Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
18 марта 2020,  18:44
 3385

Морской узел. Как три белгородца оказались в греческой тюрьме

Желание заработать обернулось обвинением в нелегальной перевозке мигрантов и грозит огромным тюремным сроком

Морской узел. Как три белгородца оказались в греческой тюрьмеФото: pixabay.com
  • Статья

Жители Старого Оскола Алексей Игумнов и Никита Шаталов в августе 2019 года отправились в Черногорию, чтобы обучиться управлению парусной яхтой и катать на ней туристов. А уже 3 октября греческие власти предъявили им обвинение в нелегальной перевозке мигрантов и оставлении людей в опасности.

Нехороший знакомый

В приключенческой истории старооскольцев, содержащихся сейчас в тюрьме греческого города Нафплиона, пока больше вопросов, чем ответов. Первое заседание суда по этому уголовному делу состоится 19 марта, и оно может стать итоговым, предполагают российские эксперты, разбирающиеся в проблемной ситуации, однако вряд ли расставит точки над i.

Потому что граждан разных стран, в том числе россиян, за аналогичные деяния приговаривают к баснословным наказаниям. Например, сочинцы Антон Каррамов и Платон Давыдов недавно получили по 395 лет лишения свободы, калининградцы Андрей Журавлёв и Александр Илларионов – по 400.

Старооскольцы – 23-летний Алексей и 24-летний Никита – летом прошлого года объявили родным о том, что собираются сменить привычную обстановку и поехать работать за границу: мол, хороший знакомый, у которого в Черногории есть надёжные связи, предложил пройти обучающий курс матроса и устроиться на туристическую яхту. Приятно удивила гарантированная зарплата в 2 000 евро, подкупало и то, что расходы на проезд к месту обучения и проживание работодатель полностью берёт на себя.

«Сын так убедительно и подробно рассказывал о том, куда едет и чем будет заниматься, что у меня не возникло никаких подозрений, – признаётся мама Никиты, Наталья Борисенко. – Ребята хотели со временем получить права на управление водным транспортом и катать по морю туристов. Никакой визы, разумеется, не оформляли, потому что для въезда в Черногорию она не нужна, а в Грецию или Турцию плыть не планировали».

Работодатель, действительно, оплатил дорогу сначала из Старого Оскола до Москвы, затем из столицы – в черногорский город Бар, где и предстояло осваивать морское дело. В Москве старооскольцы по предварительной договорённости встретились с тремя такими же соискателями на вакансию матроса, одним из которых был тот самый «хороший знакомый», и впятером полетели на берег Адриатического моря. Вера в способности знакомого настолько зашкаливала, что ни ребята, ни родители не поинтересовались, будет ли официальное разрешение от местной власти на трудовую деятельность, без которого в чужом государстве работать запрещено: и этот вопрос товарищ обещал решить наилучшим образом.

 

Никита Шаталов и Алексей Игумнов (слева направо)Никита Шаталов и Алексей Игумнов (слева направо) / Фото: личный архив

Опасный перегруз

Никита и Алексей регулярно звонили родителям и с восторгом сообщали, что под руководством капитана яхты, русского по национальности, и его помощника ежедневно учатся ставить паруса, стоять за штурвалом, пришвартовываться, выполнять другую работу матроса. Вечерами гуляли по городу, знакомились с ровесниками, немалая часть которых разговаривала на русском или украинском языках.

«Лёшу всё устраивало, он радовался тому, что после получения прав на управление водным транспортом сможет работать на любом морском курорте и зарабатывать приличные деньги, – продолжает Светлана Игумнова. – И мне от таких известий, конечно, стало легче: значит, всё хорошо у сына».

Через неделю Никита оповестил маму: уходим в открытое море в сторону Турции, чтобы отработать на практике новые знания, привыкнуть к качке. В следующий раз ребята дали о себе знать из Стамбула: капитан поселил их в отеле, дал деньги на питание, а сам якобы отправился оформлять яхту. Позже появился и приказал: плывём к Италии.

«Никита позвонил 6 или 7 октября уже из тюрьмы и рассказал о том, что произошло,– вспоминает Наталья Борисенко. – По его словам, яхта причалила к турецкому острову, сразу же к ним подплыли две резиновые лодки с неизвестными людьми, среди которых – женщины и дети, и капитан принялся размещать их на борту. По внешнему виду прибывших пассажиров ребята догадались – скорее всего, мигранты. И прикинули: маленькое судно, рассчитанное максимум на 10–15 человек, вряд ли вместит около 70, поэтому попытались возразить командиру, но тот словно отрезал – доставить груз в Италию!»

