Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
10 июня 2019,  18:02

Гуманитарий или технарь? Что говорят белгородцы о подобном разделении

Откровения тех, кто уже определился с направлением своей деятельности

Гуманитарий или технарь? Что говорят белгородцы о подобном разделенииФото: Наталья Малыхина
  • Статья

«БелПресса» узнала от своих собеседников, какие уроки им нравились в школе и как это помогло им определиться с профессией. А также записала мнение эксперта о том, почему в современном мире противопоставление гуманитариев и технарей бесперспективно.

Наталия Образцова, 18 лет, студентка института межкультурной коммуникации и международных отношений:

 

Наталия Образцова Наталия Образцова / Фото: личный архив

 

«Я начала думать о выборе профессии в 8–9-м классе, исходя из того, какие предметы нравятся и что у меня хорошо получается. Тогда и поняла, что я чистый гуманитарий, потому что с алгеброй, физикой, химией никак не складывалось. Например, на домашнее задание по математике у меня уходило три часа – за такое время я по‑новому разбиралась в теме, которую прошли на уроке. 

Не могу сказать, что я плохо отношусь к точным наукам, даже в математике были темы, которые мне нравились. Но мне сложно считать в уме и всегда боюсь, что ошибусь. Поэтому на кассе всегда сомневаюсь, правильно ли мне дали сдачу. Страшно не правильно посчитать и сказать кассиру, что он ошибся, поэтому надеюсь на его честность.

Я изучаю английский и немецкий, а в будущем хочу преподавать русский как иностранный. Мне уже удалось попробовать себя в этой роли в Международном студенческом офисе. Там есть Русский клуб, куда приходят иностранные студенты, чтобы улучшить разговорные навыки.

В 11-м классе ко мне добавился в «ВКонтакте» парень из Турции. Он тоже оканчивал школу и искал того, с кем можно было бы попрактиковаться в русском языке: его он сам начал учить. После нашего общения он решил поступать на английский и русский. Я помогала ему разбираться в правилах и уже тогда поняла, что мне это нравится.

Хоть я себя и считаю гуманитарием, мне кажется, задатки к разным наукам есть у всех. Возможно, в каком‑то направлении нужно работать больше времени, чтобы добиться успеха. Поэтому иногда задумываюсь о том, что хотела бы больше знать из химии, физики и математики, потому что знание этих наук может пригодиться в жизни.

Меня всегда бесили оправдания типа «я технарь, могу ошибаться в тексте». Всегда задаюсь вопросом: почему нельзя выучить правила? С грамотным человеком приятнее общаться. Я не так строго отношусь к тому, кто плохо считает, но оправдываться при счёте «я гуманитарий» тоже не правильно. Нужно стараться и в этом направлении развиваться».


 

Артём Замулин, 27 лет, механик:

Артём Замулин Артём Замулин / Фото: Наталья Малыхина

 

«Я отношу себя к технарям, потому что подхожу к разным вопросам с технической точки зрения. Сейчас работаю с системами кондиционирования и машинами. С детства любил разбирать и собирать машинки, чтобы понять, как они устроены.

В школе любил математику, геометрию, черчение и физику. Со мной за партой сидел отличник, но он не разбирался, как начертить деталь в трёх проекциях. Поэтому я ему часто помогал с чертежами. По физике объяснял ребятам, как решать задачи. На геометрии я практически не выходил к доске, зато часто диктовал решение тем, кто отвечал.

С гуманитарными предметами не срослось: не любил зазубривать. Гораздо лучше запоминал материал, когда понимал, почему так, а не иначе.

Возможно, определённая склонность к каким‑то предметам зависит от преподавателя. Есть учителя, которые могут так интересно подать свой предмет, что даже двоечник с последней парты что‑то запомнит. У нас так было по физике: преподаватель делал с нами много практических заданий. На таких уроках, когда видишь законы в действии, все понимали физику лучше, чем после прочтения учебника. Потом преподаватель сменился, и уже было не так интересно на уроках.

Я думаю, что специализированные классы в школе – это неправильно. Лучше после школы выбирать, с чем жизнь связать, но на школьном уровне нужно хорошо познакомиться со всеми предметами, чтобы было из чего выбрать и в общем получить представления о мире с разных сторон.

Считаю, что нельзя оправдываться тем, что ты гуманитарий или технарь. Если уже взялся что‑то делать или о чём‑то рассуждать, то поздно придумывать оправдания, нужно разобраться до конца, даже если это сложно для тебя. Когда не разбираешься, лучше и не лезть в это вовсе.

Во взрослой жизни много дел, но я всё равно хочу наконец‑то начать читать книги. В школе я не любил историю, но сейчас понимаю, что хотел бы разбираться в ней лучше. Иногда я читаю о разных событиях из мировой истории, это помогает лучше понимать, что в мире происходит».


 

Алиса Орёл, 27 лет, преподаватель математики:

Алиса Орёл Алиса Орёл / Фото: личный архив

 

«Математика для меня всегда выделялась из остальных предметов. Она легко давалась, мне нравилась учительская похвала, но я не планировала связывать с ней свою жизнь. После школы поступила на психолога, но на четвёртом курсе с учёбой распрощалась: моя мама, учительница математики, попросила позаниматься с её учениками как репетитор и моё сердечко досталось алгебре и геометрии. 

