Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
21 января 2014, 16:57
 Мария Литвинова 3988

Изнанка потребления, или Куда попадает мусор белгородцев

Корреспондент журнала «ОнОнас» Мария Литвинова прогулялась по полигону бытовых отходов

  • Мария Литвинова
  • Статья

Свалка – не самое приятное место для прогулок. Но чтобы показать нашим читателям обратную сторону мира потребления, мы проникли партизанским способом на главный городской полигон бытовых отходов.

Полигон уже не торт

Как обыватели, мы не задумываемся о том, куда попадает мусор, который из наших дворов увозят по утрам оранжевые КамАЗы. Тем не менее его дорога в последний путь (мусора, конечно, а не автомобиля) в этот момент не заканчивается, а только начинается.

И ведёт она через весь город, в сторону села Стрелецкого Белгородского района.  КамАЗы, ежедневно собирающие мусор по всему городу, непрерывным потоком направляются на городскую свалку, чтобы избавиться от груза и продолжить свою работу.

Однажды мне уже довелось побывать на городском полигоне бытовых отходов и белгородском мусороперерабатывающем заводе. Эта картина надолго врезалась мне в память: серая устрашающая пустыня из помойных гор, по мусорным барханам которой разгуливают странные люди с палками и мешками. Местные жители по секрету рассказали, что охранники за определённую таксу пускают туда «поисковиков» и «копателей». И это вовсе не нищие и бродяги, а совершенно обычные люди, которые таким образом, в свободное от основной работы время, промышляют на свалках в поисках чего-то ценного. У меня не укладывается в голове, что на свалке можно найти, например, смартфон последней модели от известного бренда с надкушенным яблоком. Но вот знающие люди говорят, что отыскать на развалах отходов можно и не такие драгоценности.

Но нынешний городской полигон, простите, давно уже не торт. С тех пор мусорные горы заметно уменьшились и поредели.

Мусорный конвейер

Колоссальная часть отходов перерабатывается на мусоросортировочном заводе, здание которого находится на территории полигона. Как это происходит?

Самосвалы «ЭкоТранса» свозят весь мусор, собранный из оранжевых контейнеров по городу (у подъездов, во дворах, вблизи остановок), на полигон. Выгружают тонны бытовых отходов в специальный резервуар. Оттуда мусор попадает в сортировочные барабаны, в которых общая масса отделяется от скопившейся жидкости, пищевых отходов и других ненужных… мелочей. После этого из барабанов по конвейерным лентам мусор непрерывным потоком отправляется в два цеха. На этом этапе механическая сортировка сменяется ручной.

В цехах ручной сортировки трудятся работники, как правило – женщины. Бумага, пластиковые бутылки, жестяные банки, куски полиэтилена, алюминий – всё это вручную, в перчатках работницы отделяют друг от друга и распределяют по отдельным ёмкостям. Работают в респираторах, чтобы не дышать смрадным мусорным воздухом.

Это та работа, которую вряд ли кто-нибудь сочтёт приятной и сможет полюбить, не правда ли? Теперь, выбрасывая мусор, я часто вспоминаю тех женщин, которым приходится своими руками копаться в содержимом моего пакета с отходами. И мне хочется чем-то им помочь. Например, я всегда откручиваю крышки у пластиковых бутылок перед тем, как их выбросить. Потому что каждый раз представляю, что на конвейере работницы будут делать с утра до вечера. Что ещё можно сделать, чтобы облегчить им жизнь? К сожалению, пока мало что.

Бумагу – налево, пластик – направо

В Европе давно уже приходят к использованию автоматизированных установок по сортировке и переработке мусора. Современные агрегаты могут переработать до пяти тонн отходов в час. Для сравнения: при ручной сортировке мусора около десятка рабочих должны отстоять у конвейера восьмичасовую смену, сортируя те же пять тонн мусора.

Более распространённый вариант сортировки, который успешно используется в западных странах, это разделение отходов по категориям ещё на стадии выбрасывания населением. Так, в Германии около жилых домов ставят разноцветные контейнеры, куда граждане высыпают содержимое вёдер.

Синие контейнеры, например, предназначены для бумаги и картона. Туда попадают газеты, обёрточная бумага, журналы. Однако в них нельзя бросать обрывки использованных обоев, фотографии и пакеты из-под сока.

Стекло выбрасывают в специальные контейнеры, разделённые в зависимости от цвета стекла. В жёлтых оказывается пластик, фольга, целлофан, алюминиевые банки. Но ни в коем случае не магнитные плёнки или батарейки.

Кому – хлам, кому – сырьё

С разделением мусора на стадии «выноса» в России тоже пытаются экспериментировать. К примеру, в 2013 году в некоторых белгородских дворах стали появляться отдельные контейнеры для мусора из пластика. Но пока что это начинание не получило повсеместного внедрения.

После того как на конвейере вручную отсортируют мусор, его части спрессовываются в специальные брикеты, которые продаются компаниям как вторичное сырьё. Для обывателей это отходы, ненужный хлам, для предпринимателей – материал, который приносит прибыль.

Остальные отходы, непригодные для дальнейшей переработки – по-научному рециклинга, – захоранивают здесь же, на полигоне, а сверху засыпают грунтом и утрамбовывают.

Хозяева мусорных пустынь

Может быть, кто-то от этих слов поморщится, но в определённом смысле полигон выглядит даже живописно. Разноцветные холмы издалека похожи на мозаику. Ржавые части разорванных тракторных гусениц, доски, камни. Пустота и отсутствие жизни – в этом тоже есть какая-то эстетика.

Если бы не отталкивающие запахи, на полигонах можно было бы устраивать какие-нибудь киберпанковые и апокалиптические фотосессии. Свалки и полигоны – та часть нашего мира, которую мы малодушно стараемся не замечать, делаем вид, что её не существует. Изнанка потребления, в которых когда-то купленные нами товары теряют свой жизнеутверждающий блеск. И лишь стаи чёрных ворон, настоящих хозяев мусорных пустынь, перелетают с одной горы на другую.

Пока я фотографировала и думала об этом, вороны вдруг поднялись в небо и нервно закружились над моей головой. Нарушив тишину гулом, в который сложились сотни каркающих голосов, они словно кричали мне: «Уходи, уходи, это наша свалка».

Тут же из-за горы появились три чёрные собаки, что-то жующие. Увидев, что я одна, они медленно направились в мою сторону. «Пора и ноги отсюда делать», – подумала я. Главное – не побежать. А зашла я, надо сказать, далековато от дороги, где меня ждала машина.

Добравшись до автомобиля, я увидела, что меня уже поджидают охранники полигона. И, судя по всему, настроены они были не менее решительно, чем собаки. Но это уже совсем другая история...

Несколько фактов о мусоре:

  • Общая масса всего мирового потока бытовых отходов, который за год «производит» человечество, достигает 400 млн тонн. Из этого колоссального количества  отходов более 80 % уничтожают путём захоронения под землёй.
  • С мусором в биосферу попадает около 85 млн тонн органического углерода.
  • В «мусорном» мире доля отходов промышленности составляет 90 %, на остальные 10 % приходятся отходы бытовые (ТБО).

 

P.S. Другие материалы нового номера журнала «ОнОнас» можно читать здесь. А лучше всего найти его в местах распространения и взять почитать домой.


для комментариев используется HyperComments
Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×