05.12.2016, Понедельник 11:45
  • 64,15
  • 68,47
  • 2,48
24 октября 2014 г. 9:01:42

Бывший белгородский спецназовец после службы в армии стал священником

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Жизнь после спецназа
Владимир Мироненко на учениях. Фото из личного архива Владимира Мироненко

24 октября – День подразделений специального назначения России. И, казалось бы, в этот день нужно говорить о спецназе, и только. Однако мы в этот день хотим рассказать о белгородском священнослужителе. И вот почему.

Пути Господни неисповедимы. Эта библейская фраза как нельзя более кстати характеризует жизнь клирика Белгородской митрополии отца Владимира Мироненко. Дело в том, что отец Владимир – бывший спецназовец! О том, как из самой воинственной профессии он вдруг встал на самую мирную стезю священнослужителя, мы и попытались узнать.

Вместо отцовского воспитания – спортзал и улица

Специфика службы в спецназе такая, что о многом бойцы специальных подразделений просто не имеют права говорить. Будь они действующими бойцами или бывшими. Вот и отец Владимир предупредил сразу:

«Самое главное – никаких дат! Ну и не обижайтесь, если на некоторые вопросы просто не смогу ответить…»

Родился Владимир в Белгороде, на Крейде. Он очень рано потерял отца и воспитывался мамой. Однако это не помешало стать настоящим мужчиной. По признанию самого священнослужителя, отцовское воспитание ему заменили спортзал и улица. Мироненко начал заниматься спортом со второго класса. Причём виды спорта выбрал силовые: рукопашный бой, бокс и дзюдо. Крепкий, физически развитый парень окончил белгородскую школу. Затем – Белгородский индустриальный колледж. Учился средне. Но вот в спорте достиг больших высот – стал мастером спорта по рукопашному бою. А после попал в армию.

Не знал о спецназе

Владимир попал служить в войсковой спецназ. В разведывательно-десантную роту 102-го отдельного разведывательного батальона.

«Я хотел служить или в морской пехоте, или в ВДВ, – вспоминает отец Владимир. – Не знал ещё, что такое спецназ. А вот когда попал служить, понял, что есть ещё и разведка, и собственно специальные подразделения».

Подразделение, где он служил, базировалось в Приднестровье. Кроме того, спецназовцы зачастую отправлялись и в другие горячие точки. Потому Мироненко поучаствовал во многих локальных конфликтах. Однако конкретно о войне Владимир Иванович вспоминать не любит. Больше говорит о состоянии человека в эти моменты:

«Во время выполнения боевых задач ты боишься не смерти, а оказаться трусом, предателем и не выполнить задачу. Война – состояние, когда проверяется твой характер. Но дело это не то что неблагодарное, оно и бессмысленным в какой-то момент становится. И ты начинаешь разочаровываться во многих вещах. Но самое страшное – разочароваться в своём выборе».

Владимир Мироненко (в центре) со спецназовцами при выполнении задачи.
Владимир Мироненко (в центре) со спецназовцами при выполнении задачи.
Фото из личного архива Владимира Мироненко

Сила духа

Вспоминая изнурительные физические тренировки, требующие огромной силы и выносливости, священнослужитель, тем не менее, уверен, что в спецназе главное как раз не физическая сила:

«Раньше встаёшь. Позже ложишься. Ночные подъёмы. Командиры и старослужащие постоянно воспитывали: «Ты десантник и спецназовец. Ты должен. Ты обязан!» И у тебя нет другого выбора. Нельзя бежать сзади. Если ты отстал – старослужащие отжимаются в ожидании тебя. И воспитывалось, что ты не имеешь права подводить подразделение. В спецподразделениях никогда не унижают солдат. Но физические нагрузки просто были невероятными. Постели гнили от пота. Так нас приучали к трудностям. И если звучала боевая тревога – то мы себя ловили на мысли, что уже ждём этого боестолкновения. И научить физически выдерживать боль и трудности можно любого человека. Главное, чтобы он духом был сильный. Сила идёт из духа. Есть у святого Луки (Войно-Ясенецкого) высказывание: «Сила моя в немощи совершается. Плоть немощна, дух же бодр». И попадая в спецподразделение, ты ломаешься прежде всего не физически, а духовно. Нас призывалось 13 человек. Из всего призыва дослужился до дембеля я один. Остальные не выдержали и перевелись в другие подразделения. В таких частях нельзя быть тем, кем бы ты хотел быть. Там ты будешь тем, кто ты есть на самом деле, независимо от набора мышечной массы».