Математика учит понимать. Она состоит из алгоритмов: если можешь разобраться в том, как решать тригонометрию, то можешь разобраться в чём угодно. С ней учишься переносить навык решения одной задачи на, казалось бы, совсем не похожую. 

Однажды я хотела узнать, почему мне не слишком хорошо в отношениях. Открыла Excel, построила графики частоты использования моим бойфрендом слов, описывающих эмоции. Данные взяла из переписки. Оказалось, он всё меньше «рад» и всё больше «зол». Кажется, расставаться с человеком при помощи презентации в PowerPoint достаточно забавно, но хотя бы аргументированно.

В школе мне ещё нравились история и обществознание, было интересно читать учебник по биологии, хотя уроки навевали тоску. Я пропустила несколько первых уроков химии и не знала, как задать вопрос, если мне что‑то было непонятно. Так что химия для меня до сих пор загадка. В основном мои трудности в изучении предметов были связаны с проблемами в общении с учителями. 

Сейчас я управляю преподавателями точных наук в онлайн-школе: набираю их на работу, провожу собеседования и обучение, помогаю им общаться с учениками и родителями. Это лучший карьерный рост из тех, о которых я могла мечтать. В качестве хобби учу китайский с частным преподавателем.

Математика научила меня признавать ошибки. Если вычисления говорят, что ты не прав, значит, ты не прав. Когда пишу тексты и ошибаюсь, а мне указывают на ошибку, я благодарю за это: приятно иметь дело с объективными истинами – вычислениями или правилами русского языка. 

Я не делю людей на гуманитариев и технарей. Как подсказывает мне опыт обучения детей и руководства преподавателями, всё дело в скорости реакции нервной системы. Кто‑то реагирует на вопросы быстро, а кто‑то медленно, по‑разному получается удерживать внимание. С математикой чаще всего лучше у тех, кто медленно реагирует и может надолго сосредоточиться на одной задаче. 

Вне зависимости от отношения к гуманитариям и технарям считаю, что нужно учиться. Всему, до чего можно дотянуться, и особенно тем навыкам, которые можно применить в ближайшем будущем: робототехника, языки, фотошоп. Уверена, что при желании можно прийти к гармонии. Нравится думать, что у меня это получилось. Чтобы совместить в себе гуманитарное и техническое начало, можно взять то, что хорошо получается, выписать гипотезы, почему так, и придумать, как это можно применить в другой сфере».


 

Комментарий эксперта

Светлана Ушакова, кандидат филологических наук и доцент кафедры журналистики:

«Моё отношение к разделению на гуманитариев и технарей основано и на личном, и на педагогическом опыте. И состоит в следующем: это разделение бесперспективно. Это своего рода социальные миф и стереотип, которые сформировались под влиянием системы образования и рынка труда. Можно много рассуждать об особенностях право- и левополушарного мышления, но на самом деле этот вопрос во многом обусловлен социальной практикой: взаимодействия ценностей, мотивов, интересов и способностей.

Интересы во многом определяются ценностями, которые человек усваивает с раннего возраста, и они же потом либо способствуют развитию каких‑то способностей, либо блокируют их. 

В реальной жизни эти ценности имеют прагматический характер, они во многом связаны с выбором профессии. Хотя в идеале главная ценность – всестороннее развитие личности, когда человек обладает и развитым образным восприятием, и способностью к абстрактному мышлению. Именно это способствует самореализации личности. Вспомним Ломоносова, писавшего классические оды и открывшего закон сохранения вещества, химика Бородина, создавшего оперу «Князь Игорь», выдающегося математика Кэрролла – автора гениальной «Алисы в стране чудес», Набокова – автора «Лолиты», гордившегося тем, что открыл новый вид бабочек и внёс дополнения в их научную классификацию. За этими достижениями масштаб личности, игнорирующей поверхностное разделение на гуманитариев и всех остальных.

Сошлюсь на свой школьный опыт: у меня были хорошие учителя не только по литературе и истории, но и по математике, физике, химии. Именно они показали мне, как устроен мир, научили основам системного мышления, и это повлияло прежде всего на мою систему ценностей, на мое отношение к окружающей действительности в целом и помогает мне в моей «гуманитарной» профессии. 

Наблюдая за студентами – гуманитариями, не желающими знать основы математики, информатики, или технарями, которые не хотят читать классическую литературу, – я понимаю, что в большей степени это момент самооправдания. Это связано с отсутствием мотивации и интереса, а нередко – банальная интеллектуальная лень, когда не хочется напрягать мозги. Школьники и студенты объясняют это тем, что в жизни не пригодится математика или литература. 

Противопоставление гуманитариев и технарей бесперспективно не только в плане ценностей, но и в прагматическом плане: появляется всё больше профессий, требующих одновременно и технических, и гуманитарных знаний. Поэтому реалистичным мне кажется подход, когда мы понимаем, что надо формировать не только пресловутый IQ, но и эмоциональный и социальный интеллект. 

Креативность и инновационность, которые сегодня воспринимаются как главные качества для профессий XXI века, можно развивать, только объединяя, условно говоря, математику, физику и гуманитарные знания. Возьмём, например, разработку компьютерных игр или такие суперновые направления деятельности, как педагогический дизайн или продюсирование образовательных программ. Очевидно, что технических знаний здесь недостаточно, надо иметь основательную гуманитарную подготовку».

Наталья Малыхина

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×