• 64,15 ↑
  • 68,47 ↑
  • 2,48 ↓
12 февраля 2016 г. 12:33:31

Корреспондент «Белгородских известий» окунулся в мир патефонов, радиол и транзисторов

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
«Звуки времени» в альбоме ностальгии
Граммофон начала ХХ века. Фото Владимира Юрченко

Что хранили в музыкальной шкатулке? Как завести патефон? Почему альбом для пластинок – это ценный подарок? Что пришло на смену кассетным магнитофонам? Ответы на эти и многие другие вопросы дадут в музее народной культуры.

Музей с наметившейся регулярностью (не реже раза в год) знакомит белгородцев с фондовыми коллекциями. Во временных экспозициях здесь уже показывали старинные женские головные уборы, разрешали поиграть на исконно русских музыкальных инструментах и устраивали символическое чаепитие.

Говорящие машины

А новая выставка «Звуки времени» посвящена звуковоспроизводящим устройствам: граммофоны, патефоны, катушечные и кассетные магнитофоны, плееры ждут тех, кто знаком с их звучанием не понаслышке, и тех, кому интересно, до чего дошёл прогресс за полтора века. Все экспонаты – в рабочем состоянии – напоминают: слушать музыку можно не только в айподе или телефоне.

Один из ранних механических звуковоспроизводящих инструментов – это говорящая машина Фабера. Она появилась в первой половине XIX века. А в 1877 году Томас Эдисон представил фонограф, запатентованный годом позже, – первый прибор для записи и воспроизведения звука.

И всё же по хронологии фонографу предшествовала музыкальная шкатулка, умевшая механически воспроизводить заложенные в неё звуки. Инкрустированная музыкальная шкатулка – экспонат музея датируется концом XIX – началом XX века, родом она из Европы. Такие шкатулки носили утилитарно-развлекательный характер: в ящички можно сложить украшения, в зеркале – оценить своё отражение, а ещё – послушать музыкальные отрывки. Музейная музыкальная шкатулка знает три мелодии, одна из них – отрывок из оперы «Кармен».

Эта музыкальная шкатулка знает три мелодии.
Эта музыкальная шкатулка знает три мелодии.
Фото Владимира Юрченко

В 1887 году Эмиль Берлинер запатентовал граммофон – видоизменённый фонограф, в котором цилиндр для записи и воспроизведения звуков заменил плоским диском. Диск – это знакомая всем грампластинка.

«Пластинки делали с помощью цинковых матриц. На них химическим путём протравливали запись, и с матриц можно было штамповать около 500 экземпляров пластинок», – поясняет научный сотрудник отдела научно-экспозиционной и выставочной работы Анастасия Лукьянова.

На смену граммофону пришёл патефон. В экспозиции выставки – патефон французской фирмы Pathe, название которой, кстати, и дало имя новому устройству. Патефон отличается от граммофона внешним видом – рупор у него меньше и встроен в корпус – и методом записи. Кроме этого, патефонные пластинки играют от центра к краю, а граммофонные – наоборот.

Анастасия Лукьянова заводит патефон 40-х годов ХХ века.
Анастасия Лукьянова заводит патефон 40-х годов ХХ века.
Фото Владимира Юрченко

Игла на пластинке

В глубине сцены совершается для нас, современных, почти таинство. Анастасия Лукьянова, вращая ручку патефона, заводит пружину механизма, на пластинку ставит иглу. Мгновение – и для нас звучит «Рио-Рита» – популярная в 30-е годы прошлого века, едва ли не ровесница самого устройства.

Пару слов о пластинках. Берлинер организовал и массовое производство грампластинок. Уже к началу XX века грампластинки акционерного общества «Граммофон» производили на фабриках в 30 странах мира, в том числе и в Российской империи. Для обработки русских записей и снабжения русского рынка в Риге была оборудована фабрика граммофонных пластинок и граммофонов. Ещё одним крупным поставщиком грампластинок была фабрика «Сирена Рекорд» из Варшавы. Попадали в Россию и пластинки фабрики «Фаворит Рекорд», чьё производство находилось в Ганновере. Кстати, на пластинках этой фирмы всегда указывали день, месяц и год выполнения записи. Немало русских артистов записывалось на пластинках мелкого предприятия «Лирофон», появившегося в 1905 году в Лейпциге. Среди пластинок, представленных в экспозиции, есть редкий экспонат – пластинка, записанная в фирме «Премьер Рекорд». Ещё пара подобных ей хранится в Российском государственном архиве фонодокументов.

В дореволюционной России грампластинки производили на заводе в подмосковной Апрелевке под маркой «Метрополь-рекорд». После революции фабрику национализировали. В начале 1950-х там впервые выпустили виниловую пластинку. С 1964 года завод вошёл в состав концерна «Мелодия».

Расскажут на выставке и о том, как хранили пластинки: их собирали в альбомы. Один из них –
среди экспонатов. Бумажные конверты для пластинок собраны под одним корешком в большую книгу. На обложке – пожелания для хозяйки альбома, белгородки Риммы Чернецовой, от одноклассников. И дата – 1954 год. Внутри – «В жизни так случается» в исполнении Марка Бернеса, его же «Я люблю тебя, жизнь», мелодии из популярных фильмов…

  • Немало русских артистов записывалось на пластинках мелкого предприятия «Лирофон», появившегося в 1905 году в Лейпциге.

  • Альбом пластинок для патефона.

Это наше

Сотрудники музея отмечают, что, как и альбом, многие из представленных на выставке устройств и пластинок в фонды передали жители Белгорода.

Экспонаты, относящиеся ко второй половине прошлого века, точно вызовут у посетителей ностальгические чувства. Радиола «Урал», транзисторные радиоприёмники, электрофоны, магнитофоны – катушечные и кассетные, магнитофоны-приставки, мини-дисковые проигрыватели, стереоплеер – звезда начала нулевых – эволюцию звуковоспроизводящих устройств можно отследить в двух витринах выставки. Их, с полувековой историей и младше, предоставил музею доцент кафедры музыкального искусства эстрады и звукорежиссуры БГИИК, заслуженный работник культуры РФ Александр Кравченко.

19 февраля посетители выставки попадут на день рождения звукозаписи. А завершат экспозицию 1 марта.

  • Радиола «Урал» (1950-е годы).

  • Техника на транзисторах (1960-70-е годы).


для комментариев используется HyperComments