04.12.2016, Воскресенье 06:58
  • 64,15
  • 68,47
  • 2,48
24 марта 2015 г. 11:00:17

Белгородцы выиграли несколько дел в Европейском суде по правам человека

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
За правдой в Страсбург

«Да я на вас в суд подам по правам человека!», – это категоричное заявление сегодня можно услышать от возмущённых житейской несправедливостью. Но далеко не каждый представляет, что это за суд такой и можно ли запросто написать туда заявление, а тем более выиграть в нём дело. В Международный день права на установление истины в отношении грубых нарушений прав человека «Белгородские известия» рассказывают, как жители региона отстаивали свои интересы в Страсбурге.

«На прошедшем в начале февраля итоговом совещании председателей судов председатель Верховного суда РФ В. М. Лебедев обратил внимание на снижение числа жалоб против России в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ). В 2014 году граждане Российской Федерации подали 15 792 жалобы, из них 15 574, то есть 98,6 %, были признаны неприемлемыми. В 122 случаях ЕСПЧ установил нарушения Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод», – сообщили нам в пресс-службе Белгородского областного суда.

На фоне этой статистики те из россиян, кто не только подал жалобу, которую признали приемлемой, но и добился в Страсбурге справедливости, вызывают как минимум уважение. С 1998 года, после того, как Россия ратифицировала Конвенцию о защите прав человека и основных свобод, четыре дела, инициированные белгородцами в Европейском суде, были решены положительно.

Победа без удовлетворения

Библиотекарь из Новооскольского района Анна Рябых в 1999 году подала жалобу в Европейский суд по правам человека. Обратиться туда женщину заставило отчаяние – она, как и миллионы других россиян, в результате гайдаровской реформы потеряла все свои сбережения.

«Всю жизнь мы с мамой собирали деньги на квартиру, своего жилья у нас не было. И вот, когда в банке накопили 11 647 рублей и нашёлся подходящий дом, банк просто не выдал мне вклад. Точнее, выдали два раза в сберкассе по 500 рублей, да ещё и отметку в паспорте об этом сделали, чтобы в других отделениях меня не обслуживали. Остались мы без дома и без денег. Мама от пережитого стресса вскоре скончалась, а я девять лет пыталась вернуть свои деньги. И когда поняла, что родному государству не нужна, обратилась в Европейский суд», – рассказала Анна Ивановна.

Интересно, что у женщины не было Интернета, и о том, как направить жалобу в Страсбург, она узнала из «Российской газеты». Собрала необходимые документы и отослала их по почте заказным письмом. В 2002 году, после того, как дошла очередь до иска Анны Рябых в Европейском суде и при его непосредственном влиянии, государство заключило с Анной Ивановной мировое соглашение.

«Тогда деньги обесценивались на глазах. По соглашению мне должны были выплатить 248 тысяч рублей, время идёт, пока до выплаты дошло, за них уже ничего не купишь. Я от денег отказалась и подписала мировое соглашение только тогда, когда мне купили квартиру. Стоила она уже 330 тысяч рублей, и разницу в цене добавляли из областного бюджета», – поделилась Анна Ивановна.

Это событие сделало её знаменитой. Женщину приглашали в телевизионные ток-шоу, писали о ней в газетах, её одолевали сотни просителей из других городов, попавших в похожую ситуацию. Сама же Анна Рябых говорит, что удовлетворения от своей победы не получила.

«Квартиру купили мне в Новом Осколе, в доме № 20 на улице Володарского. Дом проблемный, чего я, конечно, не предполагала, постоянно приходится бороться с течью канализации. Кроме того, считаю, что в переводе на валюту перерасчёт мне сделали неравнозначным», – так оценила результат своей тяжбы Анна Ивановна.