Отец Владимир провожает призывников на службу в спецназ ВДВ.
Отец Владимир провожает призывников на службу в спецназ ВДВ.
Фото Вадима Заблоцкого

Из атеистов в священники

Семья у Мироненко была неверующая. И в армию Владимир отправился атеистом. Видя у других военнослужащих «Живые помощи» (молитва, написанная, например, на пояске – прим. авт.) либо нательные крестики, подсмеивался:

«Что это за шнурки? Снимайте всё! Какие крестики? Главный наш крест – автомат, бронежилет и чёткое выполнение приказа!»

Со своим подразделением во время учений в Приднестровье лихо штурмовал развалины старого храма, возведённого ещё Александром Суворовым. Но времена менялись, и однажды храм апостола Андрея Первозванного решили восстановить. Часть работ по восстановлению храма выполняли и спецназовцы. В это же время спецназовец Мироненко, поучаствовавший не в одном бою, стал переосмысливать свою жизнь:

«Когда восстановили храм, в моей жизни как раз были определённые трудности. И однажды я зашёл в храм. Там стояла икона «Владимирская». Правда, я тогда ещё не знал её названия. Просто помолился перед иконой и реально легче себя почувствовал. Стал ходить в храм постоянно. Слушал молитвы и псалмы. Перестал сквернословить. Брал словарь Даля и искал слова, выражающие мои чувства, но не являющиеся бранными. В итоге это всё и привело меня к священнослужению».

Там, где трудно

Карьера Владимира Мироненко в спецназе складывалась более чем удачно. Вначале срочная служба. Затем – служба по контракту. Учёба в разведывательной школе. Получение офицерского звания. Однако всё это спецназовец оставил ради церкви и своей веры, о чём нисколько не жалеет:

«Я рад, что стал священником. Служу церкви и могу принести помощь людям верующим, армии и Отечеству. И из армии ушёл именно из-за своих идеологических, религиозных убеждений».

Отец Владимир провожает призывников на службу в спецназ ВДВ.
Отец Владимир провожает призывников на службу в спецназ ВДВ.
Фото Вадима Заблоцкого

Религиозная и общественная деятельность священнослужителя поражает. Клирик Белгородской митрополии – настоятель храма иконы Божией Матери «Всецарица», который находится на территории онкологического диспансера. Он является членом комиссии по делам несовершеннолетних, председателем общественной организации «Совет отцов» при администрации города Белгорода. Мироненко – учредитель спортивного клуба «Белгородские львы». Войсковой священник. Часто выезжает в зоны локальных конфликтов и учебных сборов со 106-й десантной дивизией и 45-м полком спецназа ВДВ. Также он войсковой священник Союза казаков России в Белгороде.

Когда говорим об утешении онкобольных, отец Владимир признаётся:

«Как это ни странно прозвучит, но я люблю быть там, где трудно».

Война или мир?

Мироненко женился по любви и счастлив в браке. У отца Владимира и матушки Ники пятеро детей. Старшей, Анне – 14 лет. Маше – 12. Ульяне – 9. Оле – 6. А самому младшенькому, сыну Богдану, только-только исполнился год. Когда священник рассказывает о семье – его глаза лучатся:

«Старшая дочка увлекается фортепиано и вокалом. Она у меня стала лауреатом первой степени на всероссийском конкурсе среди пианистов. И второе место взяла по вокалу. Вторая дочка тоже ходит на фортепиано, а также в казачий хор. И Ульяна играет на фортепиано. Четвёртая хочет научиться играть на скрипке. Ну а сын пока ничем не занимается. Должно быть продолжение рода священнического, но я хотел бы, чтобы он вначале в военное училище пошёл, а потом делал свой выбор».

А трудности преследуют отца Владимира не только в служебной деятельности. Несколько лет назад он упал с крыши и сломал спину. Долго ходил в корсете. Весил более полутора центнеров, однако сумел не только победить недуг, но и вернуть форму. Активно занимается спортом.

Ещё священник сейчас ютится в съёмной однокомнатной квартире с пятью детьми, женой и тёщей. Пытался получить землю на строительство, однако не получилось. По его словам, в соцзащите ему ответили, что раз есть доля в трёхкомнатной квартире, где проживают его мама и сестра, то земля ему как многодетному не положена. Однако отец Владимир не унывает и смотрит на жизнь с оптимизмом. Ещё и подшучивает над собой и окружающими. Когда его спрашивают, где работает матушка, то с юмором отвечает, что сейчас жена не работает из-за хронического заболевания. А на охи и ахи священнослужитель серьёзно отвечает:

«Не волнуйтесь! Заболевание не смертельное! Всего-навсего хроническая беременность!»

А лично для себя вопрос о войне и мире спецназовец Мироненко, а сейчас – отец Владимир, уже решил, надев рясу священнослужителя.


для комментариев используется HyperComments