Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
23 августа 2020,  13:30

Почти родные. Как белгородцы уже 20 лет ездят на раскопки в Крым

Традицию отправляться в Крым на раскопки ещё в 1970-е годы заложил преподаватель истфака Белгородского пединститута Евгений Молев

Почти родные. Как белгородцы уже 20 лет ездят на раскопки в КрымФото: Вадим Кумейко
  • Статья

На первый взгляд, археолог – это достаточно редкая профессия, встречающаяся лишь в кино и в приключенческих романах. Между тем археологическая практика входит в программу подготовки даже историков в вузах нашей страны.

Бери больше, кидай дальше

Июль, восточный Крым. Среди степной травы, иссушённой южным солнцем почти до состояния соломы, стоит палаточный лагерь. Походные домики ярких расцветок выстроились в две линии, образуя некое подобие улицы. Над лагерем на импровизированном флагштоке реют два флага – российский триколор и военно-морской Андреевский стяг. Буквально в сотне метров от палаток дышит прибоем тёплое Азовское море. Здесь живут и работают участники Белгородского корпуса Восточно-Крымской археологической экспедиции Института археологии РАН.

На склоне каменистого холма, разделяющего участок побережья на две бухты, кипит работа: молодые люди и девушки лопатами копают землю, размеченную с помощью колышков и бечёвки на квадраты. Землю снимают постепенно, послойно. Грунт вывозят на тачках в специальное место – так называемый отвал. А находки, попадающиеся в процессе раскопок: фрагменты керамики, кости – аккуратно складывают на край квадрата, который археологи называют бровкой.

 

Почти родные. Как белгородцы уже 20 лет ездят на раскопки в Крым - Изображение Фото: Вадим Кумейко

«Чего приуныл, дружище? – подбадривает один из копателей своего товарища, опёршегося на черенок совковой лопаты и задумчиво смотрящего куда‑то вдаль. – Давай поднажмём. Через семь минут уже перерыв. А пока бери больше, кидай дальше, отдыхай, пока летит».

Тем временем из земли начинают показываться камни – остатки стен крупного древнегреческого поселения, которому более двух тысяч лет. За годы исследований этого памятника археологам удалось сделать немало: на площади в несколько тысяч квадратных метров отчётливо видны очертания древних строений, улиц, оборонительных стен. Значительную часть древнего поселения в буквальном смысле слова подняли из глубины веков белгородцы, которые каждый год приезжают в восточный Крым в археологические экспедиции.

 

Вид на лагерь археологов и кварталы древнего городища Вид на лагерь археологов и кварталы древнего городища / Фото: Вадим Кумейко

Было интересно

Традицию отправляться в Крым на раскопки ещё в 1970-е годы заложил преподаватель исторического факультета Белгородского пединститута Евгений Молев. Это он впервые вывез группу студентов-историков на археологическую практику на Черноморское побережье Керченского полуострова, где велись раскопки античного городища Китей. Именно из этой экспедиции, в этом году отмечающей полувековой юбилей, выросли все античные археологические отряды белгородского истфака, число которых к началу 2000-х значительно выросло. Руководителем одного из них стала доцент Елена Семичева, которая с 2001 года каждое лето вместе со студентами участвует в работе ВКАЭ – Восточно-Крымской археологической экспедиции Института археологии РАН.

«В 2001 году мне предложили руководить археологической практикой студентов-первокурсников в Крыму, – вспоминает Елена Александровна. – К тому моменту я уже была знакома с начальником ВКАЭ Александром Александровичем Масленниковым, который выступал оппонентом во время защиты моей кандидатской диссертации. Именно он пригласил нас приехать в экспедицию. И мы приняли это приглашение. У нас тогда был совсем небольшой отряд. Какого‑то особенного волнения я не испытывала, так как до этого более 10 лет ездила в археологические экспедиции и знала, как всё устроено. Плюс ко всему у меня уже был опыт работы и в школе, и в вузе, поэтому значительных сложностей я не видела. Было интересно попробовать себя в новой роли и побывать в новом месте».

Елена Семичева Елена Семичева / Фото: Вадим Кумейко

 

Участником той самой первой экспедиции был нынешний заместитель декана историко-филологического факультета, доцент кафедры всеобщей истории, а в то время студент-первокурсник Сергей Прокопенко.

«Наш палаточный лагерь тогда стоял в бухте Полифем на берегу Азовского моря, – вспоминает Сергей Николаевич. – Кухня и столовая были оборудованы прямо в скальной пещере. Мы все – человек 20 – с трудом там размещались, но было комфортно: никакая непогода нам не мешала принимать пищу. Ещё помню, что в лагере не было пресной воды. Нам её привозили в бочке из местного колодца. Вода эта пахла сероводородом, и тёплой её было невозможно пить. Но, несмотря на все трудности, я с самого первого дня понял, что сделаю всё, чтобы попасть сюда ещё раз. До этого я ни разу не видел моря, а тут оно было почти на расстоянии вытянутой руки. К физическому труду и дисциплине я был приучен с детства, поэтому никаких проблем с этим у меня не было».

