5 июля 2018 г. 15:15:15

 

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Тихая-тихая. За что алексеевскую реку занесли в Книгу рекордов Гиннесса
Фото Владимира Юрченко

Тихая Сосна – правый приток Дона. Первые письменные упоминания о реке датируются 1389 годом.

Начало берёт у села Покровка Волоконовского района. Протекает в Красногвардейском, Алексеевском районах Белгородской области, в Острогожском и Лискинском районах Воронежской области. Общая протяжённость – 161 км, по территории Белгородчины – 105 км, по Алексеевскому району – 43 км.

Основные притоки – реки Усердец и Камышенка. Почему речка названа Тихой, вроде бы понятно – за скорость течения. А слово «Сосна» вызывает споры. Может, хранится в нём память о хвойных лесах, когда‑то растущих по берегам. А может быть, происходит оно от древнего индоевропейского корня «цна», который тоже означает «тихо»?

Так или иначе, согласитесь: нынешнее название у реки поэтическое. Немало сложено о ней стихов, песен, повестей. А журналисты межрайонной газеты «Заря» выпустили книгу «Вдоль по Тихой Сосне» – творческий итог путешествия по родным местам.

Берег детства

«В детстве мы пропадали на речке, особенно летом», – говорит коренной алексеевец, известный белгородский краевед Анатолий Кряженков.

Кургузивка – так назывался родной для Анатолия Николаевича микрорайон райцентра. Река – вот она, в двух шагах босыми ногами. Под присмотром старших ребят научился плавать, а лет в 7–8 впервые переплыл речку – сдал «экзамен» местного пловца. Ширина Тихой Сосны там достигала 30–40 м, глубина – не меньше двух метров. Здесь же ребятня наравне со взрослыми рыбачила: на хлебный мякиш хорошо клевали плотвичка, краснопёрка. Поодаль опытные рыбаки на плоскодонках добывали леща. В послевоенные полуголодные годы рыба сильно выручала.

Лёд идёт!

Помнит Анатолий Кряженков речку не такой уж и тихой:

«Ледоход на Тихой Сосне был зрелищем впечатляющим, – рассказывает он. – Льдины несутся, наскакивают друг на друга, шум стоит! Мальчишки – отчаянные головы – прыгают на них, проплывают немного и выскакивают на берег».

Ледоход очищал реку, вырывая с берегов камыш. Это было до 50–60-х годов прошлого века. Случалось, лёд повреждал опоры центрального моста, в то время ещё деревянного. И тогда сообщение между разделёнными рекой центром города и железнодорожной станцией прекращалось. Местный хлебозавод заранее запасался мукой, чтобы не простаивать в ледоход.

Укрепляли мост дополнительными подпорками – сторожами. Бывало, вызывали сапёров взрывать льдины на Тихой Сосне – то‑то зрелище было!

Старый мост со временем сменился железобетонным, но теперь, пожалуй, и деревянный бы вполне устоял: такого мощного ледохода, как и половодья, не наблюдается на Тихой Сосне уже как минимум полвека.

 

  • Анатолий Кряженков.

Хвать за пятку!

«Люблю эту реку как близкого человека», – вслед за писателем Гавриилом Троепольским, уроженцем Воронежской земли, эти слова и сегодня могут сказать многие алексеевцы. Например, Юрий Кравцов 70 лет – с рождения – живёт в Ильинке.

Его супруга Александра Петровна приехала сюда в 1970-м. Ильинка – первое село, встречающее Тихую Сосну на алексеевской земле. Недалеко от него река так заросла камышами, что её едва можно разглядеть.

Дом Кравцовых – прямо на берегу, на улице Меловой, прозванной в народе Белоглинкой. Местная купальня – своими силами оборудованный пляж – тоже называется белоглинской.

«У нас считалось зазорным, если ты ходить научился, а плавать ещё не умеешь, – вспоминает послевоенное детство Юрий Васильевич. – Годиков с трёх меня учили плавать».

Подрос – стал ловить здесь ёршиков. Как водится, переплывал и переныривал речку (нырял на одном берегу, а выныривал на другом): для этого нужны были тренировка и сноровка, речка‑то была шире и глубже. Случалось, раки щипали за пятки.

В конце 50-х годов прошлого века дед Кравцова Демьян Тимофеевич Личманов вместе с другими колхозниками сажал здесь вербы для укрепления берега. 4 км тянулась прибрежная посадка.

Не дадут в обиду

«По весне река разливалась так, что мы на работу в школу на лодках плыли», – вспоминает прежние годы Александра Петровна.

Ширина белоглинской купальни – 25 м на глаз. Речка здесь настолько чистая, что можно посчитать водоросли. Сгрудившиеся у берега вербы, клёны, ясени не позволяют совсем уж прогреться воде, и в летний зной, особенно в выходные, народу здесь много.

