04.12.2016, Воскресенье 02:50
  • 64,15
  • 68,47
  • 2,48
17 февраля 2015 г. 12:32:29

Грайворонские поисковики за шесть лет подняли из земли более 250 советских бойцов

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Возвращая из забвения
Поисковики проводят разведку в лесу. Фото Владимира Юрченко

Через 70 лет после Победы в белгородской земле ещё лежат неизвестные солдаты. Возвращают их из забвения поисковые отряды нашей области. Один из них – «Грайворонский рубеж».

Умер за день до Победы

На пороге Гора-Подольской школы, в которой располагается историко-поисковый клуб «Грайворонский рубеж», нас встречает его руководитель Виталий Жеребилов. Он сразу начинает рассказ и ведёт показывать выставку – следы минувшей войны.

«Вот боеприпасы к немецкой пушке, фрагмент брони, а вот укупорка от снаряда к орудию РАК-37… Всё это уже обезврежено сапёрами», – говорит Виталий Анатольевич, показывая находки поисковиков.

Чего тут только нет – магазин от немецкой автоматической зенитки «Эрликон», выстрелы от шестиствольного немецкого миномёта, советские и немецкие шлемы... А вот шрапнельные снаряды – их использовали против самолётов. Выставка «Эхо войны» подготовлена к 70-летию Великой Победы. В 2015-м возле школы планируют открыть и памятник детям войны.

Экспонаты найдены поисковиками клуба «Грайворонский рубеж».
Экспонаты найдены поисковиками клуба «Грайворонский рубеж».
Фото Владимира Юрченко

Рядом с находками – стенд с фотографиями не вернувшихся с войны гора-подольцев. Среди них и прадед Виталия Жеребилова – Дмитрий Трофимович. Как всё-таки несправедлива бывает судьба. Дмитрий Трофимович был призван в 1941 году, прошёл всю войну и всего один день не дожил до Победы. По роковой случайности 5 мая 1945 года он заступил вместо товарища на боевой пост и попал под авианалёт. Всю жизнь родственники делали запросы о его судьбе. А ответом им были три слова – пропал без вести. И только шесть лет назад при помощи поисковиков Виталий Анатольевич узнал о последних днях жизни прадеда. Согласно официальным документам, 5 мая он попал в госпиталь с тяжёлым осколочным ранением, а 8 мая умер от болевого шока в местечке Регерсдорф. Дмитрия Трофимовича похоронили в могиле № 3. Но найти её теперь сложно.

Военные находки

Мы продолжаем экскурсию уже внутри школы. В ещё одну экспозицию вошли предметы армейского обихода, найденные при поисковых работах. С одной стороны – немецкие вещи, с другой – советские.

Перочинный нож, швейцарские часы, взрыватели, учебные патроны, индивидуальный пакет, приспособления для установки мин натяжного действия, ложки, зажигалки – солдат давно нет, а их вещи живут.

Фото Владимира Юрченко

Рядом ружейная витрина. Автоматическая винтовка СВТ-40 – с этим отличным, хотя и сложным в производстве и обращении оружием начинала войну советская пехота. Винтовка Мосина – знаменитая трёхлинейка, служившая ещё в Первую мировую. Немецкий карабин К-98, штык-нож, один из символов Великой Отечественной – надёжный ППШ... А вот ствол от немецкого MG-34 – после интенсивной стрельбы его меняли на холодный запасной; ленты пулемётов MG-34 и MG-42, выкопанные под Ельней… Фрагмент ленты чешского пулемёта – это редкая находка, как и брезентовые ленты от советского максима. Чтобы они не распались, их вымачивают в глицерине. Оружие в экспозиции не является действующим. И всё оно лежало практически под ногами грайворонцев.

Награды и предметы окопного быта.
Награды и предметы окопного быта.
Фото Владимира Юрченко

В экспозиции есть и медальоны, в которые бойцы вкладывали записки с личными данными. Их ещё называли медальонами смерти. Бумага в них плохо сохранилась, и прочитать имя воина обычно нелегко.

«Мы вкладываем записку между стёкол, в течение двух дней она периодически открывается и просушивается, – рассказывает Виталий Анатольевич. – Буквы проявляются не всегда. Но можно использовать микроскоп. Содержимое вот этого медальона мы прочитали – он принадлежал бойцу из Пензы. А вот эту бумагу отвезу другу, он обработает её реактивами, и, возможно, мы что-то увидим. Этот медальон образца 1925 года».

Есть в школе и музей, где большую часть занимают поисковые находки. Но главным делом поисковиков остаётся розыск и захоронение солдат Великой Отечественной войны. И мы движемся дальше – туда, где шли жестокие бои.

В этом медальоне хранилась записка погибшего красноармейца.
В этом медальоне хранилась записка погибшего красноармейца.
Фото Владимира Юрченко

Кровавый луг

Первая остановка – мемориал воинской славы в селе Глотово. На памятнике 22 фамилии. Погибшие бойцы 309-й стрелковой дивизии дрались здесь в марте 43-го, их останки найдены возле озера Круглого. Говорят, что после боя весь луг был усеян трупами. Два дня оттуда раздавались стоны и крики о помощи. Но немцы не разрешали местным жителям подойти и помочь советским солдатам, умиравшим в мучениях.