Несколько лет Сергей Прокопенко ездил в составе отряда под руководством Елены Семичевой, а с 2012 года он возглавил отряд «Фратрия», состоящий из студентов и выпускников историко-филологического факультета НИУ «БелГУ». «Фратрия» также ведёт раскопки в составе Восточно-Крымской археологической экспедиции.

 

Задачу археологам ставит Александр Масленников Задачу археологам ставит Александр Масленников / Фото: Вадим Кумейко

Романтика и особая атмосфера

В этом году впервые за всю историю Белгородского корпуса ВКАЭ полноценный сезон не состоялся. Всему виной пандемия COVID-19, из‑за которой во всех вузах студентам-историкам отменили полевую археологическую практику. Поэтому летом 2020 года белгородский отряд состоял исключительно из волонтёров. Большинство из них – выпускники белгородского истфака, которые уже обустроились в жизни, обзавелись работой, семьями, но всё равно продолжают летом приезжать в экспедицию.

Дмитрий и Надежда Бараевы в начале 2000-х учились на историческом факультете на разных курсах. Вместе были в крымских археологических экспедициях. Создав семью, они не бросили любимое увлечение и стали приезжать на раскопки вместе с детьми. В этом году Надя и Дима привезли с собой семилетнюю дочь Ульяну, для которой это уже вторая экспедиция, и трёхлетнего сына Льва.

«Хорошо помню, что в первый год мы ехали ради моря, – рассказывает Надежда Бараева. – Археологическая практика для первокурсников была обязательной, поэтому я решила, что тут хотя бы ещё в море искупаюсь и смогу загореть. А потом, когда стали встречаться с Димой, поняли, что экспедиция – это наш общий интерес. Уже со второго года понимаешь, что дело, конечно, совсем не в море: сюда люди приезжают за полевой романтикой, особой атмосферой. Именно здесь я нашла настоящих друзей. Кажется, что мы почти родные друг другу люди».

С появлением детей возникли другие резоны. Поехать семьёй летом на отдых – задача для вчерашних студентов непростая. А если отправиться вместе в экспедицию на Азов, можно получить незабываемые впечатления без удара по семейному бюджету. А главное – приобщить детей к особенному, ни на что не похожему миру.

По словам Надежды, Ульяне и Льву пришлась по душе походная жизнь: им нравится просыпаться в палатке, умываться морской водой, днём плескаться на пляже и карабкаться по скалам.

«Попав в экспедицию впервые в жизни в прошлом году, Ульяна очень воодушевилась. Вернувшись в сентябре в школу, она рассказала всем одноклассникам о том, какая она теперь «археологиня». Весь год спрашивала, поедем ли мы на раскопки ещё раз. А Лев в этом году впервые попал в экспедицию. И впервые в жизни увидел море», – рассказывает Надежда.

Надежда и Дмитрий Бараевы приезжают в экспедицию с детьми Надежда и Дмитрий Бараевы приезжают в экспедицию с детьми / Фото: Вадим Кумейко

«Ради чего всё это?»

Человеку, оказавшемуся в экспедиции впервые, может показаться, что три недели в таком режиме уж точно нельзя назвать отдыхом: подъём в 6 утра, два часа работы, завтрак и снова работа. В день получается 5–6 полноценных рабочих часов. Но в этом‑то и вся прелесть экспедиции. Ведь если просто лежать на пляже под зонтом, такой отдых надоест уже на третий день. А вот если полдня помахать лопатой, покатать грунт в отвал, то ценность времени, проведённого у моря, резко увеличивается.

Белгородец Иван Бородкин работает учителем в школе. Он объездил немало стран, был на Кубе, во Вьетнаме, Индии, Камбожде, Италии, но всё равно каждое лето приезжает на раскопки.

«Я прекрасно помню, как тяжело поначалу мне было в мой первый год, в 2008-м. Мне нужно было очень много воды, чтобы утолить жажду. Я еле живым выползал в конце рабочего времени с раскопа и задавал себе вопрос: «А ради чего всё это? Ради этого дикого пляжа? Не слишком ли высока цена?». Но потом, когда сезон подошёл к концу, после всех наших традиционных праздников, когда меня посвятили в археологи, мы спустили флаг над лагерем, а каждого из тех, кто копал со мной рядом, я уже хорошо знал, у меня даже не возникало сомнений в том, что в следующем году я сюда обязательно приеду».

