тоже знаю, к кому обращаться по поводу рубки. Разжигаем.

Людмила Юрьевна помещает в плиту дрова, подносит газовую горелку, и пламя шумно набирает обороты, поглощая дерево языками и согревая замёрзшие на улице руки и кончик носа. Огонь великолепен, что ни говори.

«Раньше у нас и русская печка в хате стояла. Бабушка в ней хлеб пекла раз в неделю по десять буханок, – рассказывает Людмила Будник, закрывая дверцу. – Старшие братья на лежанке грелись, а меня наверх отправляли. Бывало, прибежишь из школы зимой или накатаешься вдоволь на санках – мигом на печку забираешься, одеялом укрываешься и оттаиваешь потихоньку. Даже ночью там спала».

В 1996-м, когда в хуторе установили электрические котлы, многие разобрали русские печки из‑за большой площади, которую занимали в комнате, и построили плиты. В семье Будник её своими руками сложил супруг Людмилы Юрьевны.

 

Богатые люди

И 15 минут не проходит, как тепло от стены, прилегающей к плите, распространяется по комнате, проникая во все уголки. Оказывается, трубы внутри сооружения, называемые в народе кóмин (с ударением на первый слог), сделаны в виде спирали, и только потом выводятся в дымоход – для большего КПД.

«Дотроньтесь, уже горячая, – приглашает Любовь Шулепова, пробуя рукой высокую стенку. – Интересно: в киселёвских домах люди давно пользуются современными благами цивилизации – душевыми кабинами, горячей и холодной водой, центральной канализацией, но дрова по‑прежнему неизменный атрибут».

И тут эмоционально вступает в разговор Елена Коваленко:

«А борщ?! Вы ели когда‑нибудь борщ, приготовленный на печке? Блюдо не просто варится – оно томится. Совсем другой вкус».

Через час открываю для себя новую профессиональную заповедь: настоящий журналист должен наколоть дрова, растопить печку и съесть пирожки с яблоками, пожаренные Людмилой Юрьевной к нашему приезду на дровяной плите. Уплетаем вкуснейшие кулинарные шедевры за обе щёки и наслаждаемся жизнью сполна.

«Мы очень богатые люди, потому что в деревне живём, – утверждает хозяйка, наливая кипяток в чашки с чайными пакетами. – Я свой Киселёв ни на что не променяю, на город – тем более. В чём прелесть сельского быта? Здесь дышать легче. 9 коров, 50 соток огорода, работа с раннего утра до позднего вечера – и мне приятны эти хлопоты. Вечером улягусь спиной на тёплую плиту – усталость проходит».

Куличи из печки

Напоследок получаем от главы администрации шикарный бонус в виде той самой русской печи, которая до сих пор стоит в доме Алексея Фёдоровича и Надежды Тихоновны Гранкиных из Борисовки. Причём не просто занимает площадь в комнате, но выполняет прямые функции, если температура за окном опускается слишком низко. Да, село газифицировано, однако национальное достояние ничто по сравнению с природным материалом: с дровами комфортнее, надёжнее, теплее.

«А ещё я пеку в ней куличи накануне Пасхи, – рассказывает хозяйка дома. – Вообще, чтобы приготовить в печке еду, надо быть специалистом. Не у каждого получится, поэтому куличи – единственное, на что решаюсь один раз в год. Из детства помню, как мама доставала на завтрак маленький чугунок, на обед – большой. Вкуснее, наверное, ничего не пробовала».

Растапливаем печь, усаживаемся с Алексеем Фёдоровичем напротив белокаменной кормилицы и надолго замираем в абсолютной тишине, которую нарушает такой знакомый и успокаивающий треск горящего дерева. Ни о чём не думаю, ничего не беспокоит, никуда не тороплюсь – просто наслаждаюсь. 

Владимир Писахов

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×