Морской узел. Как три белгородца оказались в греческой тюрьме - Изображение Фото: pixabay.com

Подбрасывало, как спичку

Перегруженная яхта отшвартовалась от берега и направилась по маршруту. Ближе к ночи разыгрался шторм. По словам старооскольцев, капитан и его помощник надели спасательные жилеты, сказали, что приведут помощь, и прыгнули за борт.

«Ребята видели идущий вдалеке рыболовецкий траулер, – повторяет слова сына Светлана Игумнова. – Команда подобрала капитана и помощника, осветила зачем‑то качающееся на высоких волнах судно с мигрантами, и быстро удалилась. А шторм усиливался. Что оставалось делать нашим сыновьям? На борту женщины и дети, за бортом бушующее море, вокруг – никого! Их подбрасывало, как спичку. Мачту сломало, паруса разорвало, держались из последних сил. Утром, после того как подали сигнал SOS, терпящих бедствие людей принял грузинский танкер. К счастью, никто не погиб».

Спасённых доставили в греческий город Каламата – первый порт по пути следования корабля. А на берегу их ждали сотрудники полиции.

Перегруженное нелегальными мигрантами судно, русские матросы без разрешительных документов и виз – греческие правоохранители сложили факты в единую цепочку, усмотрев в ней признаки преступления, и заключили ребят под стражу.

По словам старооскольцев, следователь, допрашивая обвиняемых, спросил, почему те не бросились в воду вслед за капитаном, на что получил ответ: «На судне живые люди. Мы не могли их оставить». Об этом матерям рассказывала и переводчица греческой коллегии адвокатов, позвонившая через несколько дней после инцидента. Впрочем, не только для этого набрала она номера родных.

«Девушка предложила нам услуги адвокатов и назвала цену за работу, – объясняет Светлана Игумнова. – Около 5 тысяч евро за каждого человека! Для нас это неподъёмная сумма. Переводчица часто звонила и писала электронные письма, интересуясь, как продвигаются наши дела, а когда поняла, что денег у нас нет, видимо, занесла наши контакты в чёрный список: связаться с ней у меня больше не получилось».

Наталья Борисенко утверждает: если бы парни хотя бы немного были подкованы юридически, то ни за что не ступили бы с трапа грузинского корабля на греческую землю: один шаг фактически означал незаконное пересечение государственной границы.

«Они ведь неглупые люди и прекрасно понимали, чем чреваты нарушения закона в чужой стране, поэтому, если бы заранее владели информацией о том, чем придётся заниматься на самом деле, то однозначно отказались бы от этой затеи, – убеждает мама Никиты. – И то, что законы могут быть такими суровыми, тоже, конечно, не знали».

Морской узел. Как три белгородца оказались в греческой тюрьме - Изображение Фото: pixabay.com

Главная проблема – адвокаты

Родственники начали бить во все колокола, в первую очередь обратившись за помощью в российский МИД. В официальном ответе за подписью заместителя директора Консульского департамента Алексея Уткина сообщалось, что Игумнову и Шаталову предъявлено обвинение в нелегальной перевозке мигрантов и оставлении людей в опасности.

 В документе говорится, что «действующее законодательство Греции однозначным образом исключает возможность вмешательства в подобные дела, в том числе на этапах до и во время судебного рассмотрения, со стороны любых третьих лиц, включая представителей российских загранучреждений». Представитель департамента пообещал наблюдать за развитием ситуации и при необходимости оказывать «содействие в пределах компетенции российского загранучреждения».

Родные старооскольцев продолжали действовать сами и отыскали в Интернете Евгению Маленкову из Уссурийска, чей муж был арестован греческими властями в похожей ситуации и помещён в тюрьму на острове Кос. Евгения связала Игумнову и Борисенко с координатором группы родственников обвиняемых российских граждан Алёной Басовой из Ижевска. По словам Басовой, сейчас в греческих тюрьмах содержатся 26 россиян, включая троих жителей Белгородской области: кроме Игумнова и Шаталова приговор ждёт белгородец Роман Беленко.

