• 65,75 ↓
  • 76,05 ↓
  • 2,35 ↓
10 августа 2018 г. 17:05:06

Кто управляет светофорами и почему на Богданке трудно поймать зелёную волну

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Когда мигает жёлтый: как работают светофоры Белгорода
Фото Вадима Заблоцкого

В светофорном регулировании перекрёстков «БелПрессе» помогает разобраться замначальника службы по развитию технических средств организации движения Белгорблагоустройства Никита Черненко.

По ГОСТу

Перекрёстки бывают разного уровня сложности, и количество светофоров на них отличается. Обычный четырёхсторонний светофорный перекрёсток – это 8 транспортных и 8 пешеходных светофоров.

В Белгороде 122 перехода со светофорами, из них 20 переходов оснащены светофорами со звуковым сопровождением, на 19 переходах фазу для пешеходов можно вызвать кнопкой.

«Большая часть белгородских светофоров светодиодные. Ламповых у нас почти не осталось. Они есть на нескольких частично модернизированных объектах и на некоторых пешеходных переходах в центре города. Срок службы корпуса с сигналами – пять-восемь лет», – говорит Никита Черненко, работающий в центральном управляющем пункте автоматизированной системы управления дорожным движением (ЦУП АСУДД).

Именно эта служба отвечает за работу светофоров в Белгороде, а также в Майском, Таврово и Дубовом.

Светофорный мозг

Переключением световых сигналов на светофоре управляет специальный блок – дорожный контроллер. Коробочка с ним находится на опоре светофора. Контроллер служит до десяти лет.

«Цены на контроллеры начинаются примерно с 60 тыс. рублей, а на Ватутина – Губкина – около 100 тыс. В современные модели светофоров можно вставлять дополнительные модули, и чем больше их можно подключить к контроллеру, тем он дороже. В этом году за счёт федеральной программы мы заменили оборудование на 20 светофорах, и каждый последующий год идёт постепенное обновление», – говорит Черненко.

Большая часть блоков управления закупается в Екатеринбурге. Есть несколько контроллеров харьковского и омского производств.

 

Никита Черненко, замначальника службы по развитию технических средств организации движения Белгорблагоустройства.
Никита Черненко, замначальника службы по развитию технических средств организации движения Белгорблагоустройства.
Фото Вадима Заблоцкого

«ЦУП, горит нормально!»

Информация с контроллеров передаётся в ЦУП. Кроме Черненко здесь работает ещё один инженер-технолог. Следят они за работой светофоров с помощью автоматизированной системы управления дорожным движение «Микро», разработанной в Омске.

Сюда занесена большая часть объектов. Светофоры на Богданке и в центре города связаны с ЦУП проводной связью, остальные – через сим-карту с GSM, которая вставлена в специальный модуль контроллера.

Но есть в Белгороде и светофоры, которые с ЦУП не связаны. Такой, например, стоит на улице Свободной. Там между двумя светофорами маленькое расстояние, но проехать между ними на зелёный свет практически невозможно, на втором загорается красный. Связано это с тем, что из‑за отсутствия связи работу одного из светофоров нельзя отрегулировать.

На мониторе можно посмотреть ход работы любого светофора: цикл его работы (время, которое проходит от включения зелёного сигнала до зелёного – прим. ред.), его длительность, порядок смены фаз, текущий режим работы. Если на объекте происходит какой‑то сбой, то система сразу об этом оповещает.

«Своей сети питания у светофоров нет, они подключены к городским электросетям. Если отключилось питание, то дежурный инженер звонит в электросети и выясняет причину», – говорит Никита Черненко.

Ремонт со скоростью света

Вместе с ЦУПом за порядком на перекрёстках следит специальная ремонтная бригада. Она дежурит круглосуточно, проверяет и ремонтирует светофоры.

«Если перегорает красный сигнал транспорту на одном направлении и на основном светофоре, и на дублирующем (обычно он находится вверху), то начинается жёлтое мигание. Если же на одном направлении работает хотя бы один красный (либо на основном, либо на дублирующем светофоре), то приходит сообщение о неисправности, но светофор продолжает работать», – рассказывает Черненко.

В программе контроллера есть разбивка по направлениям. Когда светофор ломается в одном из них, то весь объект переходит на жёлтое мигание. Это сделано во избежание конфликтных ситуаций, когда с одной стороны перекрёстка у водителя нет никакого сигнала, а с другой стороны всё работает.

«Если в светофор врезается машина, то заменяется его опора и корпус. Это недолго. А если ломается дорожный контроллер, то есть запасные блоки и шкафы. Быстро зашиваем туда программу, которая работает на месте заменяемого светофора, и вводим его в работу», – объясняет Никита.

