05.12.2016, Понедельник 23:44
  • 64,15
  • 68,47
  • 2,48
25 мая 2016 г. 15:10:44

Белгородский спринтер претендует на участие в Паралимпиаде-2016

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Юрий Носуленко: Я вернулся на прежний уровень
Юрий Носуленко. Фото Юрия Бограда

В прошлом номере мы рассказывали о сборной области по лёгкой атлетике, тренирующейся на шебекинском стадионе. Узнали и об уходе из спорта 25-летнего бронзового призёра чемпионата России Сергея Нестерова. Но кто-то уходит, а кто-то возвращается. Закон сохранения энергии, похоже, действует и в спорте. Именно в 25 лет, в мае 2012-го, начался затяжной «кризис жанра» у другого белгородского спринтера – заслуженного мастера спорта Юрия Носуленко.

После Паралимпийских игр 2012 года в Лондоне разошлись пути-дорожки спортсмена с первым тренером Владимиром Вдовенковым. Спортивные кондиции да и здоровье оставляли желать лучшего. Юрий всерьёз заинтересовался учёбой. Сейчас у него уже три высших образования. Две строительные специальности он получил в БГТУ им. В.Г. Шухова и с красным дипломом окончил факультет физкультуры и спорта БелГУ, защитив диплом по теме «Использование аутотренинга в комплексе с физическими упражнениями при травмах шейного отдела позвоночника».

— Юрий, такой диплом мог выбрать только энциклопедист, а тема вообще находится где‑то между спортом и медициной. Не будет ли медицинское образование четвёртым?

— Пока таких планов нет. А насчёт медицины всё просто и неизбежно: когда спортсмен с ПОДА (повреждением опорно-двигательного аппарата) серьёзно относится к своему организму, тонкостям подготовки, тренировкам и соревнованиям, он сам с годами становится самому себе если не доктором, то медбратом. Не от хорошей жизни, конечно.

— Когда у тебя возникли проблемы со здоровьем, расскажи об этом, если можно…

— До девяти лет я был обычным белгородским мальчишкой, учился в 45-й школе, начал заниматься футболом вслед за старшим братом Виталием, который поиграл в тогдашнем «Энергомаше». Но потом лишился кисти руки, найдя возле своей школы почти новый (скорее всего, кем‑то из мальчишек выброшенный в городе) противотанковый разрывной патрон.

— Пострадала рабочая рука?

— Нет. Кстати, далёкие от спорта люди насчёт таких, как я, наивно рассуждают: разве такая травма мешает бегать? Вопрос вполне логичный, отвечать приходилось не раз. Наш организм – такое сложное устройство, что нарушение симметрии, «перекос» в развитии остальных мышц могут не только ухудшить спортивные результаты, но и привести к проблемам с позвоночником. Конечно, я говорю о тех случаях, когда человек получает если не запредельную, то большую физическую нагрузку.

— Наверное, и твоё трёхлетнее «отступление» от российского и международного пьедесталов связано с этим же?

— Не совсем так. Не буду углубляться в тонкости физиологии, постараюсь объяснить популярно. Это было истощение на клеточном уровне, замедление процесса на этом уровне. А вот уже эти тонкие настройки приводили к обычным и привычным для любого легкоатлета травмам: стопы, голени, передней и задней поверхностей бедра, вплоть до позвонков.

— Теперь удалось с этим справиться?

— Надеюсь на это. После реабилитации в Саках мне кажется, что удалось выйти на прежний уровень. Зимой вернулся в элитную обойму и даже смог выиграть всероссийский турнир в феврале. Ещё за неделю до этого были проблемы, но проделанная работа перевела‑таки количество в качество. Многих списавших меня со счетов я удивил. Может, кого‑то и неприятно. Конечно, были и искренне порадовавшиеся за меня, но больше те, кто выступает на других дистанциях. Спортсмены могут относиться друг к другу с уважением, даже дружить, но конкуренцию никто не отменял.

— Не все читатели, особенно молодые, знают твою спортивную биографию. Можно для них вкратце напомнить основные вехи?

