• 59,14 ↑
  • 69,47 ↑
  • 2,17 ↑
30 ноября 2017 г. 17:52:26

Корреспондент «БелПрессы» узнал, чем занимаются немецкие фанаты и почему с ними не конфликтуют полицейские

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Здесь вам не Россия. Как в Германии работают с футбольными болельщиками
На матче РБ Лейпциг – Боруссия (Мёнхегладбах). Фото Александра Куликова

Немецкая футбольная лига самая посещаемая в Европе – в России к ней приблизились только московский «Спартак» и питерский «Зенит». Ещё лет десять назад стадионы в Германии пылали, а драки фанатов были обычным делом.

Сейчас этого практически нет, арены заполнены почти полностью и вместо огненных шоу фаны устраивают красочные перфомансы. О том, как этого удалось добиться, говорили в Берлине на семинаре «Футбол и культура футбольных болельщиков в открытом обществе».

Появление фан-проектов

Когда в Германии на рубеже 1980–90-х обострились отношения между футбольными фанатами и полицией, участились столкновения между самими фанатами, а футбольные клубы стали отказываться от поклонников, устраивающих беспорядки, в стране решили распространить фан-проекты.

Эти организации начали создавать ещё в начале 1980-х, чтобы навести порядок на трибунах и наладить отношение с болельщиками, и первые – во Франкфурте, Билефельде и Дортмунде, где драки фанатов происходили чаще всего.

Сейчас в Германии 68 фан-проектов. С 1993 года они работают в рамках национальной концепции «Спорт и безопасность», основные ценности, прописанные в документе для фан-проектов, – борьба с расизмом и дискриминацией.

Слово как оружие

В Берлине фан-проект появился в 1990-м. Он сотрудничает с клубом Бундеслиги «Гертой» и командой 4-й лиги «Динамо».

В нём работают шесть человек, в основном бывшие фанаты – по образованию соцработники и педагоги. На домашних и выездных матчах они всегда с болельщиками и, если возникает конфликт с полицией, стараются его урегулировать.

«Наше главное оружие – коммуникация. Но когда оно не помогает, то мы не становимся между врагами и не уговариваем их не драться… Большинство же конфликтов происходит там, где нет ни нас, ни полиции. Потом фанаты приходят и рассказывают о случившемся: они знают, что здесь работают люди, которым можно доверять. Если бы кто‑то из наших работников сливал информацию, то проект закрыли бы на следующий день. Сейчас добиваемся того, чтобы мы могли отказаться и от дачи показаний», – рассказал сотрудник берлинского фан-проекта Ральф Буш.

 

  • Болельщики заходят на стадион «Ред Булл Арена».

  • Башня на входе на территорию стадиона «Ред Булл Арена».

  • На матче РБ Лейпциг - Боруссия (Мёнхегладбах).

Место для встреч

Работники фан-проекта встречаются с болельщиками не только на матчах своей команды. Они устраивают совместные походы в музеи и на выставки, сплавы на байдарках и соревнования по футболу. В футбольном доме играют в плейстейшн, настольный футбол и теннис, просматривают матчи, устраивают мастер-классы и встречи с футболистами и авторами книг про фанатов.

Здесь молодые люди могут получить консультации по разным вопросам, а оштрафованные фанаты – пройти общественные работы.

«Мы используем интерес к футболу, чтобы увлечь молодёжь чем‑то ещё», – объяснил Буш.

Например, болельщики «Герты» узнали, что в 1930-е годы у команды врачом был еврей Херман Корвиц, которого нацисты отправили в лагерь. Начались поиски.

«Мы помогли им получить доступ в архив. И за год фанатам удалось восстановить жизненный путь этого человека, результатом чего стала брошюра «В поисках следов доктора Хермана Корвица», – рассказал Ральф.

Фан-проект ориентирован на молодёжь 15–27 лет, однако работает и со школьниками с 12 лет.

«Как‑то мы организовали для несовершеннолетних поездку на две недели в Швецию. Устроили вечер для них и родителей, правда, пришла только одна мама…» – вспомнил Буш.

С миру по 60 тыс. евро

По закону фан-проекты финансируют государство и футбол – пополам.

«В нашем случае фанпроектам команд 1–3-й лиги деньги даёт Берлин (как федеральная земля) и Немецкая футбольная лига, а 4-й и ниже – Берлин и Немецкий футбольный союз», – пояснил Ральф Буш.

Берлинский проект в 2017 году получил от городского сената 170 тыс. евро. Лига выделила столько же. Минимальная сумма финансирования от неё – 60 тыс. евро в год. Так что в любом случае у фанпроекта будет 120 тыс. – это минимум две должности работников и аренда помещения (в Берлине – небольшой домик с несколькими комнатами – прим. авт.).

Есть и максимум – 150 тыс. евро. Кстати, размер суммы не зависит от того, стало фанатов больше или меньше.

«Главное, что это желание общества и политиков проводить такую работу с фанатами. Государство платит столько, сколько может, столько же должен платить и футбол. Это очень важный принцип», – объяснил «БелПрессе» один из организаторов семинара – Инго Петц.

Деньги фан-проекты получают за каждый клуб, за потраченные средства они отчитываются перед городом.

  • Футбольный дом берлинского фан-проекта.

