Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
04 марта 2014, 17:09
 Светлана Немпомнящая 5358

Купите объект культурного наследия

Приобретённое здание оказалось памятником архитектуры. Но хозяйку этот факт не обрадовал

Купите объект культурного наследия В этом здании 100 лет назад была мельница купца Иванова. Фото Владимира Юрченко
  • Светлана Немпомнящая
  • Статья

Объявление о продаже памятника архитектуры XIX века – деревянной мельницы купца Иванова, которая находится в Вейделевке Белгородской области, вызвало бурю эмоций в Интернете. Факт продажи по меньшей мере странный, констатировали блогеры и предлагали обратить на него внимание прокуратуры. Другие высказывали недоумение по поводу того, что памятник находится в руках частного владельца, предлагали государству выкупить его и сохранить для развития туризма в региона.

Памятники продавать разрешено

Оказалось, деревянное здание по документам вовсе не мельница. Но об этом – позже. Вначале о том, что криминала в продаже объекта культурного наследия нет. По действующему законодательству, памятники истории и архитектуры – это такие же объекты недвижимости, как и частные домовладения.

Собственники дворцов, замков, усадеб, хранящих в себе отпечаток давно минувших лет, вправе распоряжаться ими по своему усмотрению, в том числе и продавать. Об этом говорит и Федеральный закон № 73  «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов РФ». При этом важно, чтобы состояние объекта культурного наследия не ухудшалось. Об этом «Белгородским известиям» сообщили в управлении культуры области.

Именно поэтому, в соответствии с Гражданским кодексом, при регистрации права собственности владелец памятника принимает на себя обременения по его содержанию и сохранности. Говоря обычным языком, он не может изменить облик памятника, перестроить или достроить его, то есть совершить действия, которые могут причинить ему вред и привести к тому, что памятник утратит значение, которое было установлено при принятии его под государственную охрану.

Данные обременения должны быть прописаны в охранных обязательствах, которые включают в себя не только требования к порядку и срокам проведения реставрационных, ремонтных работ памятника, но и условиям доступа к нему граждан. Охранное обязательство оформляется в форме двустороннего договора между собственником и органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации, уполномоченным охранять объекты культурного наследия. В нашем регионе это управление культуры области.

При осуществлении любых сделок (продажа, приватизация, вступление в наследство, заключение долгосрочного договора аренды) с недвижимым имуществом, которое является объектом культурного наследия, собственники обязаны представлять охранное обязательство в органы, осуществляющие государственную регистрацию прав, сообщили в управлении культуры области.

Мельница или храм?

Мельницу купца Иванова – добротное здание из дубовых брёвен – привезли в Вейделевку 100 лет назад. Работала она до 1950-х годов. Потом здание долго пустовало. В 1993-м по решению Совета народных депутатов района его передали Курско-Белгородскому епархиальному управлению. Тогда на крыше деревянного здания появилась маковка купола: мельница временно превратилась в Покровскую церковь.

В 2002 году в посёлке построили каменный Покровский храм, а деревянное здание было продано частному лицу. Долгое время в нём находился оптовый склад. Недавно владелица мельницы дала объявление о продаже своей собственности.

Как она объяснила в телефонном разговоре, хотела, чтобы здание купили молодые, полные сил люди, которые могли бы дальше о нём заботиться. Сама владелица уже в солидном возрасте, оставила бизнес, для ведения которого приобретала здание. Содержать его накладно. Поэтому и хочет его продать. Но, по её же словам, повышенное внимание в Интернете отпугнуло потенциальных покупателей, а ей обеспечило нервный стресс и дополнительные расходы на лекарства.

Женщина рассказала, что при покупке здания не знала, что приобретаемая ею собственность – памятник архитектуры. Если бы ей было это известно, вряд ли согласилась бы на сделку. Она вообще сомневается в том, что это здание можно назвать объектом культурного наследия. По её словам, когда его передавали епархии, оно имело 94 % износа. Это был ветхий сруб. Его ремонтировали, перестраивали внутри, и сейчас там ничего не напоминает о мельнице. Нынешние владельцы после приобретения вложили немало средств в его ремонт: забетонировали пол, отремонтировали двери, систему отопления, провели воду, телефон.

