Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
20 февраля 2021,  10:28

Филькина радость. О чём лают собаки в казённых вольерах

Корреспондент «Белгородской правды» съездил в приют для собак «Добрый дом» в селе Новая Нелидовка Белгородского района

Филькина радость. О чём лают собаки в казённых вольерахФото: Владимир Юрченко
  • Статья

В приюте сейчас живёт около 180 бездомных животных. Их кормят, лечат, выводят на прогулку и круглосуточно охраняют, но для каждого питомца сотрудники учреждения стараются найти заботливого хозяина.

Пушистый комок

Огромный разноцветный пушистый комок примерно из десятка собак, словно пчелиный рой, мгновенно устремляется навстречу, едва мы делаем первые шаги по заснеженной территории приюта. Маленькие и большие, чёрные и белые, рыжие и пятнистые и даже – о нет! – грозный тибетский мастиф шумно встречают нас дружным лаем, окружая со всех сторон. Любопытные носы тщательно обнюхивают, а добрые глаза внимательно всматриваются в лица гостей, как будто пытаясь угадать: не за мной ли? 

Директор Вера Коваленко расчищает путь до двери, отодвигая руками путающихся под ногами хвостатых. Наконец, мы внутри административного здания. Но и там ждёт приятный сюрприз.

«Знакомьтесь: наша Маска, – представляет девушка очаровательную светлую мордашку с тёмными пятнами вокруг глаз. – Рядом Аня, а в углу на коврике моя любимица – Бэля».

Собаки здесь – полноправные хозяева, которым дозволено делать всё, что им вздумается, и за это им ничего не бывает. Ну или почти ничего. Чернявую красавицу Аню, например, Вера вскоре выпроваживает на улицу после того, как она в третий раз огрызнулась на бедняжку Бэлю. Аня чуть не укусила Бэлю за то, что та пыталась запрыгнуть на колени к хозяйке. Ревнует. Значит, тоже любит.

 

Без еды и воды

История любви и спасения собак от бродяжничества и жестокого отношения людей для Веры началась в конце 2019 года, когда по Белгороду и окрестностям пронеслись зловещие слухи о трагических событиях в собачьем приюте в посёлке Комсомолец. Волонтёры обнаружили трупы животных в овраге недалеко от его стен, а те, что были живы, находились в антисанитарных условиях и тяжёлом физическом состоянии – без еды и воды. Вера Коваленко и многие неравнодушные люди пришли на помощь: они распределяли собак по передержкам, привозили еду, чистили помещения. Работа продолжалась до конца январских новогодних каникул.

«Там я и познакомилась с будущими учредителями «Доброго дома» Марией Чумаковой и Натальей Герасименко, и вместе мы решили: нужно создать свою организацию, в которой животные чувствовали бы себя комфортно, – рассказывает Вера. – Вот так в феврале 2020 года появился наш приют. Некоторое время он существовал на месте прежнего в Комсомольце, а в ноябре благодаря спонсорам переехал в Новую Нелидовку, где построили несколько зданий».

О бездомных собаках сотрудникам приюта сообщают администрации сельских поселений, с которыми «Добрый дом» заключил договоры, или жители населённых пунктов. На место выезжает ловец со специальной ловушкой, грузит животное в клетку и доставляет в приют. Сначала четвероногого бродягу помещают на 10-дневный карантин: его обследуют на наличие заболеваний, делают прививку от бешенства, обязательно стерилизуют или кастрируют, позже он присоединяется к дружной собачьей семье на общих основаниях. Уже знакомая вам ревнивица Аня, например, попала сюда из Никольского. Её нашли со стёртыми в кровь лапами, на которые она с трудом наступала.

«Она их то ли обожгла, то ли тормозила ими, – предполагает Вера Коваленко. – Аню привезли к нам, обработали раны, сделали прививку, вылечили, одним словом. В первое время она отличалась скромностью, всех сторонилась, боялась, теперь же – хозяйка приюта. Готова стать верным другом для добрых людей».

Светский пёсик

Около 40 животных за полгода нашли себе новые дома в белгородских семьях, где за ними ухаживают, словно за детьми. В этом смысле очень повезло восьмилетнему псу, который однажды приглянулся приехавшей в гости к животным молодой даме. Шансов быть устроенным на закате жизни, честно говоря, было не так много, однако сначала девушка отправилась со «старичком» на прогулку, а позже заявила, что хочет забрать его себе. Сейчас, по словам Веры, везунчик ведёт светский образ жизни, посещая с хозяйкой кафе, рестораны и собачьи салоны красоты, о чём красноречиво говорят присылаемые фотографии. Остальные питомцы ждут своего часа в приюте.

«На 31-е сутки после отлова мы имеем право выпустить привитую и стерилизованную собаку в прежнее место обитания, но поступаем так крайне редко, – объясняет руководитель «Доброго дома». – Люди, к сожалению, часто противятся тому, чтобы животные возвращались на улицы, поэтому они могут жить у нас до конца дней, если никто не возьмёт домой. Вместимость приюта, конечно, ограничена, но делать нечего».

В Шебекино, к слову, одного кобеля сотрудники вернули в естественную среду со спокойной душой, потому что на воле его ждали жители многоквартирного дома, проголосовавшие за то, чтобы пёс жил во дворе. Ему поставили удобную будку, обязались кормить и поить. Есть и предприятия, готовые ухаживать за хвостатыми.

 

Директор приюта «Добрый дом» Вера Коваленко Директор приюта «Добрый дом» Вера Коваленко / Фото: Владимир Юрченко

Как тебя зовут?

