• 58,10 ↑
  • 69,68 ↑
  • 2,22 ↑
6 июля 2017 г. 11:34:40

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Татьяна с песнями. Зачем жительница Верхней Покровки создала музей народной культуры
Татьяна Чемрова. Фото Юрия Коренько

«Господь дал мне четыре таланта», – с ходу признаётся Татьяна Чемрова, едва мы переступаем порог Дома культуры в красногвардейском селе Верхняя Покровка.

Здесь расположена выставочно-музейная комната народной культуры, которую селяне называют просто: музей. Татьяна Захаровна в нём – и директор, и главный хранитель.

Детство с войной пополам

Мы беседуем среди кукол в народных костюмах, прялок, икон и хозяйственной утвари. Слушая её напевный южнорусский говор, я постепенно понимаю, что талантов у Татьяны Захаровны много, больше четырёх, и главные из них, пожалуй, жизнелюбие и оптимизм. Лишь однажды глаза её стали влажными от слёз: при воспоминаниях о довоенной и военной поре.

«Родилась я в 1936-м, и голод тогда был страшенный, – качает головой Татьяна Захаровна. – Мама моя, Прас­ковья Ильинична, рассказывала, что жива я осталась благодаря своему крёстному. Идёт он рано утром на работу, занесёт нам кусочек лепёшки: мама завернёт его в ветхую тряпицу, пожуёт и даёт мне вместо соски. А вечером, на обратной дороге, крёстный ещё кусочек лепёшки даст, теперь уж до утра…»

Выжили, слава Богу, и вот уже второй ребёнок в семье народился. И тут Великая Отечественная война началась… Отец, Захар Иванович Монин, ушёл на фронт. Попал в плен, чудом остался жив. А когда сбежал из неволи, прошёл через «фильтрацию» на Родине. Потом всю жизнь трудился в колхозе.

В плену переживал Захар Монин, что не успел повенчаться с женой, и дал себе зарок исправить ситуацию, коли жив останется… Тот день, когда родители повенчались в церкви в селе Солдатка (в Верхней Покровке храма не было), Татьяна Захаровна помнит и сейчас. Позвали гостей, устроили праздник, как полагается – с плясками и песнями. Подпевала взрослым и ­Татьяна: с раннего детства полюбила она народные песни.

Татьяна с песнями

Всё‑таки из какого‑то особого теста выпечено пережившее войну поколение, замес был явно крепче. Поставьте сейчас 14-летнего подростка на ручную прополку в поле. Да что подростка – автор этих строк рассыплется на первой же сотке… А в ту пору это было нормально: взрослым доставались участки по 40 соток, а детям – 20.

«Пололи коляндру (кориандр. – Н.К.), просо, гречиху, – вспоминает Татьяна Захаровна. – Идёшь, согнувшись, и выбираешь весь сорок. А если пропустишь где, не отличив сорную брицу от проса, так вернут и укажут».

В послевоенную пору, после окончания местной семилетки, успела Таня Монина и весовщицей поработать, и на торфоразработках в Ленинградской области. С тех «торфяных» денег купила себе швейную машинку. Вернувшись в родное село, стала работать на ферме.

«Несу, бывало, на коромысле пойло поросятам, а сама песни пою», – смеётся ­Татьяна Захаровна.

Про неё так и говорили: «Татьяна с песнями идёт». Особенно полюбилась ей народная «В роще калина». Прервав свой рассказ, она с удовольствием спела:

Перевоз Дуня держала, держала, держала.
Перевозчика наняла,наняла, наняла…

…Тогда приглянулась бойкая певунья Николаю Чемрову, трудившемуся в колхозе. Повенчались молодые и всю жизнь вместе делили, четверых детей воспитали.

«В старые‑то времена считалось грехом жить невенчаными, – рассуждает собеседница. – И дети в таком браке назывались подтынниками… А сейчас венчаются больше ради похвалы».

Не только этот, но и другие заветы предков чтит Татьяна Захаровна.

Фото Юрия Коренько

На память потомкам

До поры до времени бережно хранились у неё «на потолку» (то есть на чердаке. – Н.К.) ненужные, казалось бы, вещи – люлька и детская кроватка-качалка, старый сундук, коромысло, чугунный утюг…

И не смогла Чемрова равнодушно пройти мимо, увидев однажды в сельском Доме культуры одиноко стоявшие прялку и глиняный кувшин: решила дополнить «народный уголок» своими экспонатами. Так и началась эта музейная история. Специально для затеи Татьяны Захаровны оборудовали в ДК отдельную большую комнату. И тут всем её талантам нашлось применение.

Два с половиной года она приводила в порядок всё, что хранилось «на потолку»: отмывала старые прялки, выстирывала и отбеливала покрывала, наволочки и сорочки, реставрировала одежду. Сделала старинный русский головной убор «сороку». Мастерила малых кукол – чтобы люлька и кроватка не пустовали, и больших – чтобы показать народные костюмы. И как догадалась рисовать лица на них! Заметит, что показывают кого‑то крупным планом по телевизору, так скорей переводить лицо с экрана на ткань…

И в то же время расспрашивала односельчан, у кого есть старинные вещи. А ведь в ту пору Чемровой за 75 годков перекатило, и она была главной заводилой в клубе пожилых людей «Сударушка».

Фото Юрия Коренько

Отцовская балалайка

Открылась музейная комната в сентябре 2015 года, и нужно ли говорить, какое это было событие для всей Верхней Покровки! С тех пор частые гости здесь – местная детвора, да и взрослым есть чему удивиться и о чём задуматься.

Ни один праздник в селе не обходится без Татьяны Захаровны. И сейчас она активная участница проекта Верхнепокровского поселения «Старость в радость», который учит нынешнее поколение уважительному отношению к пожилым.

Те таланты, которыми наградил её Гос­подь, Татьяна Захаровна понимает как долг – перед родной Верхней Покровкой, перед земляками. Казалось бы, выполнила она долг этот, подарив людям память о вековых народных традициях. Ведь даже описала каждый экспонат в музее, чтобы те, кто придёт после неё, смогли всё верно объяснить.

Однако осталась ещё мечта у Татьяны Захаровны Чемровой: научиться играть на балалайке. Отец‑то, Захар Иванович, славно играл, до сих пор она бережёт его балалайку. Как только найдётся мастер настроить инструмент, сразу начнёт учиться. И наверняка на очередной встрече в клубе «Сударушка» земляки услышат в её исполнении и «Страдания», и «Барыню»…


для комментариев используется HyperComments