  • Комната для заседаний в футбольном доме.

  • Игра в киккер в футбольном доме.

  • Футбольный дом берлинского фан-проекта.

  • Фанаты «Герты» пьют пиво перед стадионом.

 

О категориях фанатов

О работе полиции в футболе рассказал Ханс-Вернер Шрамм, начальник отделения № 22 директории № 2 Берлина, которое следит за порядком в районе Шарлоттенбург. Там находится домашняя арена «Герты» и главная арена города – «Олимпиаштадион».

В этом сезоне средняя посещаемость матчей Бундеслиги – 45 тыс. зрителей, а всего на игры придут около 14 млн. На матчи низших лиг стадионы тоже забиты.

«Если «Герта» играет с «Боруссией», то Дортмунд опустел и весь приехал в Берлин. Так всегда на матчах «Боруссии». У полиции в это время очень много работы», – признался Шрамм.

Как и в России, фанатские секторы здесь размещают по диагонали на разных трибунах (у белгородского «Энергомаша» – напротив на противоположных трибунах – прим. авт.).

Футбольных болельщиков полиция делит на пять категорий – от тех, кто просто приходит смотреть, до тех, кто намерен хулиганить.

Ситуаций, когда фанатов разных клубов, которые дружат, не пускают друг к другу, здесь нет – в Германии болельщиков «Орла» спокойно бы пустили к их товарищам из «Энергомаша».

 

 

Иллюстрация Любови Турбиной

Фанаты не используют пиротехнику на домашних играх: не хотят подставлять свой клуб, но могут жечь файеры на выездах – это неписаный закон. Правда, иногда огонь разрешён и дома.

«Мы не полностью запрещаем пиротехнику. На финалах, когда люди начинают праздновать, разрешаем. Готовимся к этому: есть пожарные у трибун, у них уже всё отрепетировано», – рассказал Шрамм.

Какой матч, такое и пиво

Информацию по клубам и их болельщикам в Германии собирают с 1976 года. База данных централизована, в неё вносят всех нарушителей. Есть координационный отдел, где собирают и анализируют информацию и консультируют начальника полиции на стадионе. Такую организацию хотят сделать общеевропейской.

Исходя из предполагаемых болельщиков матчу дают одну из четырёх степеней риска. Тогда организатор матча определяет, какое пиво будет в продаже на стадионе (в России это запрещено). Если на игру ожидаются спокойные фанаты, то можно продавать пиво и покрепче, а если буйные – напитки могут быть безалкогольные.

В Германии состояние алкогольного опьянения при нарушении считается смягчающим обстоятельством, потому что человек не соображает, что творит. На стадионе задерживают только тех, кто уже идёт зигзагом. Чтобы такие фанаты не покалечились, на «Олимпиаштадионе», например, их отправляют смотреть матч по телевизору в опорном пункте полиции.

«Они же заплатили за зрелище, почему мы должны лишать их права просмотра?» – так рассуждают немецкие полицейские.

Если же у человека находят наркотики, то ему несдобровать. На стадионе есть специальный прокурор, он сообщает полиции адрес задержанного, и туда выезжает наряд проводить обыск.

 

  • Через камеры видеонаблюдения полицейский видит всё, что происходит на стадионе.

  • Указатель к полицейскому участку.

Добрый полицейский

«Полицейский должен быть другом для болельщика. Это инструкция. Даже если у нас в планах аресты, мы всегда идём болельщикам навстречу и держимся на заднем плане. Досмотр на входе проводят стюарды, их нанимает организатор матча. Если что‑то не так, мы быстро реагируем, но принципиально не идём на конфликт с фанатами», – продолжает Шрамм.

Внутри стадиона за порядком следят только стюарды, полицейские здесь могут появиться, только если посмотреть футбол. Однако потом им может достаться от начальства: людям в форме там не место, это злит фанатов. Поэтому полиция наблюдает за порядком через камеры.

«Но иногда фанаты закрывают лица или поджигают файеры под флагами, заклеивают лейблы, надевают одинаковую одежду – делают так, чтобы их невозможно было установить. Это умение болельщиков скрывать свои личности, а не недоработка полиции», – уверен Шрамм.

Запрет на вход

В России пошли по стопам западных стран и стали запрещать отдельным личностям ходить на стадион – за этим следит полиция. В Германии же красную карточку фанатам-нарушителям выдают клубы (в Берлине они тогда смотрят «Герту» в баре с символическим названием «Запретный вход»).

В России не пустят на стадион болельщика, на футболке или кепке которого будет аббревиатура АСАВ (от лозунга All cops are bastards: Все копы ублюдки – прим. авт.). Её можно зашифровать по порядковому номеру букв в алфавите – 1312. Однако в Германии эта надпись не запрещена (продаётся даже пиво с таким названием – прим. авт.).

«Это не прямое оскорбление. Такие буквы есть на майках, татуировках, машинах… Юридически невозможно привлечь людей к ответственности, нужно доказать, что эти цифры и буквы означают именно это. Например, есть фанатская организация, аббревиатура которой – эти четыре буквы: «Поклонники клуба из Берлина» (Аnbeter club aus Berlin)», – рассказал Шрамм.

В России всё иначе: флаги, баннеры и одежда с такой символикой недопустимы.


для комментариев используется HyperComments