Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
30 июня 2020,  16:19

«В конце сел и заплакал». Как белгородский скульптор создавал Ржевский мемориал

Андрей Коробцов рассказал «Белгородским известиям», как работал над монументом

«В конце сел и заплакал». Как белгородский скульптор создавал Ржевский мемориалЧтобы ощутить габариты памятника, представьте: один ППШ в руках воина – длиной 9 мФото: с сайта kremlin.ru/ РИА «Новости»
  • Статья

Сегодня, 30 июня, памятник советскому воину официально открыли Владимир Путин и Александр Лукашенко. Воспаривший над Ржевской землёй бронзовый дух солдата, который вот-вот разлетится на журавлиные клинья – проект нашего земляка Андрея Коробцова.

Нужно сделать всё

4 га земли, 100 тонн глины, 30 тонн стали, 80 тонн бронзы, сотни человек – строителей, скульпторов, литейщиков, сборщиков, более 500 млн пожертвований и 2,5 года непрерывной работы – всё для того, чтобы воплотить в жизнь идею скульптора Андрея Коробцова и архитектора Константина Фомина, победивших в международном конкурсе на лучший проект Ржевского мемориала советскому солдату.

В 5 км от Ржева (Тверская область), пройдя сквозь гранитные окопы с именами 17 660 бойцов и командиров Красной армии, погибших в ржевской мясорубке страшных 1942–1943 годов, вы сможете приблизиться к венцу мемориального комплекса – 25-метровой скульптуре советского солдата, возвышающейся на десятиметровом кургане.

«Задача комплекса – погрузить человека в атмосферу этой страшной трагедии и оставить в нём чувство осознания того, что нужно сделать всё, чтобы подобного никогда не повторилось», – рассказывает Андрей Коробцов.

Ржевский мемориал перед покрытием воском и автор скульптурыРжевский мемориал перед покрытием воском и автор скульптуры / Фото: архив Андрея Коробцова

С четырёх лет

Семья Коробцовых переехала из Казахстана в Губкин в 1994 году в день семилетия Андрея. В Белгородской области он получил среднее образование и закончил художественную школу. Учиться мастерству лепки уехал в Москву, где поступил в Российскую академию живописи, ваяния и зодчества Ильи Глазунова.

«Лепил с четырёх лет, – признаётся Андрей. – Первые детские воспоминания связаны с пластилином. Если считать с начала учёбы, то ремеслу отдал уже около 15 лет: художка, учёба в академии и аспирантура».

Родители Андрея продолжают жить на Белгородской земле, а сам скульптор признаёт её своей малой родиной. Сегодня он член Московского союза художников, автор более 200 работ, из которых около 40 – памятники, а теперь он ещё и прославленный скульптор Ржевского мемориала.

 

«В конце сел и заплакал». Как белгородский скульптор создавал Ржевский мемориал - Изображение Фото: архив Андрея Коробцова

 

«Понятия известности в деле скульптора в полной мере не бывает. Люди знают скульптуру и часто не знают автора, он всегда в тени, – делится с нами Андрей и задаёт вопрос врасплох: – Вы знаете, кто автор «Родины-матери»? 90 % людей не могут ответить на этот вопрос. Хотя я считаю, что это вершина мирового монументального искусства. Известной становится работа, а не человек. Для меня главное, чтобы она понравилась людям и к ней приезжали почтить память павших в этой войне солдат».

Так научили

Мировой известности, может, и нет, но искренний отклик людей – есть. В личном блоге Андрея почти 3 тыс. подписчиков, которые следили за каждым этапом создания памятника: наблюдали за лепкой, вместе забирались со скульптором на строительные леса и контролировали сборку частей из бронзы.

«Единственным человеком, который точно знал, как всё в итоге должно быть, был я, – рассказывает Андрей. – Не припомню, чтобы какая‑то скульптура вызывала такой резонанс – отзывов огромное количество. С начала победы в конкурсе люди стали присылать мне свои истории о том, как их предки сражались и погибали. Показывали письма с фронта – это дорогого стоит. Сейчас я другой человек, нежели тот, кем был до начала работы. Я по‑другому смотрю на Великую Отечественную войну. Эта тема стала для меня более личной».

