• 63,68 ↓
  • 67,62 ↓
  • 2,49 ↓
29 июля 2016 г. 13:17:56
БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
ЗОЖ и СОШ с УИОП

Кто заставляет нас менять слова на аббревиатуры

— А у нас сегодня ФГОСы! – заботливо сообщила весенним утром дочка, спешно напихивая не собранный с вечера портфель.

— Что-что у вас? – от неожиданности я перестал облупливать яйцо всмятку и внимательно посмотрел на явно выросшее, судя по реплике, чадо.

— Ну ФГОСы, пап! – пятиклассница-отличница взглянула на меня с такой обидой, как будто я не опознал на слух песню Ани Лорак.

Поняв, что надо выкручиваться и поднимать из грязи отцовский авторитет, я срочно зашевелил заспанными извилинами:

— А, наверно, ты про федеральные государственные образовательные стандарты?

Удар оказался в точку. Обычная российская школьница долго думала, шевелила губами, что‑то прикидывала в уме, а потом осторожно протянула:

— Наве-е-ерно…

Всё‑таки я гуманный человек. Добивать ребёнка, неожиданно осознавшего, что ФГОС – это только непонятное сокращение не менее непонятных слов, я уже не стал и поехал на работу.

Аббревиатуры. В последние годы они лезут и лезут отовсюду. Официальные документы и рекламные объявления. Вывески вузов и солидных предприятий. Доклады высоких чиновников и реплики ведущих на праздниках. Всё больше и чаще нормальные, человеческие слова сдают позиции уродливым комбинациям букв.

Мы, журналисты, видим и осознаём это больше, чем другие. И многим из нас от этого не по себе.

Нас всё больше охватывает какое‑то тотальное неприятие простоты. Неизвестно почему мы панически боимся быть понятными. Выдумываем, наполняем, сами не зная зачем, уродливый бумажный мирок, а потом не можем и шагу ступить за его рамки.

Но ведь этот мир не только некрасив – он нереален. Товарищи творцы аббревиатурных завихрений, оглянитесь! Вас никто не понимает! Кому вы посвящаете ваши многобуквенные шифровки?

Отодвиньте в сторону бумажки (их никто не украдёт) и просто подумайте. Вот условное село Ивановка с условной Ивановской школой. Школа эта стояла здесь до революции, пережила гражданскую войну и махновщину, в ней воспитали не меньше семи поколений детей. Неплохо воспитали. Почему теперь на её почётных грамотах вдруг стали писать не «Ивановская школа», а «Ивановская СОШ»?

Объясните мне, что случилось? Где‑то там, наверху, приняли декрет – запретить простые слова и расстреливать всех, кто продолжает употреблять их в документах? Так нет, вроде не приняли.

Вас закидают гнилыми помидорами деловые партнёры, если вдруг в газете ваше предприятие назовут не АОЗТ или ОАО, а (о ужас!) просто «завод»? Не закидают, поверьте. Или вы боитесь, что посетитель, придя в казённое учреждение, вдруг догадается по названию, чем оно занимается? Скорее всего, так и будет. Но разве это плохо?

А это чудовищное «ВОВ»! Люди, разве ваши деды были на ВОВ? Они дрались и гибли на Великой Отечественной войне. У вас что, пальцы переломятся набрать два десятка букв вместо собачьего бумажного бормотания?

Есть у меня заветная мечта – надеюсь, из разряда реальных. Может, это покажется странным, но я хочу привозить по утрам младшую дочку в детский садик, а не в МБОУ или, прости господи, МБУДО. Не пропадает и желание, чтобы через пять лет старшая дочь с гордостью рассказала, что она закончила любимую школу, а не СОШ с УИОП. И затем поступила в университет, а не в ОГБУ или ФГАОУ.

После работы я хочу покупать хлеб не в ООО и не у ЧПБЮЛ – мне достаточно, когда он просто из магазина. Когда заболит зуб, гораздо спокойнее сходить в больницу, а не в ОГБУЗ или МБУЗ. И всё‑таки иногда, когда захочется приобщиться к культурной жизни, я бы с гораздо большим удовольствием побывал в кинотеатре, а не в МКУКе.

Мне кажется, я мечтаю о немногом.

Фото Владимира Юрченко

для комментариев используется HyperComments