По городской легенде в корпусе светофора есть золотые и платиновые платы. Некоторые раньше в это верили и в жажде наживы ломали светофоры. Знайте: ничего этого там нет.

 

Фото Вадима Заблоцкого

Ручная работа

И всё же техника и электроника не может делать всё – режим работы светофоров вводится вручную. 

«В утренний и вечерний часы пик, как правило, работает более длинный цикл, а в межпики короче. Минимальный дневной цикл – 66 секунд, максимальный – 120. Есть отдельные программы для рабочих, праздничных и выходных дней. Мониторим ситуацию на дорогах через web-камеры открытого доступа. А в нашем управлении такая только одна – на перекрёстке Ватутина и Губкина», – говорит Черненко.

Режим фаз зависит и от времени года. Летом пробок в городе практически нет: период отпусков и каникулы разгружают дороги.

Делает ЦУП и зоны отчуждения – это когда определённые кварталы перекрываются красным светом. Такое было во время серии телефонных терактов в 2017 году.

«А когда на участках возникают пробки или аварии, то корректируем фазы на проблемном и соседних участках. Ведь если на одном участке ускорить движение, то пробка соберётся на следующем. Для этого с помощью координационной ленты вручную высчитываем и подгоняем фазы так, чтобы сохранялась зелёная волна», – рассказывает Черненко.

Зелёная волна

Данные по пробкам и авариям в ЦУП передают ГИБДД и различные интернет-сервисы. 

«Чтобы попасть в зелёную волну, нужно ехать 50–60 км/ч. Если город пустой, то всё равно в Белгороде не проедешь везде на зелёный свет. Дело в том, светофорам нужна коррекция программ. Её надо проводить хотя бы раз в год, раньше этим занимался производитель», – говорит Черненко.

На Богданке же, признаётся он, на зелёный коридор можно не рассчитывать:

«Интенсивность движения такая, что даже если убрать все светофоры, мало, что изменится. Тут очень много машин. Из‑за этого здесь находится самый проблемный участок города: стадион – «Родина». Светофорами пробку здесь не убрать».

 

Круги на дорогах

Утром и вечером огромная пробка собирается на Харьковской горе из‑за отсутствия светофора на «Электроконтакте». Пешеходы переходят дорогу и тормозят движение. 

«Вопрос о создании пешеходного светофора, подземного или надземного перехода стоит открытым, но решение принимаем не мы», – сетует Черненко.

Вторая проблема Харгоры – изобилие колец на Щорса.

«У нас перебор с кольцами и недобор с их размерами, – считает Никита. – Диаметр кольца рассчитывается из пропускной способности и интенсивности движения на пересечении. Кольца безопаснее регулируемых перекрёстков, но аварийность на них больше, так как чаще случаются аварии, но их характер не серьёзный – в основном машины царапаются».

В то же время, когда убрали кольцо на Ватутина – Губкина, с пробками там стало полегче.

«И те ДТП, с которыми я знаком, случались не из‑за светофора, а из‑за человеческого фактора. Пропускная способность увеличилась существенно, и теперь мы можем управлять этим перекрёстком и координировать его с пересечением Ватутина со Славянской и Королёва», – говорит Черненко.

 

Всем стоп!

В последнее время в Белгороде стали появляться перекрёстки, на которых красный сигнал транспорту загорается во всех направлениях. Оказывается, что это не эксперимент.

«Это выделенная пешеходная фаза для безопасности пешеходов и это требование нового ГОСТа. По нему пешеходные и транспортные потоки должны разделяться. Пока у нас это действует для новых и модернизированных объектов. Потом так будет везде. Такие перекрёстки отбирают по показателям аварийности с участием пешеходов», – разъясняет Черненко.

Первым таким перекрёстком стал Студенческая – Некрасова. 

«Там происходило много ДТП с участием пешеходов, в том числе с тяжёлыми последствиями. Недавно общались с ГИБДД, говорят, что аварий с пешеходами там больше нет», – уверяет Никита. 

Кстати, такие перекрёстки нельзя переходить наискосок, как многие пешеходы делают. С этим связан юридический казус.

«В ПДД есть пункт, что можно пересекать перекрёсток при соответствующей диагональной разметке, – говорит Черненко. – Но в нынешних ГОСТах нет правил применения диагональной разметки, нет никаких стандартизаций, как её наносить. Получается, что и наносить нельзя».

В ближайшие годы федеральная программа по замене старых светофоров новыми в Белгороде продолжится. Сколько их поменяют в 2019-м, ещё неизвестно. Минус перекрёстков с новым светофорным регулированием в том, что проходимость участка авто снижается, зато дорожное движение – безопаснее. А это главное.

 


для комментариев используется HyperComments