• 59,65 ↓
  • 70,00 ↓
  • 2,33 ↓
20 июля 2017 г. 15:37:54

«Белгородские известия» узнали у психологов, насколько опасны сообщества, рассказывающие детям о блатной романтике

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Урки интернетные. Почему подростки увлеклись зоновской романтикой
Фото с сайта blogsgrms.com

Речь о группах в соцсетях, в которых встречается аббревиатура АУЕ. Расшифровывается как «арестантско-уркаганское единство» или «арестанский уклад един».

Блатная романтика

Группа АУЕ. в социальных сетях уже не первый год служит предметом ожесточённых споров. В её ленте – дорогие машины, волчьи морды, оружие и скриншоты из криминальных фильмов. Цитаты о крутости и красоте бандитского мира и его сентиментальности: то зек через решётку поливает цветочки, то он же надрывно исповедуется в любви к маме. А итог этой виртуальной романтики вполне реальный. Сначала – попытки отобрать деньги у младших на общак, отрицание законов, подражание бандитской иерархии. Затем – реальные преступления, следствие, суд. Камера. И только тогда подростки понимают, что красивые картинки имеют мало общего с реальностью и это не та мечта, за которой следовало идти. А начиналось с безобидных лайков в соцсетях.

В подобных сообществах состоят сотни белгородских подростков. Мы пытались поговорить с ними в соцсетях об АУЕ. Ответы получали короткие и своеобразные.

— Я сказал, я не мусорской!
– Слышь ты, фраер!
– На киче за такой базар опустить могут!

Читать такие высказывания от 15–17-летних ребят, которые не нарушали закон и спокойно живут с папами и мамами, дико. Тем более что во взрослой жизни вся эта рождённая в 1990-е романтика постепенно уходит в небытие.

Что движет подростком

Директор Белгородского регионального центра психолого-медико-социального сопровождения, психолог Екатерина Викторова объясняет это возрастом:

«В последние 20 лет романтизм бандитизма был создан шансоном, сериалами, СМИ. А тут в соцсетях показали романтизм блатной среды, и подросток воспринимает картинку. Тем более возле своего компьютера он чувствует безопасность: я же с другой стороны сижу, могу в любой момент выключить кнопочку. Но это псевдобезопасность. Взрослым вообще нужно понимать, что подросток не может объективно оценить степень опасности, потому что у него ещё в полной мере не сложился инстинкт самосохранения. Образно говоря, он считает, что все упадут с десятого этажа вниз, а он полетит вверх. Для подростков вообще характерно рискованное поведение. Это особенности роста. Проявляется такое поведение по‑разному. Это и попытки заниматься экстремальными видами спорта, показать свою значимость через моду. Это и сделанная втихомолку татуировка либо подписка на такие вот группы в соцсетях».

Сотни белгородских подростков, подписанные на АУЕ, – уже повод серьёзно задуматься. Не факт, что обычная подписка в соцсетях сделает из ребёнка бандита. Тем не менее игнорировать такую угрозу нельзя.

Фото Вадима Заблоцкого

Екатерина Викторова утверждает, что подавляющее большинство подростков подписано на группу из‑за так называемого полевого поведения:

«В этом возрасте подростка постоянно кидает из стороны в сторону. Он ищет себя, своё место в мире. Плюс современный подросток обладает клиповым мышлением. Он ведётся на картинку: что увидел, туда и зашёл. Посмотрел там, посидел здесь и пошёл дальше. Такое поведение и называется полевым. Но если ребята начинают жить этим, постоянно пропадают в таких группах, и уже не только как наблюдатели, но и активно включаются в полемику, отстаивают интересы группы, медлить нельзя. Таких детей сразу берут на контроль. Их очень мало, и не всегда они из неблагополучных семей. Часто причина в том, что социальную активность эти дети не могут проявить среди сверстников».

Десятки опасностей

Таких групп, как АУЕ, в Интернете десятки. И если с экстремистскими объединениями всё понятно – с ними борются, их закрывают, то группы с арестантской тематикой формально ничего не нарушают, и найти законное основание для их закрытия достаточно сложно.

«Помимо той группы, о которой мы говорим, есть большое количество групп экстремистско-радикального направления. Но под них очень чётко есть законодательство. И если мы видим наличие данной группы, то через Роскомнадзор подаём заявку, – говорит Викторова. – Причём заявку может подать любой: родитель, педагог и даже сам подросток. Однако не все группы имеют ярко выраженное экстремистское направление. Многие из них деструктивны по своей сути, как АУЕ, но пока закон такие группы не трактует как экстремистские. И общество ещё не знает, как справляться с такими опасностями и как жить в новой среде. Цифровая педагогика и дидактика только в развитии. А для современного подростка новая среда обитания такая же естественная, как и биологическая».

Специалисты центра постоянно исследуют соцсети, выявляя опасные группы и подростков, заинтересовавшихся запретными забавами. Этим же занимаются в той или иной мере правоохранительные органы и уполномоченный по правам защиты детей. Однако без поддержки родителей, считают психологи, вся их работа – капля в море. Только они смогут заметить и в полной мере оценить опасность.


Советы психологов

Семь признаков зависимости ребёнка от опасной группы:

  1. Перестаёт общаться с родителями и близкими. Часто диалог с ним ограничивается короткими «да» и «нет».
  2. Проводит в Интернете несколько часов подряд, забывая о сне и еде.
  3. Перестаёт следить за собой, в том числе соблюдать личную гигиену.
  4. Забывает о прежних интересах и увлечениях.
  5. У него появляются искусственные раны либо он расцарапывает себя до крови.
  6. Он стал хуже учиться либо совсем перестал ходить в школу.
  7. Его поведение стало скрытным, родители не знают, что он делает и как проводит время.

Если вы заметили один или несколько таких моментов, начинайте исправлять ситуацию. Разговаривайте с ребёнком, выясняйте причины. Не бойтесь обращаться за помощью. Потом будет поздно.


для комментариев используется HyperComments