— Ещё в школе небезуспешно выступал в городской легкоатлетической эстафете. После поступления в университет начал тренироваться всерьёз. Десять лет назад, в 2006-м, выиграл чемпионат мира по лёгкой атлетике среди спортсменов с повреждением опорно-двигательного аппарата в Швеции. Через год было серебро в Ирландии. В 2009-м в составе паралимпийской сборной страны стал трёхкратным победителем молодёжного первенства мира. В том же году получил одно золото и два серебра на чемпионате мира в индийском Бангалоре. А в 2012 году чуть-чуть не добежал до пьедестала на XII летних Паралимпийских играх в Лондоне.

— Расскажи о крайнем успехе в эстафете 4 х 100 метров и назови личные рекорды на зимней 60-метровке и летней сотне.

— В 2013-м мы с ребятами взяли бронзу на чемпионате мира для спортсменов с ПОДА. Что касается личных рекордов, 60 метров – 7,18 секунды, стометровка – 11,09. Обязательно уточните: это электронное время (с точностью до одной сотой секунды. – Прим. авт).

Юрий Носуленко.
Юрий Носуленко.
Фото Юрия Бограда

— Хочется верить, рекорды не окончательные?

— Не буду загадывать. Многое станет ясно на чемпионате России в июне в Чебоксарах.

— Какое место нужно занять там, чтобы попасть в олимпийскую эстафету, а какое – чтобы пробиться в личные соревнования?

— На стометровке нужно быть первым, тогда выступишь и в «личке», и в эстафете. Второе место тоже даёт шансы, но уже без всякой гарантии.

— Но в эстафете бегут четверо. У олимпийцев бывает и пара запасных, бегущих в предварительных забегах. Почему не занять на национальном отборе четвёртое место и быть в команде?

— В этом и специфика соревнований для спортсменов с ПОДА и правил Паралимпиад. Во‑первых, собрать эстафету под силу не каждой стране и больших отборочных этапов нет. Во‑вторых, в паралимпийской эстафете бегут двое с травмами рук и двое с травмами ног. Так что по сути могу оспаривать только пару мест.

— Кого ты считаешь главными конкурентами на чемпионате России?

— Прогнозировать нелегко, всегда может появиться кто‑то новый. Но обычно мы об этом знаем и неожиданности – редкость. Так что, скорее всего, будем мы в финале бороться с Вадимом Труновым из Хакасии и Александром Марковым из Казани. Первый из них меня как‑то уже обгонял, но выиграл не так уж много – 0,2 секунды.

— А 200 м или средние дистанции не твои?

— Пробую «бодаться» на тренировках и со средневиками. Но они в этом сильней, поэтому спасибо, что помогают вырабатывать скоростную выносливость, работают в «тяге» (вид тренировки, когда один бегун тянет на эластичном «поводке» другого. – Прим. авт.), иногда бегут что‑то вроде эстафеты. А что насчёт двухсотметровки, то её просто нет в программе Паралимпиад.

— На всех участниках чемпионата страны лежит большая ответственность. Перед тренерами, перед собой, своими близкими. Ведь призёр Паралимпиады – обеспеченный человек, по крайней мере, на какое‑то время. А если споткнулся, не попал в команду и…

— … вселенской катастрофы не произошло. Начинай всё заново. Впрочем, люди разные, и мне в какой‑то мере легче. Пока не женат, дети есть не просят, родители и брат рядом. Работаю спортсменом-инструктором в Белгородской детско-юношеской спортивной адаптивной школе № 5, которой благодарен за понимание моих трудностей при подготовке к главным стартам.

— Плюс есть социальная пенсия, стипендия от Министерства спорта или паралимпийского комитета за успехи на чемпионатах мира и Европы?

— Не совсем так. Если ты, к примеру, привёз медаль с чемпионата Европы, то и стипендию тебе будут платить только этот год. Дальше надо подтверждать, побеждать снова. Так что не шикую, в среднем получаю примерно столько же, сколько хороший учитель.

— Молодой человек с тремя образованиями и званием заслуженного мастера спорта, небезызвестный в стране, наверное, мог бы найти более прибыльную и непыльную должность?

— Может быть. Но пока я так не думаю. Весна, первая чистая зелень, яркая дорожка, приятели рядом. Неужели лучше где‑то сидеть в четырёх стенах и мечтать только о прибавке, отпуске или корпоративе? Кому как, а мне ещё рано!


для комментариев используется HyperComments