• 66,75 ↓
  • 76,23 ↓
  • 2,43 ↓
31 марта 2018 г. 12:39:33

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Забытые крепости Круглого. О чём помнят сохранившиеся до наших дней доты
Фото Юрия Коренько

Памятник старенькому пахарю – гусеничному трактору Т-74 у села Круглое – виден с дороги издалека. Особо приметным его делает выдающийся постамент – высокая крепкая коробка из бетона с амбразурой у самой земли. Далеко в поле можно увидеть ещё три такие же конструкции.

Не поддались времени

Это дот – долговременная огневая точка —сооружение времён Великой Отечественной. Маленькая пулемётная крепость с расчётом пять-шесть солдат могла держать длительную оборону, остановить продвижение противника и быть совершенно неуязвимой для танковых снарядов и нетяжёлых авиабомб, например. Внутри дота ставился станковый пулемёт «максим», хранился большой боезапас. Амбразура для пулемёта делалась со стороны наступления противника.

Взглянуть на крышу дота не удалось. К моим 170 см роста ещё бы одну голову подставить. От угла до угла вдоль фасада пять больших шагов. Стены делали, не очень заботясь о ровности. Капитально строили, не поддались ни времени, ни войне.

Окно для стрельбы – узкая щель размером с метр. Как ни пытались рассмотреть, что внутри, подсвечивая смартфоном, увидели лишь толстенный панцирь конструкции. Вход завален снегом, залезть внутрь не удалось.

«В войну вокруг села стояло 12 дотов. В мирное время их повсюду убирали, а наши попробовали, и оказалось, что сделаны они на совесть. Лишь один удалось сковырнуть и разобрать, торчал на поле, мешал тракторам», – говорит Николай Лесунов, директор Красненского районного краеведческого музея.

Николай Лесунов.
Николай Лесунов.
Фото Юрия Коренько

Трудовая армия

Доты у Круглого появились в 1942 году. Лесунов узнал об этом факте из тетради бывшего колхозного зоотехника Михаила Головина. Рукописи передала музею его дочь. Директор открыл тетрадь и ахнул: там вся летопись села, начиная с 1900 года и вплоть до 90-х. Есть в ней и воспоминания о строителях дотов, защитниках кругловского рубежа. Автор застал войну подростком, взрослым изложил по памяти всё, что видел.

«В конце марта 1942 года, как раз в весеннюю распутицу, в наше село пришло много мужчин пожилого возраста в гражданской одежде. Были они родом из Харьковской и Тамбовской областей. Все признаны негодными к строевой службе, а потому их мобилизовали в так называемую трудовую армию. Пять человек поселили в нашу избу», – писал Михаил Наумович.

Это были строители кругловского оборонительного сооружения, которым предстояло выкопать на пути предполагаемого наступления немцев из Старого Оскола на Острогожск глубокий противотанковый ров протяжённостью более 10 км. А кроме того вырыть множество окопов и ходов сообщений, площадок для орудий, дотов и дзотов, других ложных сооружений. Грунт был крепкий, из красной глины, поэтому сначала землю рыхлили взрывами по ходу рва. Но это не давало большого эффекта, потому в ход шли кирки и лопаты.

«Кругловский оборонительный рубеж строили, чтобы задержать противника на время, пока отступающие части Красной армии перейдут в районе Коротояка через Дон, – говорит Николай Лесунов. – Сооружения строились на месте предполагаемого движения гитлеровской армии, они были частью 117-го укрепрайона, входившего в состав Юго-Западного фронта».

Фото Юрия Коренько

«Под доты копали глубокий котлован, – читаем в тетради, – четырёхугольной формы, затем делали опалубку из досок, вставляли железную арматуру и заливали бетоном. Сверху доты перекрывались рельсами и также заливались толстым слоем бетона. Толщина стены и перекрытия была более одного метра». Построив дот, его маскировали, сооружая над ним сарай, клуню или другую постройку.

К концу мая большинство окопов и западная часть противотанкового рва были готовы. К июню достроили остальное. Доты, дзоты, орудийные площадки и окопы стали занимать наши солдаты, которые прибыли из‑под Оренбурга, а строители были переведены в соседние сёла.

«Я познакомился, – вспоминал Михаил Головин, – с двумя солдатами из орудийного расчёта сорокапятки, располагавшейся в полукилометре от нашей избы. Они рассказали, что они завтрашние лётчики, курсанты последнего курса второй эскадрильи Чкаловской военно-авиа­ционной школы. «Готовились летать, а послали ползать», – невесело пошутил один из них».

