• 63,39 ↓
  • 68,25 ↓
  • 2,46 ↑
16 января 2015 г. 17:27:12

«Белгородские известия» в канун 70-летия Великой Победы рассказывают о том, как освобождали восточные районы области от фашистских захватчиков

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Зимний гром
Фото с сайта http://waralbum.ru/

В январе 1943 года восточная часть нашей области оказалась в полосе наступления Красной армии, только что разгромившей немцев под Сталинградом и приступившей к уничтожению вражеской группировки на Дону. 13 января началась Острогожско-Россошанская наступательная операция советских войск.

За две недели, в трескучие морозы, когда в заснеженных степях лежал метровый снег, 40-я общевойсковая, 3-я танковая армии и 7-й кавалерийский корпус продвинулись на 140 км, разбили 15 вражеских дивизий. В плен взяли более 80 тысяч солдат противника – цифра, вполне сопоставимая со сталинградской.

Характерно, что это была чистая победа – Воронежский фронт перед началом операции не обладал заметным численным превосходством над противником. Главными факторами успеха стали умелая концентрация сил перед ударом, стремительные темпы наступления, смелые, а подчас дерзкие действия советских манёвренных соединений, в первую очередь танков и кавалерии. После первого этапа войны на фоне прошлых поражений успех был просто ошеломляющим. Наступление также стало для Красной армии своеобразной генеральной репетицией будущих массированных ударов с применением подвижных танковых группировок.

И ещё: именно в наших местах фактически решилась судьба союзников Гитлера – венгерских и итальянских войск. Здесь были фактически уничтожены самые боеспособные их соединения – 2-я венгерская и 8-я итальянская армии. Шок от пережитого на востоке оказался настолько велик, что с этого момента роль сателлитов Германии на Восточном фронте фактически свелась к нулю: ни сил, ни иллюзий по поводу финала восточного похода у них уже не осталось. А для Италии потеря элитных войск оказалась и вовсе роковой – в наступившем 1943 году её история как самостоятельной воюющей державы и закончилась.

Утро новой жизни

Первыми в области наступающие на запад советские войска встретили Ровеньки.

Утро 16 января 1943 года было морозным, но впервые за долгие шесть месяцев жители раскинувшегося под меловыми холмами села забыли о холоде: пришли наши.

Тень вражеской оккупации легла на Ровеньскую землю в начале июля 1942 года, в разгар трагического отступления Красной армии. Сегодня всем свидетелям вражеского нашествия уже за 80. Их воспоминания о днях «под немцем» не отличаются от впечатлений миллионов сверстников – такое не забывается.

В Ровеньках стояли и немецкие, и итальянские части, поэтому и военных комендатур было сразу две. Оккупанты учли и тот факт, что район был аграрным: дополнительная сельскохозяйственная комендатура контролировала сбор продовольствия для германских нужд. Беззащитные, находящиеся под ежеминутным риском смерти люди, тем не менее, находили возможность саботировать планы оккупантов. И летом 1942 года лишь малая часть собранного и обмолоченного урожая досталась вражеским интендантам.

С первого дня оккупации жители района не переставали смотреть на восток, ожидая освобождения. Оно пришло с Острогожско-Россошанской наступательной операцией советских войск.

Вот что вспоминает один из его героев, командир 250-го кавалерийского полка майор Сергей Шаповалов:

«В ночь на 16 января наш полк, находясь в голове главных сил дивизии, совершил марш в направлении села Ровеньки. Погода была очень холодная. Мела позёмка, стоял сильный мороз. Я был вынужден спешить полк, совершая марш в пешем строю… Внезапное появление казаков вызвало панику в немецких и итальянских подразделениях. Многие солдаты и офицеры выскакивали из домов в одном нательном белье. В результате внезапного, скоротечного налёта вражеский гарнизон был оперативно обезврежен. Уже утром над селом развевалось красное знамя полка, с честью выполнившего боевую задачу».

Первыми советскими солдатами, вступившими в Ровеньки, стали кавалеристы эскадрона конной разведки под командованием Ивана Доренко.

Останавливаться надолго освободители не стали. Остаётся добавить, что своё первый орден – боевого Красного Знамени – командир полка получил за освобождение Валуек. Всего трое суток, несколько сантиметров на карте – а сколько произошло в эти дни.

Ущерб от оккупации для маленького сельскохозяйственного района оказался огромным – 163 млн рублей. Были разрушены 164 животноводческих фермы, уничтожен машинно-тракторный парк – примерно 100 единиц техники. В самих Ровеньках практически не осталось ни одного предприятия, были уничтожены все административные здания, перестала существовать социальная инфраструктура.

Фронт покатился на запад, мужчины призывного возраста уходили в армию, юноши, подростки направлялись в так называемые истребительные батальоны – фактически учебные части, где их, будущих солдат, подкармливали и наскоро обучали военному делу. Оставались женщины, дети, старики, которым и предстояло восстанавливать разрушенное хозяйство, собирать по крупицам утраченный скарб, готовиться к нелёгкому севу. Нашему сытому поколению трудно представить, каких усилий это стоило. И достаточно сказать, что уже через год в районе работали все больницы, велись занятия в 50 школах, ровенчане нашли возможность подготовить для фронта партию продовольствия и одежды. И уже к годовщине освобождения собрали почти миллион рублей на строительство танковой колонны.

В годы войны на фронтах Великой Отечественной войны сражались более 5 тысяч ровенчан. Районная Книга памяти содержит имена более чем 4 тысяч воинов, не вернувшихся домой. Это – цена Победы. День освобождения района встретили как в самих Ровеньках, так и других населённых пунктах – традиция, освящённая годами. Пока жива наша память о войне и Победе – останется неизменной.


для комментариев используется HyperComments