Много лет купальный сезон Юрий Кравцов открывает, скашивая траву на берегу и водоросли в воде. По‑дедовски, вручную. И уж точно он, как и другие местные жители, не позволит отдыхающим оставлять после себя мусор.

Есть у речки защитники и среди молодёжи. Жительница Алексеевки, новоиспечённый географ – выпускница БелГУ Виктория Курепина, например, посвятила ей свою дипломную работу: изучала содержание в воде нитратов, нитритов и солей аммония. Критического превышения допустимых показателей не обнаружила:

«Я с детства купалась в Тихой Сосне, ездила с семьёй на рыбалку, – улыбается девушка. – И ещё тогда решила, что буду её защищать. Я никогда не оставляю мусор на берегу и делаю замечание, если вижу, как кто‑то загрязняет реку».

Квакушкино одеяло

В районе села Ближнее Чесночное Тихая Сосна широкая: 60 м. Дмитрий Полковницкий лично проверил шагами по льду. А летом приглашал специалистов с эхолотом мерить глубину: 4,7 м. Такой глубины, сказали ему, не встречали и на близких к Дону участках – от Коротояка до Лисок.

Дмитрий Иванович тоже вырос на Тихой Сосне. Сейчас она для него – личная ответственность и главная кормилица. Несколько лет назад он взял в аренду прибрежный участок, расчистил территорию, обустроил базу отдыха «Придонье».

 

  • Виктория Курепина.

  • Центральный пляж.

  • Дмитрий Полковницкий.

На такой глубине и водорослей нет, уверяет он. А рыба облюбовала местечко: сом, окунь, язь, линь, а во время нереста и рыбец.

Замечаю у берега зелёные кружевные лоскутки.

«Это лягушки одеяло ткут, – смеётся в ответ Дмитрий Иванович. – Я с ними воюю!»

Помогают ему в борьбе с квакушками и аисты, поселившиеся неподалёку.

Рыбацкое счастье

Рыбные места на речке есть, но их знать надо. Вот, например, в 1992 году житель райцентра Николай Герасименко на спиннинг поймал в Тихой Сосне сома весом 40 кг и длиной 165 см. В центре города, недалеко от детского лягушатника. Фотография счастливого рыбака вместе с трофеем была опубликована в одном из апрельских номеров «Зари».

Но в Книгу рекордов Гиннесса Тихая Сосна попала по другому поводу. В разделе «Жизнь в воде» сообщается, что в нашей реке в 1924 году выловили белугу весом 1 227 кг. Брюхо её было набито чёрной икрой: 245 кг, по нынешним временам – целое состояние, 200 тыс. долларов. Никаких подробностей, в том числе об источнике информации, книга не сообщает. Если верить в эту историю, то произойти она могла, вероятно, в Воронежской губернии, недалеко от места встречи Тихой Сосны с батюшкой-Доном.

Директор Острогожского историко-художественного музея имени И.Н. Крамского Марина Пилипенко тоже однажды решила перепроверить историю о чудо-рыбе. Но в областном архиве и подшивках газеты «Коммуна» сведений о белуге не нашлось. Оставалась надежда на сохранившиеся номера местной районки «Наша жизнь» за 1924 год:

«Я увидела, что некоторые публикации из газеты вырезаны – неизвестно, кем и когда, – говорит Марина Ивановна. – Может быть, как раз исчезла заметка про рыбу?»

А не так давно в музей пришёл потенциальный меценат и предложил спонсорскую помощь взамен на снимок и документальное подтверждение рекордного факта. Но где же взять этот снимок?

Так что, верить или нет Гиннессу – решайте сами. Думается, что Тихая Сосна без всяких рекордов заслужила уважительное и бережное к себе отношение.


Как купальню назовёте…

В прошлом году в Алексеевке капитально благоустроили центральный пляж, излюбленное место отдыха местных жителей. Однако на Тихой Сосне немало неофициальных пляжей – они здесь зовутся купальнями: «Круча», «Мостик», «Пеньки». Названия, в общем‑то, понятны. А в 1960-е годы недалеко от центрального моста появился пляж «Чивонави». Есть версия, что названием он обязан одному из школьных учителей с отчеством Иванович, но ни фамилии, ни имени не сохранилось. Возможно, здесь кроется перекличка с повестью воронежского писателя Евгения Дубровина «В ожидании козы», которая как раз и вышла в свет в 60-х. Один из её героев, пройдоха Сева Иванович, в разговоре переворачивал слова задом наперёд, как и своё имя: Авес Чивонави. Дубровин хоть и вырос на берегу другой речки, но Тихая Сосна не была для него чужой: некоторое время писатель работал в Острогожске.


для комментариев используется HyperComments