Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
18 июля 2019,  18:30

Путешествие длиною в жизнь. Как белгородка шла из Азии в Европу

Екатерина Пономарёва поделилась с «БелПрессой» собственным опытом пешего путешественника

Путешествие длиною в жизнь. Как белгородка шла из Азии в ЕвропуЕкатерина Пономарёва возле башни Великой Китайской стеныФото: личный архив
  • Статья

Сейчас она работает бортпроводником в «Аэрофлоте», а когда‑то сидела в душном офисе и мечтала о новых впечатлениях. И в один прекрасный день решила, что сделать жизнь интереснее ей помогут путешествия.

Началось с Китая

«Моё первое настоящее путешествие началось с Китая. В 24 года, сидя в офисе, я подумала, что как‑то бездарно и жалко просиживать всю свою жизнь в офисе и мечтать об обеде и о конце рабочего дня, а по воскресеньям просыпаться в скверном настроении в преддверии будущей недели. Мечтать и ждать счастливого пенсионного возраста я не желала, а потому начала искать образовательные программы за границей. Мне было всё равно, куда ехать. Главное – чтобы было интересно жить. Так в моей жизни появился Китай.

Пекинский университет языка и культуры – это институт для иностранцев, которые хотят учить китайский. На два года это место стало моим путешествием. Это не просто поездка в новую страну или город. Для меня путешествие – это погружение, новый опыт, откровение. Ты открываешь мир, людей, обычаи и самого себя. Я открывала Китай».

Пешком

«Пешее путешествие началось именно с Китая. Там у меня появился очень хороший друг, который не боится воплощать свои мечты в жизнь. Вернувшись как‑то летом из очередного путешествия, он сказал, что хочет уйти пешком из Китая и вернуться домой во Францию. Я спросила, можно ли и мне с ним. Он ответил, что можно, но только не верил, что я пойду. Мол, все хотят, а в итоге никто не идёт. Меня он недооценил: после его слов это была не просто мечта, а работа на сопротивление: я же Овен.

Поначалу все вокруг (да и я сама) не до конца верили, что это на самом деле возможно. Наше путешествие не было ограничено по времени, географии и финансам. Единственное, что было для нас ясно, что мы движемся на запад, хоть и не всегда прямо. Мы готовились год: составляли планы, рисовали карты, подсчитывали расходы, придумывали, что с собой взять. Даже читали книжки по выживанию и смотрели Бэра Гриллса (британский путешественник и ведущий программы «Выжить любой ценой» – прим. авт.), чтобы узнать о том, как удирать от слонов. Но в итоге всё получилось совсем не так, как было задумано».

 

Китай Китай / Фото: личный архив Екатерины Пономарёвой

Через границы налегке

«Самое сложное в путешествии – пересечение границ между странами. Для того чтобы войти в Мьянму, нам пришлось завернуть в Лаос и Таиланд. Пакистан оказался непреодолимым препятствием – пришлось добираться в Иран через Арабские Эмираты. Из Армении не попадёшь в Турцию, нужно было идти через Грузию. У моей Шенгенской визы был не очень большой срок действия, поэтому пришлось строить маршрут через Албанию, Хорватию и Черногорию. В итоге весь путь занял два года.

Мы путешествовали налегке: я вообще с рюкзаком школьного размера. Всё самое основное было надето на себя, а за спиной – спальник, фотоаппарат, книга для чтения, ещё одна – для ведения путевых заметок, краски для рисования, ножик, компас, полотенце и сланцы. Плюс один облегчённый комплект одежды на случай, если придётся постирать то, в чём одет.

За время пути до Франции мы посетили 17 стран. Ночевали, где придётся: на улицах, в сараях, заброшенных домах, магазинах и музеях, отелях и хостелах, у хостов через каучсёрфинг, в домах у местных, в храмах и ашрамах, в церквях и мечетях, на стройплощадках и пару ночей в палатке. Когда смотришь на мир с точки зрения искателя пищи и крова, оказывается, что спать можно почти где угодно. Главное – безопасно, желательно – сухо и тепло, а всё остальное неважно.

В Юго-Восточной Азии почти круглый год лето, поэтому жить на улице не составляет большого труда. А ближе к Европе и к зиме ночи становятся холодными и приходится выбирать другие тактики поиска ночлега. Здесь на помощь приходят местные жители, которые часто с удовольствием проводят вечера со странниками. Для них это целое приключение, а для нас – повседневная реальность».

Места, о которых ничего не знал

«Путешествие сильно отличается от туризма. В нём понимаешь, что не остаётся в мире любимых мест или даже тех, которые мечтаешь посетить: становится интересно абсолютно всё. У путешественников, конечно же, есть свои фетиши, и они чуть более продвинуты, чем пирамиды Гизы или Тадж-Махал. Самыми большими впечатлениями становятся места и страны, о которых ты не знал ровно ничего, пока не пересёк заветную границу.