Иван Бородкин Иван Бородкин / Фото: Вадим Кумейко

 

Ярослав Белоконев окончил белгородский истфак, а сейчас работает на себя в Краснодаре. В экспедицию он тоже приезжает уже не в первый раз. На вопрос о том, зачем ему это нужно, отвечает так:

«Я согласен с друзьями: со временем в списке приоритетов море отодвигается на второй план. Отдохнуть можно и в Турции, и где‑то ещё. А вот людей таких, как здесь, в экспедиции, трудно ещё где‑то встретить. Ты по всем скучаешь, наверное, справедливо будет назвать всех нас одной семьёй. Потому что так можно ждать встречи с родными людьми. Экспедиция для меня – это самое главное и самое яркое событие лета».

Люди возвращаются сюда снова и снова. Ради контраста между тяжёлым физическим трудом и заслуженным отдыхом у тёплого Азова. Ради бескрайнего звёздного неба. Ради песен у костра. Ради общения с теми, кому всё это так же дорого, как и тебе.

 

Незамысловатый обед археолога Незамысловатый обед археолога / Фото: Вадим Кумейко

 

По словам Елены Семичевой, за 20 лет работы Белгородского корпуса ВКАЭ появился самоорганизующийся коллектив единомышленников.

«Несмотря на смену поколений, коллектив продолжает существовать, ребята друг друга поддерживают, общаются вне экспедиции. Каждый год по прошествии первых дней приятно наблюдать, как новички, поддерживаемые старшими, вливаются в отряд. Как они перестают ершиться и начинают доверять, в том числе и друг другу. Как они реагируют на шутки, всегда помогающие пережить сложности первого года адаптации. Как каждый из них становится частью ВКАЭ – на год или на десятилетия. На жизнь многих участников экспедиция оказала важное влияние – в профессиональном, образовательном и даже личном смысле, – рассказывает Елена Александровна. – Ну и, конечно, очень важный итог с точки зрения исторической науки: за эти годы проделан огромный объём работ, в результате которых из земли в буквальном смысле выросло целое древнегреческое поселение с улицами, зданиями, кварталами. Наша работа помогает открыть археологический объект, имеющий большое значение для антиковедения.

Этот сосуд пролежал в земле более двух тысяч лет Этот сосуд пролежал в земле более двух тысяч лет / Фото: Вадим Кумейко

«Благодарю всех волонтёров»

Восточно-Крымскую археологическую экспедицию возглавляет заведующий отделом полевых исследований ИА РАН, доктор исторических наук Александр Масленников. Приехав сюда на практику ещё студентом Тульского истфака в 1967 году, он влюбился в восточный Крым и с тех пор исследует античное наследие этого места.

Белгородский отряд уже несколько лет работает на раскопках археологического памятника «Полянка» неподалёку от посёлка Курортное, в бухте Радости. По словам Александра Масленникова, памятник датируют I веком до н. э.

«Это, пожалуй, единственное античное городище в Крыму, которое расположено на такой площади и относится к этому хронологическому периоду, – поясняет археолог. – А период этот богат на разные события, в том числе на природные катастрофы, землетрясения. Поэтому изучение этого поселения во многом дополняет свидетельства письменных источников».

В этом году белгородский отряд начал раскопки одиночной постройки, распложенной в окрестностях городища. По предположению Масленникова, это может быть одно из пригородных святилищ.

 

Начальник экспедиции Александр Масленников Начальник экспедиции Александр Масленников / Фото: Вадим Кумейко

 

С белгородцами учёный знаком давно и хорошо:

«20 лет назад мы впервые познакомились с группой белгородских студентов, которых привезла на практику Елена Александровна Семичева. И вот уже 20 лет каждое лето эта группа работает в Приазовье на раскопках различных памятников – прежде всего, конечно, поселений античного Боспора (Боспорское царство – античное государство в Северном Причерноморье – прим. авт.). За это время в экспедиции сформировался настоящий коллектив ветеранов, многие из которых ездят более 10 лет».

Александр Масленников отметил, что в этом году работа волонтёров была особенно важна в связи с тем, что студенческая археологическая практика повсеместно была отменена, вся надежда оставалась только на таких ветеранов.

«Именно благодаря им полевой сезон-2020 состоялся, – подчеркнул учёный. – Я хочу сказать спасибо всем, кто в свой законный отпуск, иногда с большим трудом добившись этого, приехал и поддержал археологические исследования в Крыму. Уж коль скоро Крым российский, мы должны активно подчёркивать наше участие во всех сферах жизни полуострова. Поэтому я ещё раз благодарю всех волонтёров, моих старых приятелей, друзей, знакомых, которые откликнулись в этом году и смогли приехать».

Почти родные. Как белгородцы уже 20 лет ездят на раскопки в Крым - Изображение Фото: Вадим Кумейко

Вадим Кумейко

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×