Кстати, случай Анны Рябых стал в нашей стране практически единственным, когда «сгоревший» вклад удалось хоть как-то компенсировать. Юристы даже приводят его в качестве классического примера. Повезло Анне Ивановне, получается? Вовсе нет. Просто грамотная женщина правильно поняла, что следует требовать не только денежную компенсацию, а жаловаться на то, что государство ущемило её права на справедливое правосудие. У неё были на то основания: её не пригласили на заседание областного суда, где вынесли решение «о принесении протеста в порядке надзора», и узнала она об этом лишь спустя время. Благодаря этому обстоятельству судьи Серен Нильсен и Христос Розалис решили, что «дело приемлемо к рассмотрению», выбрав его из сотен других похожих дел.

«Но для того, чтобы «процесс пошёл», одного понимания юрисдикции ЕСПЧ недостаточно. Первоначально суд рассматривает вопрос о приемлемости или неприемлемости жалобы. Если принимается решение о приемлемости обращения, заводится досье, начинается переписка по делу. Необходимо периодически направлять дополнительную информацию к жалобе, отвечать на запросы суда. В противном случае молчание заявителя расценят как утрату интереса к дальнейшему разбирательству, а дело может быть закрыто», – пояснил вице-президент адвокатской палаты Белгородской области Ерлан Назаров.

За моральный вред

ЕСПЧ имеет огромное влияние. Не факт, что для решения вопроса потребуется судебное заседание в Страсбурге. Во многих случаях дело решается «полюбовно» – как только властям сообщают, что рассматривается иск россиянина против государства.

Так, ликвидатор аварии на Чернобыльской АЭСстароосколец Игорь Малиновский 15 лет жил с семьёй в общежитии, ожидая положенное по закону жильё. Потом понял, что государство не очень-то спешит выполнить свои обязанности, и обратился в суд. В 2001 году городской суд удовлетворил его требование. Но чиновники это решение игнорировали, ссылаясь на существующую квартирную очередь, где Малиновский тогда числился 193-м, и на отсутствие денег в бюджете.

В 2002 году Игорь Михайлович подал жалобу в ЕСПЧ. Ждать, пока её рассмотрят, пришлось три года. Всё это время в России дело Малиновского кочевало из одного суда в другой. Ситуация сдвинулась с мёртвой точки в 2004 году после резонансной голодовки чернобыльцев, когда Малиновскому квартиру всё-таки дали. Тем не менее на судебном заседании уже в 2005 году «исходя из принципа справедливости, Европейский суд присудил заявителю 3 тысячи евро в качестве компенсации морального вреда плюс сумму налогов, которые могут быть начислены на эту сумму».

«Считаю, что в этом случае платить из своего кармана должны те, кто игнорировал закон. Это было бы справедливо. А когда чьё-то бездействие компенсируется за счёт государственного бюджета, это неправильно», – высказал своё мнение по поводу разрешения дела Игорь Малиновский.

К сожалению, масштаб статьи не позволяет процитировать протоколы суда, где подробно анализируются обстоятельства дела, когда судьи определяют, был ли истец жертвой в юридическом понимании этого слова или нет. Но неказённый слог в этом документе вполне соответствует гуманистическому названию суда.

«Заявитель испытывал душевные страдания и чувство разочарования в связи с неисполнением властями судебного решения, вынесенного в его пользу», – эти строки из дела Малиновского.

Согласитесь, приятно всё-таки знать, что где-то в Европе душевные страдания и разочарование живого человека – это не блажь, а повод приструнить того, кто их вызывает.

Порочный круг

Белгородка Галина Безыменнаяв интересах своего ребёнка на протяжении нескольких лет доказывала недействительность договора о передаче права собственности на недвижимость, оформленного её мужем. По ходу дела возникли проблемы с определением юрисдикции суда, который это дело должен был рассматривать. Проще говоря, районный суд передал дело в арбитражный, а тот «прекратил производство по делу, сочтя, что дело не относится к его подведомственности».