Например, на меня большое впечатление оказали Мьянма и Лаос. От Италии ждёшь не меньше чем Венецию. А что ожидаешь, когда приезжаешь в Мьянму? Абсолютно ничего. Но получаешь лес нетронутой природы и островок самобытных людей, которых пощадила волна всепоглощающего туризма. И ты начинаешь жить в их ритме. По утрам ешь холодную лапшу, мажешь лицо танакой (местной глиной, которую беспорядочно наносят на лоб и щёки население всех возрастов и полов – прим. авт.), облачаешься в лонги (куски ткани, которую носят в качестве юбки женщины и мужчины – прим. авт.), жуёшь бетель (листья пальмы – прим. авт.) и плюёшь, как абориген, под ноги, а потом уходишь медитировать в местный храм. Такой была для меня Мьянма».

 

Непал Непал / Фото: личный архив Екатерины Пономарёвой

Для жизни и отдыха

«Европа и Азия – два разных мира. Хотя мне Запад ближе Востока, последний я тоже очень люблю. Скорее всего, Европу я бы выбрала для жизни, а Азию – для отдыха. На Западе мне всё понятно и близко: я понимаю, как люди мыслят, чем живут, к чему стремятся. В Азии, даже если всё это понять, то принять мне кажется невозможным. Зачем строить глиняные хибары, если их из года в год уносит наводнением? Зачем питаться одним рисом, если организм его не переваривает? Зачем покупать айфон последней модели, если в твоём шалаше нет электричества? Но весь этот абсурд – это их жизнь, религия и видение, в котором интересно повариться».

Добрые сокамерницы

«Больше всего в путешествии напрягает получение виз и срок их действия. Почему пилигримам не дают зелёный свет на границах? Разве по грязному виду и убийственному запаху не понятно, что ты просто паломник? Это не ясно никому: ни чиновникам Востока, ни крючкотворцам Запада. Потому в первой же стране мы оказались вне закона.

В Китае у меня была туристическая виза на три месяца. Но через каждые 30 дней мне надо было покидать страну, а по возвращении продлевать визу ещё на 30 дней. Мы положились на судьбу и решили продолжать путешествовать без визы. Когда мы прибыли на границу с Лаосом, местные власти поняли, что мы не совсем легально находимся в стране, и выкатили огромный штраф. Мы отказались его оплатить и за это угодили на 10 дней за решётку. Это было одно из самых замечательных приключений и одно из самых экзотических мест для ночёвки.

Тюрьма была не для уголовников, а для простых нарушителей, которые, как и мы, не смогли откупиться от властей. Я была в женской камере, мой друг, соответственно, в мужской. Мы виделись раз в три дня на общей перекличке на плацу. Всё остальное время я спала, убиралась в камере, занималась йогой и терпела пекинскую оперу в исполнении сокамерниц. Дамы в тюрьме были сплошь добрые, щедрые и внимательные. Меня сразу же снабдили одеждой (мою отобрали), полотенцем, мылом, зубной щёткой и выделили мне лучшее место для сна – словом, всячески старались сделать моё существование более комфортным. Было даже немного жалко с ними расставаться. Они были одними из лучших китайцев, которых я встречала».

 

Экстремальная неопределённость

«Каждый день был экстримом, хотя в тот момент так не казалось. Мы не знали, куда придём, где остановимся, что будем есть, где будем спать, с кем познакомимся и куда двинемся дальше. Неизвестность и неопределённость – это самый большой экстрим в жизни, хотя даже к нему человек легко и быстро привыкает. Для меня большим испытанием стали прыжки с заборов и лазанье по горам, потому что я очень боюсь высоты. А вот напряжённая политическая ситуация в Турции меня пугала меньше, так как я не до конца осознавала всю её серьёзность».

Через всю жизнь

«Европа не стала для меня сюрпризом. Скорее, оправдала все мои ожидания. Я ждала интересных людей, красивых мест, удивительной культуры, вкусной еды. Всё это я обрела с лихвой сначала в Греции, затем в Хорватии и Италии и, наконец, во Франции. Это было апогеем всего путешествия, словно я шла в гору, чтобы в конце пути очутиться на вершине мира.

Но моё путешествие не закончилось той пешей прогулкой. Оно продолжается и будет тянуться через всю мою жизнь.
Возвращаясь домой, я размышляла, чем бы заняться, куда бы пойти работать. Взглянув на бортпроводников, я подумала: почему бы и нет? В России не велик выбор авиакомпаний, поэтому я оказалась в «Аэрофлоте».

Бортпроводник – это десятки разных профессий, которые скомкали в одну: сжали в тугой комок из нервов, запихнули в красивое платье, накрасили, надушили и подкинули в воздух.

На борту ты должна быть справочным бюро по всем вопросам, спасателем, пожарным, медиком, психотерапевтом, милиционером, географом, метеорологом, уборщицей, официанткой, фотомоделью. Вот этому всему по чуть-чуть и учат бортпроводников. Я обожаю свою работу, своих пассажиров и самолёты. На нашей работе может быть очень хорошо или очень плохо, но никогда не бывает скучно.

Профессия пилота – это мечта детства. Но это трудно для девушки, трудно начинать в 30 лет с нуля, и я пока не далеко ушла от старта. Но я обязательно это сделаю, ведь я же Овен».

Записала Наталья Малыхина

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×