«Сейчас блогеры возмущаются тем, что окна в здании забиты… А того не знают, что мы специально разыскивали дубовые доски, чтобы они соответствовали фасаду», – рассказывала хозяйка.

Администрация района в официальном ответе сообщила, что владелица здания в категоричной форме отказывается подписывать охранные обязательства на здание-памятник.

«А вы бы подписали? – парирует владелица. – Я не знала, что покупаю памятник архитектуры. Но я заботилась о своей собственности, насколько позволяли средства. Сейчас мне это не по карману. Более того, выяснилось, что я владелица уже не мельницы, а храма!..»

Действительно, в постановлении главы администрации Белгородской области № 229 от 12 мая 1997 года, в соответствии с которым объекты культурного наследия регионального значения поставлены на государственную охрану, фигурирует не мельница купца Иванова, а Покровский храм.

Именно поэтому начальник отдела государственной охраны, сохранения, использования, популяризации объектов культурного наследия и ресурсного обеспечения управления культуры области Владислав Потехин назвал ситуацию неординарной. Есть ещё один нюанс, который позволяет назвать её таковой: в то время, когда частный владелец приобретал здание мельницы-храма, закон не требовал обязательного подписания охранных обязательств.

«В настоящее время специалисты управления культуры Белгородской области совместно со специалистами администрации Вейделевского района предпринимают необходимые меры для подписания собственником охранного обязательства и организации обследования данного объекта культурного наследия с целью подготовить акт технического осмотра здания», – сообщил он.

Впрочем, Потехин подчеркнул: если охранное обязательство не подписано или собственник не заявил о несогласии с его условиями, управление культуры Белгородской области вправе обратиться в суд с требованием о понуждении заключить данное обязательство. Он также заметил, что отсутствие подписанного охранного документа не освобождает собственника от обязательства по сохранению объекта культурного наследия.

Пресс-служба Белгородской митрополии сообщила, что указанное здание не являлось культовым и к 2002 году находилось в состоянии, признанном аварийным, что не позволяло совершать в нём богослужения. На основании решения общины прихода Покрова Пресвятой Богородицы, принятого в октябре 2002 года, здание продали. Вырученные от продажи деньги община потратила на приобретение церковного имущества для вновь построенного в посёлке Вейделевка Покровского храма.

Сама владелица, по её словам, склоняется к мысли вообще бросить это здание. Но переживает, что без хозяина оно совсем разрушится. Предлагала выкупить его администрации района. Положительного ответа не получила.

Из закона

В августе 2013 года в силу вступили изменения в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях. В соответствии со ст. 7.13 и 7.14, нарушение требований сохранения, использования и государственной охраны объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов РФ, за исключением выявленных объектов культурного наследия, предусматривает штраф в размере от 15 тыс. до 200 тыс. рублей – для граждан,  для должностных лиц – от 20 тыс. до 400 тыс. рублей; для юрлиц – от 200 тыс. до 5 млн рублей.

За нарушение правил охраны особо ценных памятников истории и культуры народов РФ штраф для граждан составляет от 20 тыс. до 300 тыс. рублей, для должностных лиц – от 50 тыс. до 500 тыс. рублей; для юрлиц – от 1 млн до 20 млн рублей.

Неисполнение чиновником своих обязанностей, приведшее к гибели памятника, карается штрафом от 100 тыс. до 600 тыс. рублей. Уничтожение или повреждение памятника истории и культуры влечёт штраф для юрлиц от 500 тыс. до 20 млн рублей, а если речь идёт о памятнике, включённом в список всемирного наследия ЮНЕСКО, – от 1 млн до 60 млн рублей.

А как у них?

В Великобритании на реставрацию объектов, представляющих особую историческую или архитектурную ценность, выдают гранты.

Во Франции существуют льготы для собственника, который провёл капитальный ремонт в историческом здании. При уплате налога на недвижимость можно получить вычет. Кроме того, предусмотрены различные субсидии, размер которых зависит от типа и состояния здания.

В Германии для владельцев памятников архитектуры также есть льготы. Например, расходы на содержание и ремонт таких зданий вычитаются из налогов. Кроме вычета стоимости расходов на ремонт государство возмещает до 30 % ежегодного земельного налога.


Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×