Вера осторожно опускает на пол задремавшую на коленях любимицу Бэлю, обещая скоро вернуться, и мы опять выходим на улицу. Четвероногие хулиганы в это время устраивают соревнования по выносливости и скорости, бегая друг за другом в хаотичном порядке. Конкурс на самый устрашающий вид, по‑моему, с явным преимуществом выигрывает тот самый тибетский мастиф, наблюдающий за нами издалека.

— Неужели от грозного красавца кто‑то отказался? – спрашиваю у Веры.

— Слава богу, нет. Его хозяин-иностранец временно улетел за границу, а оставить собаку не с кем, попросил приютить, – отвечает девушка. – Здесь в основном дворняжки, из породистых экземпляров – шарпей, отловленный недавно в Борисовском районе.

Проходим вдоль открытых вольеров, в которых зимой можно содержать крупных пушистых собак, знакомимся с маленькими короткошёрстными обитателями тёплых блоков. В бесконечной веренице разных по форме, размеру и окрасу мордашек, рвущихся наружу сквозь металлическую решётку ограждения, начинаю немного путаться, но погладить за ушком стараюсь каждого. Интересно, хватает ли персоналу фантазии, чтобы дать прозвища почти двумстам питомцам? Оказывается, уже нет.

 

«У нас есть Сергей Есенин, Синди Кроуфорд, Лев Николаевич, Фёдор Михайлович, Лаки, Шарлотта, Марк, Змей Горыныч, Джек, – перечисляет Вера клички питомцев. – Почему именно так, не спрашивайте – не знаю. Кто‑то из работников, наверное, увидел какое‑то сходство с поэтами, писателями, известными моделями и другими персонажами. Кстати, красивая белая лайка действительно чем‑то напоминала миссис Кроуфорд. Новички пока безымянные – хоть конкурс устраивай. А вот Миша и Маша – семейная пара, у нас и такие есть. Рядом – самый большой пёс приюта по кличке Юрик».

Из всего калейдоскопа любопытных глаз больше всего запомнился грустный взгляд очаровательного восьмилетнего Фили, очень похожего на белого Бима с чёрным ухом из известного советского кинофильма. У бедняги недавно умер пожилой хозяин, родственники которого просто выбросили животное на улицу. Филя несколько дней одиноко сидел у подъезда, пока в приют не позвонили соседи: заберите, мол, пропадёт.

 

Долой шпингалеты

Вопрос о том, как будут уживаться вместе столько разнохарактерных собак, Вера и её помощники решили с помощью забора. В «Добром доме» несколько огороженных площадок для прогулок, то есть в одной «коробке» не окажутся те, кому находиться рядом противопоказано. Под напряжением всегда находятся отношения старожилов и новичков, поэтому свежим воздухом они дышат тоже отдельно.

Впрочем, животные порой копируют человеческую модель поведения в обществе, что недавно продемонстрировали Лев Николаевич и Фёдор Михайлович: раньше дружили, потом что‑то не поделили и поругались, теперь недолюбливают друг друга и не общаются.

«Они каждый день чем‑то удивляют нас, – признаётся директор с улыбкой. – Приходим однажды на работу, а двери в вольерах открыты, собаки самостоятельно выбрались на площадки и гуляли в своё удовольствие. Как они сдвинули металлические шпингалеты, не понимаю. В следующий раз вообще обескуражили: опять сами высыпали во двор, перегрызли водопровод и затопили весь корпус, заодно помылись. В общем, бандитизм тут процветает. Правда, к вечеру так набегаются, что ложатся спать без задних лап».

Особенный праздник для любого питомца приюта – приезд волонтёров, желающих погулять с собакой на поводке. Они уже издалека, видя незнакомых или, наоборот, хорошо знакомых гостей, нетерпеливо виляют хвостами в предвкушении удовольствия.

В «Добрый дом» приезжают целыми семьями, причём есть и те, кто забирает на один день уже полюбившихся друзей: папа, к примеру, просит большого пса, мама и дети – собачку поменьше.

Дай лапу, Майкл

— С кем я могу погулять? – обращаюсь к Вере.

— С Майклом, – уверенно говорит директор, открывая калитку ближайшей площадки. – Подождите здесь.

Среднего размера довольно упитанный пёс, кажется, сходит с ума, увидев в руках руководителя поводок. На меня – ноль внимания: в глазах счастливого животного читалось слово «гулять». Беру в руки поводок и понимаю, что в Майкле не менее 100 лошадиных сил, сопротивляться которым невозможно. Он подтаскивает меня к каждой собаке, молниеносно обнюхивает и устремляется дальше – к углам зданий, пригоркам, холмикам, ямкам. На мои поглаживания всё‑таки реагирует, закрывая на секунду глаза, но как будто торопит: айда в лес, человек, у нас мало времени. Вот она, свобода!

 

В Майкле не менее 100 лошадиных сил, сопротивляться которым невозможно В Майкле не менее 100 лошадиных сил, сопротивляться которым невозможно / Фото: Владимир Юрченко

 

— Почему вы этим занимаетесь, Вера? – задаю напоследок вопрос, когда возвращаемся с Майклом в приют.

— Я всегда помогала животным. Подобрала собачку, отвезла к ветеринару, вылечила, пристроила к хозяевам, потом нашла следующую, – вспоминает моя собеседница. – А когда произошла трагедия в Комсомольце, я познакомилась с единомышленниками, всё само собой получилось. Сердцу не прикажешь. У меня и дома восемь собак.

С Аней, Бэлей, Майклом, Сергеем Есениным и другими обитателями «Доброго дома» прощаемся до новых встреч, потому что не влюбиться в глаза животных невозможно. В них то, чего нам, возможно, не хватает в повседневной жизни. Тягаться с Майклом, пожалуй, больше не буду, но прижать к груди Филю очень хочется. 

 

Филькина радость. О чём лают собаки в казённых вольерах - Изображение Фото: Владимир Юрченко

 

Владимир Писахов

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×