Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
09 апреля 2019,  11:59

Путешествие на край земли. Как белгородец повторил путь первых русских землепроходцев

Путешествующий с 17 лет Александр Юнда прошёл по самым отдалённым и диким местам Крайнего Севера более 10 тыс. км

Путешествие на край земли. Как белгородец повторил путь первых русских землепроходцевАлександр ЮндаФото: Владимир Юрченко
  • Статья

В юности из‑за заражения крови Александр Юнда чуть не остался инвалидом. Когда решалась судьба, задумал: если обойдётся, всю жизнь будет ходить и ходить. Путешествовал лет до 70.

В ГУЛАГ за пчёл

Поэт, писатель, художник, учитель, путешественник Александр Юнда родом из алексеевской Хмызовки. Жил на Чукотке, Камчатке, в Ханты-Мансийском автономном округе, в Ивангороде под Питером. В старости потянуло на родину. Восемь лет назад в красненском Веретенниково с сыном начали строить двухэтажный дом – четвёртый за жизнь. Первый срубил в десятом классе с подсказкой отца. 

«Отец в 1930-х годах после раскулачивания отбывал срок в ГУЛАГе на Беломорканале. Чудом остался жив. Вернулся домой без ноги. С тех пор никогда не улыбался и не разговаривал, но с удовольствием и хорошо пел на деревенских свадьбах», – рассказывает Александр Антонович.

Во врага народа отца записали из‑за собственной пасеки, с которой кормилась семья – восемь душ, шестеро – ребятишки. Без отца от голода умерли две старшие сестры Юнды. После возвращения из ГУЛАГа он стал знаменитым пчеловодом, во время войны спас колхозную пасеку. О трагедии рода Александр Юнда написал книгу «Не последняя черта». 

Путь Дежнёва и Стадухина

В десятом классе Саша уже клал печки, работал в колхозе на тракторе, срубил дом. А ещё в третьем классе прочитал 700 страниц «Острова сокровищ». В Шелякино (сегодня Советское – прим. авт.), куда бегал в школу, была библиотека с хорошим фондом книг. 

«Это чтение меня и довело до страсти к путешествию. Особенно интересовал Север. Я полюбил Задорнова, Сёмушкина, Шишкова, Мамина-Сибиряка – всё, что можно было прочитать о Севере, всё проглатывал. Арсеньева прочитал всего от корки до корки. Я мечтал пережить всё то, что переживали герои книг. Так вживался в их образы, что влюблялся в их жён», – смеётся детским воспоминаниям Александр Антонович.

Путешествие на край земли

Студенту воронежского университета Юнде для дипломной работы по творчеству Есенина не хватило материала. Поехал в Москву и в Ленинке попутно читал о Крайнем Севере. В «Русском биографическом словаре» 1909 года издания узнал подробности о первых русских первопроходцах Чукотки и Камчатки, которые шли на край света «для прииску новых землиц», приращивая государственные территории. 

«Настоящим героем для меня был и остаётся Семён Иванович Дежнёв, который в 1648-м на востоке материка, обогнув на коче (мореходном парусном судне – прим. ред.) Большой Каменный Нос, сделал географическое открытие мирового значения, доказав существование пролива между Азией и Америкой. Дежнёв искал путь на Камчатку, но его нашёл казачий атаман Михайло Стадухин, который считается её первооткрывателем. За 12 лет тяжелейших переходов Стадухин одолел 13 тыс. км», – рассказывает Александр Антонович. 

В 1989-м Юнда с сыном Александром прошёл путь Семёна Дежнёва с Камчатки на Чукотку и маршрут Стадухина. Побывали там, где Дежнёв организовал зимовье после смерти почти всей команды. 

Путешественников подвозили оленеводы, местные жители на тракторах или судах. И все поражались: куда их несёт, зачем? Отец и сын шли по диким местам, где столетия никто не ходил. Сплавлялись по воде на обычной, дешёвенькой резиновой лодке или двигались берегом. В дороге Александр Антонович вёл дневниковые записи, которые потом вылились в книгу приключений «По следам экспедиций». 

Случай в Палане

«Набрели на звериную тропу. Она вела в нужном направлении и сразу облегчила дорогу. Хорошо заметны лосиные следы. Вскоре наткнулись на свежий медвежий помёт. Пришлось достать из рюкзака котелок, вырезать палочку. Дальше шли со звоном – звери обязательно уйдут с пути». 

Сразу вспомнился случай в Палане.