Когда в своей стране поиски правосудия закончились ничем, Галина Безыменная обратилась в ЕСПЧ. Что касается требований компенсации материального ущерба, то суд признал эту часть жалобы неприемлемой. И принял к рассмотрению те пункты, которые касались доступа к суду. Европейский суд назвал ситуацию, в которую попала заявительница, «порочным кругом, где национальные суды указывали друг на друга,отказываясь рассмотреть её дело в силу предполагаемых ограничений их подведомственности». Было установлено, что в деле Галины Безыменной имело место нарушение § 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Она гласит, что «каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона». В ЕСПЧ посчитали, что страдание и разочарование россиянки не могут быть компенсированы «одним лишь фактом установления нарушения» и присудили в её пользу 2 тысячи евро в счёт морального вреда.

Пока суд да дело

В январе этого года Европейский суд по правам человека обязал выплатить 20 тысяч евро предпринимателю Юрию Рудакову в счёт компенсации морального вреда за незаконный арест. Судьи увидели в действиях российского государства нарушение статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод – «Право на свободу и личную неприкосновенность».

Предприниматель был задержан по подозрению в незаконном получении кредита и мошенничестве и находился под арестом почти 22 месяца. Европейский суд пришёл к выводу, что после окончания предварительного следствия российские власти не представили достаточных оснований для дальнейшего содержания Рудакова под стражей. Дело Рудакова ждало своей очереди в Страсбурге почти семь лет.

«ЕСПЧ рассматривает жалобы в определённой последовательности – в зависимости от важности и неотложности затрагиваемых вопросов. В приоритетном порядке выносятся на обсуждение наиболее серьёзные обращения, вскрывающие широкомасштабные проблемы. К сожалению, оперативность судебного производства в Европейском суде оставляет желать лучшего. Примером чему стала жалоба, которая была подана мной в интересах Юрия Рудакова в ЕСПЧ в 2008 году, – пояснил адвокат Ерлан Назаров.

Вынужденный шаг

Пока готовилась эта статья, в прессе несколько раз прошла информация о том, что российские борцы за справедливость в разных сферах нашей жизни, в том числе в ЖКХ, подали жалобы в ЕСПЧ. Похоже, что печатаются такие сообщения или для красного словца, или для демонстрации якобы «бурной деятельности» нанятыми по делу юристами. А в результате пополнят эти жалобы многотысячный список не принятых к рассмотрению. Потому что не будут в ЕСПЧ рассматривать жалобу, которая не прошла ни одной судебной инстанции в России.

«Принимаемые Европейским судом положительные решения свидетельствуют о вынесении неправосудных актов национальными судами, направлены на восстановление нарушенных прав и компенсацию причиненного вреда. Обращение в ЕСПЧ, по сути, можно рассматривать, как вынужденный шаг, когда невозможно добиться справедливости в своём отечестве. Убеждён, что не следует отказываться от возможности защищать свои права, свободы и интересы в ЕСПЧ, постановления которого в соответствии со статьёй 46 Конвенции о защите прав человека и основных свобод являются обязательными для исполнения сторонами», – высказал свою точку зрения Ерлан Назаров.



Справка. Европейский суд по правам человека – международный судебный орган, расположенный в Страсбурге (Франция). Он состоит из судей, число которых равно числу государств – членов Совета Европы, ратифицировавших Конвенцию о защите прав человека и основных свобод. В настоящее время в нём работает 47 судей. В 2012 году Парламентская ассамблея Совета Европы избрала судьёй от России Дмитрия Дедова. По замыслу судья ЕСПЧ представляет интересы выдвинувшей его страны, независим и служит только закону. Для подачи заявления в этот суд должны быть нарушены фундаментальные права человека, записанные в Конвенция о защите прав человека и основных свобод: право на жизнь, запрещение пыток, запрещение рабства и принудительного труда, право на свободу и личную неприкосновенность, на справедливое судебное разбирательство, право на уважение частной и семейной жизни, свобода мысли, совести и религии, свобода выражения мнения и другие.

Для обращения в ЕСПЧ нужно как минимум обжаловать решение суда в вышестоящих инстанциях, Верховном или Конституционном суде. Подача жалобы в Европейский суд по правам человека государственной пошлиной не облагается. Российское государство ежегодно закладывает в бюджет средства, которые потом выплачиваются российским жалобщикам.

В статье использованы материалы Европейского суда по правам человека


для комментариев используется HyperComments