«Вероятность того, что ребята смогут вернуться домой, очень туманна, – комментирует ситуацию Басова. – Главная проблема – невозможность оплатить услуги греческих адвокатов, стоимость которых колеблется от 5 до 10 тысяч евро за одного обвиняемого. Мы, разумеется, объявили сбор денег, обратившись с просьбой о помощи в различные фонды и к рядовым жителям страны, но собранная сумма 28 тысяч рублей катастрофически мала. Без грамотного адвоката изменить что‑либо в судьбе россиян будет сложно».

Алексей Маленков и Роман Беленко (слева направо)Алексей Маленков и Роман Беленко (слева направо) / Фото: личный архив

Преступники или жертвы?

К решению проблемы подключилось общественное движение «Русская инициатива», организовавшее в декабре 2019-го круглый стол в Москве. Принять в нём участие, кроме Алёны Басовой и родственников арестованных, пригласили также правозащитников, представителей миграционных служб и комитетов за гражданские права.

По словам Алёны, создана рабочая группа, в которую вошло общественное движение по борьбе с торговлей людьми «Альтернатива», московские адвокаты коллегии адвокатов «Войцеховский и партнёры», предложившие юридическое сопровождение уголовных дел на территории России безвозмездно. Интересы россиян отстаивает и вице-президент Российского подразделения Международного комитета защиты прав человека Иван Мельников.

«18 февраля 2020 года прошло второе заседание круглого стола, по результатам которого состоялась встреча с уполномоченным по правам человека в Российской Федерации Татьяной Москальковой, – делится Басова. – Татьяна Николаевна обратилась к уполномоченному по правам человека в Греции, греческой стороне переданы ходатайства о признании россиян жертвами торговли людьми. Отправлены различные запросы в МИД России, в том числе о том, чтобы консульские сотрудники посодействовали получению материалов дел и на русском языке, а не только на греческом».

Кто же на самом деле Алексей Игумнов, Никита Шаталов, Роман Беленко и другие наши сограждане, оказавшиеся в греческих тюрьмах, – преступники или потерпевшие?

Адвокат коллегии адвокатов «Войцеховский и партнёры» Валерия Тюрина считает, что россиян изначально ввели в заблуждение:

«В нашем случае применимы ст. 159 УК РФ о мошенничестве, злоупотреблении доверием для получения собственной выгоды, ст. 127 УК РФ о незаконном лишении свободы, по которой недавно даны пояснения Пленумом Верховного суда РФ. Они чётко расписывают, как люди оказываются вовлечёнными в торговлю людьми, в преступления, связанные с работорговлей, по принуждению или обманным путём. А ещё есть Конвенция Совета Европы о противодействии торговле людьми от 2005 года: ст. 26 Конвенции гласит, что лицо, вовлечённое в работорговлю путём обмана, злоупотребления доверием или по принуждению, приравнивается к жертве торговли людьми, то есть освобождается от уголовной ответственности».

Изучив детали историй о трудоустройстве на яхты, адвокат пришла к выводу, что почти все они развивались по одному и тому же сценарию. Работодатели обещают научить управлять яхтой, уверяют в том, что работа законна, и даже соглашаются заключить трудовой договор, но по каким‑то причинам всё время откладывают день подписания. Затем выход в открытое море на маленьком судне, резиновые лодки с большим количеством мигрантов, шторм, бесследное исчезновение капитанов и появление офицеров береговой охраны.

Единственный способ избежать ареста – шагнуть за борт, однако далеко не каждый решится на подобное без опыта: в команды, как правило, набирают дилетантов в морском деле.

 

Алексей Игумнов (на переднем плане) и Никита ШаталовАлексей Игумнов (на переднем плане) и Никита Шаталов / Фото: личный архив

 

Эксперт по борьбе с торговлей людьми общественного движения «Альтернатива» Вера Грачёва тоже убеждена в том, что российские граждане не совершали преступление, а оказались втянутыми в него в момент вербовки – ведь никто из них не предполагал, чем придётся заниматься на самом деле.

«Министерство иностранных дел помогает лишь в рамках консульских полномочий, а они ограничены. Предоставили список адвокатов и переводчиков, но бесплатно те не работают. Наверное, можно было бы изменить ситуацию, если бы нашлись деньги для оплаты услуг адвокатов. А сейчас шансов на освобождение очень мало».

Правозащитники считают: если в России возбудят уголовное дело по факту мошеннических действий в отношении старооскольцев, то возможна их репатриация.

А Светлана Игумнова и Наталья Борисенко по‑прежнему надеются на возвращение сыновей и верят, что греческий морской узел получится распутать.

Владимир Писахов

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×