Кроме орудийных расчётов, курсанты занимали несколько дотов в качестве пулемётчиков.

Руководил 117-м укрепрайоном артиллерист подполковник Илья Канищев, родом из‑под Воронежа, человек с богатой военной био­графией, начавшейся в 1918 году. Между Гражданской и Великой Отечественной служил в частях Украинского, Московского, Приволжского, Закавказского военных округов.

С 1940-го и до начала войны был начальником артиллерии 44-го укрепрайона под Каунасом. За бой под Зарасаем (Литва), будучи уже начальником штаба 27-й армии Северо-Западного фронта, Канищев награждён орденом Красной Звез­ды. Наступление немцев на время тогда смог­ли остановить, но Илье Сергеевичу это стоило тяжёлого ранения в брюшную полость. Выкарабкался и снова в строй.

Линия укреплений, которая шла через Дракино – Круглое – Ильинку – Варваровку —Кубраки, по документам растянулась на 122 км. Вооружения не хватало. Танкам, авиации, броне­машинам, мотопехоте противника защитники рубежа могли противопоставить 64 пушки калибра 76 мм, столько же 45 мм пушек и миномётов калибра 82 мм. Станковых пулемётов – 192, ручных – 252. К огнемётам боеприпасов не было, как и патронов к ПТР.

2 июля – приказ: части УР привести в боевую готовность. Уже бомбились их позиции, как вдруг пропала связь с войсками 21-й армии, дзоты УРа остались без полевого прикрытия. Через два дня, когда началось наступление немцев, начальник укрепрайона Канищев убывает на поиски штаба 21-й армии, чтобы организовать взаимодействие с войсками, но возвращается ни с чем. На следующий день Илья Сергеевич получил сильную контузию.

Фото Юрия Коренько

В журнале боевых действий 117-го укрепрайона бои 4–7 июля описаны телеграфно, по‑военному, однако и этого достаточно, чтобы понять трагичность боёв. На пожелтевших от времени листах читаем: «По дороге Круглое – Сетище – Красное противник продвигался фронтом, продолжая уничтожать огневые точки. Противник силою 300 танков, бронемашин, до 2 полков пехоты, поддержанный 50 самолётами. Части 21-й армии отступали на В. (восток. – Прим. авт.), преследуемые авиацией противника. 233-й ОПАБ (отдельный пулемётно-артиллерийский батальон. – Прим. авт.) прикрывал отходящие части 21-й армии. Дзоты были подавлены танками».

В районе Ураково и Афанасьевки противник авиацией и танками врезался в нашу оборону. Массированный удар был нанесён у Иловки в Подсереднем. Гитлеровцы наступали на Варваровку.

Нашим частям удалось серьёзно потрепать врага. Но с нашей стороны погибших, раненых, пропавших без вести защитников УРа оказалось более 4500 человек. Противник потерял 3900 солдат и офицеров, 63 танка, 7 орудий, 31 пулемёт, 3 самолёта.

Обошли стороной

В Круглое немцы вошли после короткого боя к вечеру 4 июля. Семья Михаила Головина с утра просидела в овраге. «Через овраг пробегали отступавшие наши бойцы. Над селом появился немецкий самолёт. Наши солдаты ложились на спины и из винтовок стреляли в него, но безрезультатно. Самолёт-разведчик продолжал летать, делая развороты то на левое крыло, то на правое, координируя действия своей артиллерии. Стихло. Все хаты в селе уцелели, горели сараи, построенные для маскировки на дотах, и колхозный двор», – так запомнил бой мальчишка.

— Выходит, неприятель обошёл стороной доты, они не понадобились?

— Немцы тоже не дураки, ведя аэрофотосъёмку, они знали о дотах. Основные их части обошли огневые точки южнее и севернее. Другие их части нарвались на наши доты, но их защитники смогли продержать около часа. Многие из них погибли при отступлении, – сообщил Николай Лесунов.

Под оккупантами Круглое жило полгода, части Красной армии освободили его 18 января 1943 года.

В 2015 году доты включили в реестр объектов культурно-исторического наследия местного значения. Четыре пулемётные крепости сегодня открыты взору, остальные сильно заросли кустарником, какие‑то присыпало землёй. Время им грозит мало, надеемся, что забвение тоже.


для комментариев используется HyperComments