Модель мемориалаМодель мемориала / Фото: архив Андрея Коробцова

 

Созданный монумент в память обо всех солдатах войны Андрей считает памятником и своему пропавшему без вести деду Ивану. Российское военно-историческое общество помогло получить от министерства обороны фотографии с фронта, так удалось из фрагментов реальных портретов создать общий образ воина-освободителя.

«Нас в академии так научили: перед работой над проектом основная задача скульптора – максимально погрузиться в тему, – говорит Андрей. – Но я не смог бы обрести этот опыт без писем людей. Когда читаешь о таких событиях в учебнике, это находится где‑то далеко, а когда видишь фронтовую переписку – погружаешься в судьбу солдата и понимаешь, что этих 75 лет как не бывало, всё так живо встаёт перед глазами».

Коробцов за работойКоробцов за работой / Фото: архив Андрея Коробцова

Всё вручную

«На этапе участия в конкурсе это была всего лишь метровая модель из пластилина, которую одобрили члены жюри, – рассказывает автор секреты создания монумента от идеи к бронзе. – После чего делалась рабочая модель – это скульптура в масштабе один к десяти, то есть наша была 2,5 м – из глины, потом переводили в гипс».

С неё в трёхмерном пространстве снимали все объёмы, по которым создавали стальной каркас в натуральную величину. Так как габариты цеха не позволяли сделать фигуру в полном размере, она лепилась из трёх кусков: первый ярус – от головы до пояса, второй – от пояса до журавлей, третий – оставшиеся журавли. Всё вручную.

«Участвовало в лепке около 70 человек, – признаётся Андрей. – Потом снимаем гипсовую форму – делаем слепки фрагментами 1,5 х 1,5 м. В литейном цеху в гипсовые формы заливают воск, который снова обрабатывают скульпторы, а по нему отливают бронзу».

В итоге на руках оказываются куски бронзы, всего примерно 600–700 фрагментов: отдельно глаза, нос и уши. В литейном цеху их собирают в более крупные куски и укрепляют предварительным каркасом.

«Так мы везли их на стройплощадку, где был подготовлен основной каркас, – рассказывает скульптор. – По кусочкам всё и собирали».

Нижняя часть памятника с журавлямиНижняя часть памятника с журавлями / Фото: архив Андрея Коробцова

Вышло даже лучше

Когда спустя два с половиной года памятник был уже готов к открытию, Андрей ощутил опустошение:

«В первое время я не знал, куда себя деть, потому что проект забирал всё моё время. Было не по себе оттого, что больше не нужно ехать на стройплощадку. Мемориал дальше зажил своей жизнью».

Он сравнивает себя с Бориской из фильма Андрея Тарковского «Андрей Рублёв». В финальной новелле «Колокол» юноша, сын мастера-литейщика, притворяется знатоком по части литья колоколов и ему удаётся подарить разрушенному Суздалю чудо колокольного звона.

«Я, как этот парень, который в конце сел и заплакал от осознания того, что всё получилось. Он смог. У меня были такие же чувства – облегчение и радость. В начале работы, с которой никогда не сталкивался, не было уверенности, что всё получится. Всё вышло даже лучше, чем задумывалось. Будто камень с плеч упал – удалось!»

Ржевский мемориал – это сложное творение с точки зрения масштаба и инженерии. Чего только стоит слепить голову размером с человека – колоссальный опыт для скульптора.

 

«В конце сел и заплакал». Как белгородский скульптор создавал Ржевский мемориал - Изображение Фото: архив Андрея Коробцова

«Не уверен, что в жизни когда‑нибудь придётся делать что‑то более крупное, – говорит Андрей. – Конечно, теперь, работая над трёхметровыми фигурами, я знаю всё досконально. Даже десятиметровая фигура теперь не вызовет дрожи в ногах. Я точно знаю, что могу».

Привычная с детства лепка теперь ощущается иначе.

«Будто что‑то новое появилось в моих руках. Чувство, что головой я понимаю, как сделать интересно и здорово, а руки ещё к этому идут. Скульптор учится всю жизнь. Пока это вершина моего творчества, но надеюсь, рост только продолжится».

Валерия Черемных

Если ваш родственник в годы Великой Отечественной войны принимал участие в боях подо Ржевом, вы можете рассказать о нём, заполнив анкету на сайте rzhev.histrf.ru/veteran

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×