Одного старика заставили выкопать яму и стаскивать туда солдат. Он хотел вытащить у погибших бойцов документы, но немец заметил это и пригрозил селянину. Одну солдатскую книжку старик всё-таки достал. Она принадлежала бойцу из-под Харькова. После окончательного освобождения Грайворонского района в 1943-м документы пешком за десятки вёрст отнесли родственникам солдата.

Рядом с памятником – Аллея Славы. Виталий Жеребилов показывает фотографию родного брата своей бабушки. Иван Токарь был танкистом, старшим лейтенантом, и погиб в 1944 году.

Фото Владимира Юрченко

А мы отправляемся дальше – в Козинку. Недалеко от стоящего здесь мемориала – небольшое здание. Раньше там находился госпиталь. На некотором расстоянии от него стоит дом. Несколько лет назад у него появился новый хозяин и стал делать ремонт. Когда мужчина на машине подвозил к дому стройматериалы, по селу шёл местный старожил.

«Что же ты, сынок, по костям ездишь, – посетовал старик. – Тут же солдаты похоронены».

Владелец дома забеспокоился и позвонил поисковикам. Оказалось, что возле его ворот было госпитальное захоронение на 19 человек. Всего в госпитале умерли 110 наших солдат. Так что поисковики продолжают искать.

Рядом с бывшим госпиталем – старинный храм Иоанна Богослова. Рассказывают, что на его колокольне находился советский пулемётчик, который перебил множество немцев. Храм был окружён, а боец спустился вниз и исчез. Может быть, всё дело в тайном подземном ходе, а может, это – чудо.

Ещё одна остановка на нашем пути – мемориальное кладбище в центре Грайворона. Справа расположено братское захоронение, сделанное в октябре 2013 года. Там похоронен 41 воин. Слева – могила, датированная августом 2014-го. В ней покоится 31 боец.

Берущий за душу, отлитый из меди памятник солдатам, защищавшим Родину, стоит и в селе Замостье. Его открыли 25 декабря 2014 года. В расположенной тут же братской могиле сначала похоронили восемь бойцов, а позже ещё четверых, найденных по бывшим стрелковым ячейкам. Всё это – работа поисковиков.

Фото Владимира Юрченко

Основы поиска

Взрослое отделение историко-поискового клуба «Грайворонский рубеж» организовали в сентябре 2009 года. Почти через три года на базе местного отделения ДОСААФ создали и детско-юношеский клуб. За прошедшие годы поисковики подняли останки более чем 250 солдат только в Грайворонском районе. Кроме этого они выезжают в Смоленскую и Тверскую области, где участвуют в совместных эксгумациях.

«Грайворонский рубеж» также ищет родственников погибших солдат, участвует в военно-исторических реконструкциях. Но наиболее интересная часть работы – это, конечно, сам поиск.

Как же ищут останки солдат Великой Отечественной? Чтобы воочию увидеть процесс работы, мы направляемся в заснеженный лес, где во время войны стояли немецкие танковые части. Виталий Анатольевич рассказывает, что сначала поисковики находят описание боёв в архивах, а затем выезжают на место, захватив необходимые инструменты. Сначала ищут стреляные гильзы и осколки, а обнаружив их, начинают непосредственный поиск бойцов.

Металлоискатель и щуп незаменимы для любого поисковика. Первый реагирует на шлемы, оружие и прочее железо. Второй вгоняется в землю. Останки могут находиться как у поверхности, так и в глубине. Часто поисковикам приходится копать разведочные шурфы.

Сейчас в лесу снегопад, мороз щиплет за щёки, но работать можно и в таких условиях. Мы идём по тропинке, впереди – воспитанницы клуба с металлоискателем, позади – мальчишки с лопатами. Две школьницы-тёзки Виктории рассказывают, что в клубе они занимаются уже третий год и теперь могут самостоятельно проводить эксгумации.

Металлоискатель между тем сигналит о том, что в земле что-то есть. Несколько взмахов лопаты и…тревога оказалась ложной. Перед нами обычная «мирная» советская ложка: после войны в лесу успело побывать много людей. Так что наши поиски продолжаются.

И вот опять сигнал металлоискателя. На этот раз повезло больше. Виталий Анатольевич отряхивает от земли новую находку – капсюль. Он повреждён временем, и понять, частью какого боеприпаса было это устройство, пока сложно. Очистить и подробно рассмотреть его можно позже.

Находка поисковиков.
Находка поисковиков.
Фото Владимира Юрченко

По лесу мы бродили два часа. За это время успели найти фрагмент обоймы немецкой винтовки и ещё несколько вещей. И в итоге поняли, что поиск – дело кропотливое и требующее терпения. Но как радуются поисковики, когда находят солдат!

Однако не только поисковые экспедиции привлекают участников клуба. На занятиях они узнают о каждой военной операции то, чего не найдёшь в учебнике. Да и самим им есть что рассказать. Об истории, которая у них под ногами.


для комментариев используется HyperComments