Жительница этого посёлка пригласила в гости подругу, которая давно мечтала о Камчатке. При виде тундры долго охала и ахала от восторга. Чтобы достать орехи, надо нагибать кусты. Потянула за очередную верхушку, а за ней медведь на задние лапы встаёт.

 

«Встретились глазами и замерли оба. У гостьи помертвело нутро, руки, ноги обмякли. Собралась с последними силами и чуть слышно пролепетала: «Здравствуйте». Не меньше перепуганный мишка зло рявкнул и с треском ринулся в чащу», – читаю в книге. 

Путешественники и сами часто сталкивались с диким зверьём, но обходилось. На ночь с запасом натаскивали дров и постоянно поддерживали огонь, который отпугивал мишек. И однажды эту встречу не удалось предотвратить. 

В книге автор пишет: «Скинул рюкзак и быстро накрутил его вместе с содержимым на левую руку. Чем больше будет узел, тем больше шансов победить. Зверь передней лапой нанесёт удар по голове. Возможен и другой вариант: может сграбастать, пустив в ход зубы. И в том, и в другом случае мешок примет за мою голову. Тут главное, держа узел выше головы, резко присесть и вспороть беззащитный живот. Заря разгорелась, видимость улучшилась и, кажется, брызнули первые лучи солнца, потому что медведь стал ярко-оранжевым. Напрягаю зрение и глазам своим не верю – против меня ржавая бочка».

Звериное чутьё 

«Мы могли не есть и не спать, проходить по 100 км – это всего 30 часов. Никогда не терялись, у меня звериное чутьё. По рекам всегда надо ходить, никогда не заблудишься. Никакие заморские путешествия, пляжи не поменял бы на берега Камчатки – это ни с чем не сравнимо. Какие они красивые, какой там воздух, какие просторы!» 

У каждого человека своё представление о жизненных радостях и счастье. Для Юнды это путешествия. Лишения во время походов забываются быстро, а удовольствие от них остаётся навсегда. 

«Знакомые спрашивают: что тебя туда тянет? Таким людям мне нечего ответить. Мы всё равно не поймём друг друга. А что тянет альпинистов на вершины гор? Гибнут там постоянно, но желающих меньше не становится», – говорит путешественник. 

Розалия Юнда за всю жизнь так и не смогла привыкнуть к многочисленным походам мужа и сына, всегда была категорически против «диких затей» – это она о путешествиях. Они повторялись почти каждый год, как только в школах, где они оба работали, начинались летние каникулы. Комары грызли отца с сыном в сибирской тайге, на речках Ханты-Мансийского округа.

 

«Синь сосёт глаза»

В путешествиях Юнда напитывался красотами природы, на рыбалке, охоте приходили стихи. Всего с рассказами о путешествиях получилось девять книг, какие‑то произведения печатали в журналах и альманахах, газетах Санкт-Петербурга и Петропавловска-Камчатского. 

В доме в Веретенниково все стены в картинах – тундра и голубые горы, аж «синь сосёт глаза». 

«Меня интересует восторженное состояние природы, такое, чтобы нельзя было отойти равнодушным от картины. Хотелось бы подышать этим воздухом, походить по тундре, по этой лыжне. Если зритель не испытывает такого желания – картина не удалась», – считает Александр Антонович. 

Рисовать он стал за старшим братом в шесть лет, тот здорово перерисовывал всё из учебника. И Саша загорелся. Танки, самолёты, солдаты, войска наступали на белёной печке, армии сражались на земляном полу хаты. Вместо карандашей и кисти – угольки и мел. 

«В 17 лет появились краски. На Новый год пешком пошёл до Ольховатки 30 км. В хозяйственном магазине набрал масляных красок, не соображал ничего. Нагрузил на санки и обратно, пока дошёл до дома, отморозил два пальца на ноге, оказалось, навсегда. Кисточку сделал из своих волос, ручку скрутил из консервной банки. На материном платке нарисовал первый свой пейзаж». 

Самый плодотворный период рисования был на Камчатке. Везде, где жили Юнды, оставались его картины и стихи с рассказами. Картины он никогда не продавал, только дарил. В Веретенниково облюбовал овраги, которые считает необыкновенно живописными. Пока кисти заброшены, вот дом достроят и тогда… 

«Занимался карикатурой, резьбой по дереву, гончарным делом, изобрёл фуговально-пилильный станок – всё, что в руки попадалось, я осваивал ради любопытства. И так всю жизнь. С одной стороны, хорошо, что такая разбросанность интересов. Но я ничего не достиг. Однако ни о чём не жалею, я так интересно, так счастливо проживаю жизнь», – улыбается Александр Юнда.

Анна Золотарёва

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×